Волчица с Рдейских болот

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 4

Ромка тихо сходил с ума… сгорал от чувства вины и осознания потери. Промучился почти две недели, периодически прочесывая парки Петергофа. Понимал, что она там больше не появится, но туда – на то место, тянуло, как магнитом. Он забрал свою куртку еще тем вечером, когда наконец стал приходить в себя и потрясенно замер, уже запустив мотор машины. Проходило состояние ярости и острое чувство разочарования… отпускала злость, и исчезло желание прибить, придушить на фиг… наказать.

Выскочил из машины и помчался обратно, еще толком не понимая, что будет делать сейчас и что это было – раньше? Несся, как угорелый, и не успел. На вытоптанном пятачке земли между кустами валялась только его куртка – вся в грязи, смятая и со следами… его следами и ее запахом. Потемнело в глазах… свело скулы, и из горла первый раз в жизни вырвался вой… тоскливый, страшный. Где-то вдалеке кто-то вскрикнул, послышались встревоженные голоса. Он замер, потом подхватил куртку… и опять отбросил – заберет потом. Сейчас она будет мешать, перебьет ее аромат. Он втянул в ноздри воздух, потянулся, наклонившись ближе к земле, взял направление и побежал.

Запах пропал на автомобильной стоянке. И он медленно пошел обратно – забрать одежду. Потом долго сидел в машине, прижимая к себе грязную куртку и окончательно приходя в себя, с ужасом осознавая случившееся.

Через две недели отец завел его в свой кабинет, закрыл дверь на замок и потребовал объяснений. Получил их. Теперь сидел и соображал сам – не что натворил сын, а что сделал он - отец, для того, чтобы это произошло.

Получалась картина не очень приятная и вот почему: в свое время он честно поделился с сыном своим жизненным опытом – личным. И тот полностью принял сторону родителей, проникшись всем драматизмом случившегося с ними в молодости. Заодно и определился в своем негативном отношении к представительницам расы оборотней. И в этом была вина отца. А теперь он пожинал плоды того, что всеми силами отстранялся от волчьего сообщества. И делал все, чтобы и сын тоже держался на расстоянии. А значит – не общался, не знал и не зависел от их законов, условностей и вообще волчьей природы. А оно вон как…

Найти девочку в таком большом городе, как Питер, не представлялось возможным. Она оскорблена, возмущена и, что самое страшное – скорее всего, ждет ребенка. И как может поступить с этим ребенком оскорбленная волчица – вопрос...

Он смог только пообещать Ромке, что через деда попытается узнать о девушках приблизительно ее возраста. Не так много их было – молодых свободных волчиц. И Ромка увлеченно и с энтузиазмом старался помочь в поисках. Он с упоением рассказывал отцу о приметах девочки, описывая ее внешность. А у того от страха замирало сердце.

- Тоненькая такая, чуть выше мамы… Лицо сердечком, кожа нежная, как… светлая. Глаза светло-карие и в них золотистые искорки… точечки такие. Ресницы не длинные, но очень густые – щеточкой… черные. Брови – тоже. Они немножко так… домиком, а лоб высокий, чистый. Волосы короткие, не достают до плеч… рассыпаются под руками. Маленький рот. Губы… нежные и мягкие. Она, на первый взгляд - обыкновенная. Не накрашена и одета тоже… джинсы, серая водолазка и короткая спортивная куртка… синяя. Кроссовки, наверное… не помню…

И столько надежды было в его взгляде, столько уверенности, что отец поможет, да и дед тоже… Скручивало все внутри, когда представлял, что будет, если они девочку не найдут – что тогда станет с сыном? Помнил себя – умирающего, пропадающего без надежды.

Так случилось, что им обоим – и Александру, и Ромке, судьба сделала подарок немыслимой ценности – подарила пару. Это было явлением настолько редким, что считалось почти легендой, выдумкой. Жен оборотням в наше время выбирали при помощи компьютерной программы, отслеживая родственные кровные связи и избегая инцеста. В свое время отец хотел принудить его к такой вот женитьбе установленным порядком. Не добившись согласия, опоил наркотическим и возбуждающим препаратами, разрушив его жизнь и лишив ее смысла на долгие годы.

Сейчас все повторялось, только теперь виноват был он – Александр, вложивший в сознание сына ненависть к волчицам, создав в его сознании сводный образ существа коварного, развратного, корыстного и совершенно не соблюдающего никакие моральные нормы в силу своей звериной природы. Обрисовавший образ своей второй жены, с которой его сочетали звериным браком.

Когда Ромка ушел, немного воспрянув духом и даже улыбаясь, он позвонил отцу в Канаду. Там, в предгорьях Маккензи, расположился поселок, населенный оборотнями, смешавшими свою кровь с местными коренными жителями. Алексей Анатольевич жил там с женщиной, которая стала близка ему, и с которой он намеревался встретить свою старость.

Обрисовав ситуацию по телефону, не называя вещи своими именами, а изъясняясь иносказательно, мало ли… он ввел все-таки отца в курс дела. Дед помолчал, подумал и попытался прояснить момент непонятный ему, а именно – причину случившегося.

- Что, собственно, она сделала такого, что он сорвался? Должна же быть причина этому? Мальчик воспитан и сдержан. Конечно, под влиянием э-э-э… ну, ты понимаешь… но это только усилило бы его лучшие чувства к ней. Что он говорит, что она натворила?

- Отдалась ему.

- И?

- И оказалась не девственна.

- … И? Постой… и что?

- И все! Это стало подтверждением всему, что я вкладывал в его голову о природе… наших женщин. Он ожидал чистоты, невинности, неопытности и нежности, которые я нашел в его матери. А получил животную страсть, ураган эмоций и ярость чувственной схватки между двумя предназначенными друг другу… она его пара, отец. И похоже, что теперь – мать его ребенка. Как еще объяснить это сумасшествие… ты бы его послушал.



Тамара Шатохина

Отредактировано: 25.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться