Волчица

Размер шрифта: - +

Волчица

На дворе XXI век, а я, как обычно, сижу на подоконнике с ноутбуком на коленях. Бросаю случайный взгляд на ночное небо и медленно холодею от шока. Причиной было то, что я забыла о полнолунии. В любую минуту моя волчица будет готова выйти в ночь на охоту. Машинально захлопываю крышку ноутбука и практически в последний миг успеваю отбросить его на диван. Через минуту посреди комнаты стоит серебристая волчица. Единственное что меня сейчас радует, — последние несколько лет я живу в области, где и купила участок с домиком недалеко от леса.

Окно слегка приоткрыто, поэтому мне ничего не стоит привычно выбраться из дома и уйти в лес на охоту.

 

* * *

В деревне лишь через полгода после того, как я туда переехала, появилась легенда о серебряной волчице. Да уж, умудрилась я тогда засветиться.

Все началось с того, что незадолго до полнолуния, где-то дня за три, в деревне пропали трое семилеток, следы их вели в лес, но через пару метров они исчезли. На спасателей люди не надеялись, так как время поджимало: та зима выдалась очень морозной. Старики потом говорили, что похожая зима была во время Второй Мировой Войны.

Детей не нашли, кто-то уже считал, что они замерзли. Возможно, так бы оно и произошло, но в облике волчицы мне ничего не стоило найти их. Как оказалось, детишки провалились в яму, которая на поверку оказалась бывшей берлогой медведя.

Детей я вытаскивала по одному, заставляя их садиться мне на спину. Лишь когда вытащила последнего, я внимательно осмотрела каждого, а затем, все еще будучи волчицей, отвела их обратно в деревню.

В деревне, тем временем, местные мужики собирались в последний раз на поиск детей, когда тот, кого все в деревне чаще звали «Егерем», чем по имени-отчеству, увидел меня и детей, которые шли около меня, зажав в своих ладошках мою шерсть. Только увидев взрослых, они «отпустили» меня и бросились бежать к ним, разве что самый младший вдруг резко остановился, обернулся и вновь кинулся в мою сторону. Такой наглости с его стороны я не ожидала: мальчишка обнял меня за шею и, глотая слезы, поблагодарил за то, что я их спасла.

Я осторожно заворчала — как-никак я волчица, а не домашняя собачка.

Наконец он выпустил меня из своего стального захвата и побежал ко взрослым, рядом с которыми его ждали друзья.

На следующий день вся деревня чуть ли не ходила ходуном: все только и обсуждали невероятное спасение детей. Егерь, осмотрев место, где были мои нечеткие следы, предположил, что из леса детей вывела не волчица, а каким-то образом оказавшаяся в наших широтах полярная лиса. Но тут его слова опровергли сами дети, заявив, что шерсть волчицы серебрилась в лучах полной луны.

— Серебряная Волчица, — зашептались тогда старики, — неужели она вернулась?!

Тогда-то впервые и прозвучала почти забытая легенда о волчице, которая могла как помочь, так и отомстить. Все зависело от случая. Если человек заблудился и не имеет дурных намерений, то волчица помогала найти дорогу или, как в случае с детьми, вывести его к поселению. Но если на ее пути попадался худой человек, то тут со стороны волчицы ждать помощи не следовало — загрызала насмерть.

Если верить тем же старикам, то Серебряная Волчица — не кто иная, как Лесная Хозяйка.

Еще до революции в деревне стояла церковь Св. Марии-Волчицы, где хранилась икона, изображавшая Богородицу с накинутой на плечи волчьей шкурой. Теперь же от церкви остались одни руины, а икона исчезла.

История с волчицей дошла до города, и к нам нагрянули журналисты, все расспрашивая и высматривая, что да как, после чего укатили обратно. Впрочем, приезд их оказался не напрасным: у местной администрации нашлись деньги на восстановление церкви, и в деревню прислали батюшку. Икона же нашлась сама — на следующий день после того, как освятили церковь. Место, где она должна была висеть, оставили пустым, а когда наутро люди пришли в церковь, то икона была уже на своем месте. Батюшка молился и только твердил о том, что произошло чудо.

Чудо, так я и поверила...

Мне же тем временем предстояло решить другую проблему. Гуляя по лесу в образе волчицы, я обнаружила волчьи следы, и, судя по ним, волк был матерым. Искать его мне и не пришлось даже, сам на меня вышел. Этот волк мало того, что был черным, так и крупнее меня раз в полтора. Но он только посмотрел на меня, мотнул головой и скрылся в ночном лесу, оставив меня в полном недоумении.

Черный, как я прозвала для себя волка, попался мне на глаза еще три раза, прежде чем произошла новая беда. Кто-то решил извести всех стариков в деревне. Поднять руку на старшего — такое даже я стерпеть не смогла. Так что для себя решила найти убийцу, не зная еще, что выйти на него мне поможет именно Черный.

Душегубом оказался местный парнишка, которому кто-то из города наобещал кучу всего, если деревня опустеет. Мараться о ребенка мне не хотелось — еще не хватало убийцей детей прослыть, — так что при помощи Черного я довела его до домика Егеря, который был в нашей деревне вместо участкового и следил за порядком, лишь в крайнем случае вызывая наряд из района. Жители деревни, увидев, как парня к дому Егеря конвоируют двое волков, одним их которых оказалась Серебряная Волчица, потянулись следом.

Выйдя из дома, Егерь сразу заподозрил неладное, увидев, такую картину. Парнишка, как оказалось, был его пасынком и под пристальными и тяжелыми взглядами волков во всем повинился отчиму. Егерь не стал покрывать пасынка и сдал его приехавшим полицейским.

Мы же с Черным заслужили благодарность от самого Егеря в виде полной миски мяса; судя по всему, это был лось, подстреленный днем Егерем.

Когда же мы наелись до отвала, около домика Егеря оставались только мы с Черным. Мужик как-то странно на нас посмотрел, чему-то усмехнулся в усы и, посмотрев на небосклон, пригласил нас в дом.



Selena Muun

Отредактировано: 12.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться