Волчьи законы. Вырвать сердце.

Размер шрифта: - +

2.

Пришла в себя я под пение птиц… и снова в лесу – солнечные лучи пробивались сквозь листья деревьев. Последняя надежда на то, что все произошедшее вчера мне приснилось, разбилась о жестокую реальность. Приподняв голову я огляделась. Моя тушка лежала на импровизированной лежанке из еловых веток, сверху, правда, накинута какая-то тряпица, видать чтобы иголки не колялись. Не подалеку я увидела небольшой костерок, который уже почти затух. Больше никого вокруг не было. Пока я вертела головой, справа раздался шорох, повернувшись на звук я увидела, как на поляну вошел огромный черный волк. Тут же в памяти замелькали картинки – Виктор отсекает напавшему на нас мужчине голову, и тут обрастает шерстью, черной. Не может этого быть…

-Виктор?! – мой голос сорвался на фальцет.

Волк выплюнул что-то из пасти и, не успела я глазом моргнуть, как передо мной уже стоял мужчина. Моя челюсть неэстетично отвисла, но визжать и терять сознание я не собиралась. Ну, ведь не даром говорят, что человек – такая скотина – привыкает во всему.

-Наконец-то очнулась! – недовольным голосом проворчал мужчина, подбирая с земли то, что ранее плюнул из пасти. - Что-то ты очень впечатлительна. Мне пришлось тебя на горбу тащить из этой проклятой деревеньки. Тут недалеко ручей есть, можешь привести себя в порядок, пока я займусь едой. Там, под покрывалом, одежда, переоденься.

Виктор, произнося эту фразу, как-то наморщил нос, или мне это показалось!? Так, ладно, подумав, что привести меня в порядок сможет лишь бутылка коньяка, решила все-таки пойти к ручью. Отыскав под подстилкой, на которой проснулась, сверток, взяла его и пошла в ту сторону, куда указал рукой Виктор. Пройдя, буквально, шагов десять, наткнулась на небольшой ручей. Прозрачная вода, переливаясь бликами на свету, быстрым ручейком убегала прочь. Увидев кристально чистую воду я, бросив вещи, которые держала в руках, упала на колени и, зачерпывая воду руками стала жадно пить. О, Боже! Такой сладкой воды я не пила никогда в жизни! Утолив жажду, я, зачерпнув ледяной воды в ковшик рук, умыла лицо. Мне сразу же стало легче. Стянув с себя тряпку, в которую превратилось треклятое алое платье, и подстелив ее под попу, я села возле ручья и стала обмываться. Каждая вымытая часть тела дарила небывалое удовольствие, я будто заново рождалась.

Когда я полностью смыла с себя грязь, чувствуя невероятное блаженство, не одеваясь села возле ручья, пытаясь пальцами распутать колтун, в который превратились мои волосы. Кое-как разделив один колтун на несколько по-меньше, заплела в косу, завязав лоскутком, который оторвала от платья. Мне нужна передышка, чтобы подумать. Все произошедшее со мной было настолько абсурдным, что в реальность происходящего не верилось ни на грош. Все это было похоже на постановку, на розыгрыш. Сожжение, средневековая деревня, спасение меня Виктором, и в конце опять же нападение. В мыслях вертелась догадка, что это может быть шутка моего несостоявшегося свекра, его состояние позволяет еще не такое представление устроить. Но во-первых, зачем это могло понадобиться Владимиру Семеновичу, а во-вторых – когда Виктор отсек голову тому парню, это не было похоже на постановку, да и превращение Виктора в волка и обратно… возможно, что искусство иллюзии шагнуло далеко вперед, но как-то сомнительно, уж очень все реалистично. Остается одно – напрямую спросить у Виктора – что происходит. И не смотря на то, что этот мужчина внушал мне безотчетный страх, нужно все выяснить.

Тут до моего обоняния донесся умопомрачительный запах жарящегося мяса. Желудок выдал заунывную руладу и сжался. Я осознала, что не ела больше суток, рот наполнился слюной. Подскочив с земли я развернула сверток с одеждой. Тааак… безразмерная рубашка сероватого цвета и коричневые брюки. Дрожащими руками я стала натягивать штаны, так как одежда была явно мужской (ну не видела я тут женщин в брюках, только платья) брюки в бедрах мне были как раз, только пришлось их подвернуть, а вот рубашка… хм… в ней поместились бы три меня, как минимум. Так как мое алое платье не предполагало наличия белья под ним, то пришлось обойтись без него, надев все это на голое тело. Рубаха была как платье и доходила почти до колен, рукава пришлось подвернуть до половины. Обуви не было. Скоро мои ступни будут как подошва – босиком второй день по иголкам, веткам и камням. Мда… Стараясь не наступать на торчащие ветки я поспешила на запах еды.

Виктор сидел на корточках и вертел нанизанные на ветки мясные кусочки, на звук моих шагов он обернулся и усмехнулся, увидев с каким вожделением я смотрю на мясо. Мне было все равно, единственное, что меня сейчас интересовало, так это по-скорее впиться зубами в кусок мяса. Мужчина протянул мне ветку, я же не медля за нее ухватилась и отойдя чуть в сторону, плюхнулась со своей добычей на лежанку, на которой проснулась. Мясо было не соленым, жестким да еще не прожаренным. Но меня это ничуть не смутило, мне казалось, что вкуснее я в жизни ничего не ела. Кусочек, выданный мне Виктором исчез в мгновение ока, я тоскливо посмотрела на мужчину, тот заметив мой взгляд, хмыкнул и протянул еще одну ветку.

-Спасибо! – буркнула я.

Смакуя второй кусочек мяса я украдкой рассматривала своего сотрапезника. Он был хорош. Ну то, что он высок и широкоплеч, я успела разглядеть еще вчера. Короткие волосы были черного цвета и в беспорядке торчали в разные стороны. Глаза были темно-карими, почти черными, смотрели жестко и прямо, будто в душу заглядывали. Крупный орлиный нос, твердая линия подбородка с небольшой щетиной, намекали на то, что их владелец упрям и бескомпромиссен. В общем он был хорош… даже очень, если бы не страх, который он мне внушал.



Елена Ларина

Отредактировано: 03.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться