Волчий цветок

Размер шрифта: - +

глава 1

Описанные события вымышлены и не имеют под собой реальной основы, все совпадения случайны, имена и фамилии также вымышлены.

 

 

***

Сегодня было плановое посещение клиники, и Лина заранее отпросилась с обеда, чтобы не опоздать. Дорога до частного загородного пансиона, занимала больше полутора часов, а по пробкам еще больше. Но в этот раз ей повезло, добралась быстро.

Зарулила на стоянку, припарковалась и, подхватив пакеты, вышла из машины. А день снежный, февральский, в воздухе синеватая дымка и сквозь нее закатное солнце. Зимний лес, огоньки на кончиках ветвей. Красиво, сказочно. Если не знать, что этот весьма дорогой закрытый пансион, в котором содержалась ее мама, на самом деле частная психиатрическая больница.

Ей до сих пор не хотелось в это верить.

Лина забылась на мгновение, заглядевшись вокруг. Наверное, оттого что слишком хорошо, празднично было на душе. Потом спохватилась и пошла по расчищенной от снега дорожке к зданию.

Мама уже ждала ее, высматривала в окно, стоило открыть дверь. Сразу подалась навстречу. Если бы не диагноз, невозможно было бы предположить, что с ней что-то не так. Уверенная, властная, по-прежнему твердый взгляд. Лина никогда не думала, что эту сильную женщину когда-нибудь сломит болезнь.

- Как ты? - Она обняла мать и села рядом, передав ей пакет.  

- Хорошо, - женщина кивнула, мельком просмотрев содержимое.

Отложила пакет и спросила, глядя Лине в глаза:

- А у тебя как дела? Рассказывай. Вижу, сияешь. Что-то в жизни новое?

Ну... Если честно, новое в жизни Лины было. Однако она предпочла бы пока что об этом говорить, потому что ни в чем не была уверена. А мама, несмотря на то, что Лине было уже двадцать семь, по-прежнему детально интересовалась ее личной жизнью, и болезненно реагировала на любое умалчивание или проявление недоверия.

Вот и сейчас, она смотрела как-то слишком пристально и ждала, не хотелось лишний раз ее расстраивать. Наконец пошло улучшение. Конечно, это не излечится, но сейчас мама, во всяком случае, улыбалась и выглядела спокойной. Как до болезни. Почти.

Лина с ужасом вспомнила первый приступ, как ту ломало, эти страшные, нечеловеческие крики, и сразу же отмахнулась от этих мыслей. Теперь все будет хорошо.

- Я не знаю как сказать... - сказала она, пряча улыбку. - Но да.

Ей показалось, что у матери проскочило странное выражение во взгляде. И сразу исчезло. Она просто сменила позу.

- В общем, я познакомилась с одним мужчиной, - начала Лина и вдруг запнулась, уходя в себя. - Он... очень интересный. Такой волевой, замкнутый, интеллектуальный, жесткий. Настоящий делец. Но при этом он не рвач. Понимаешь?

Говорила об одном, а вспоминала немного другое. Например, то, что у него стальные с желтоватым волчьим отливом глаза и светлые волосы. Что он весь какой-то поджарый и собранный. Что от него веет истинной силой и какой-то непреодолимой мужской притягательностью.

И тут она поняла, что увлеклась, а мать смотрит на нее прищурившись и вскинув бровь.

- Ну мам, - пожала плечами Лина. - Это по работе. Встречались несколько раз, потом еще был фуршет. Ничего особенного, мы только разговаривали.

- И кто он?

Вряд ли его имя могло что-то матери сказать. Тем более что та давно уже изолирована от внешней жизни. И все же Лина назвала.

- Это Александр Вольский. Он несколько лет возглавляет Северный клан после смерти отца.

Поза матери не изменилась, но с ней произошло какое-то странное преображение. Затаенный интерес в глазах сменился непонятно откуда взявшимся огнем ненависти. Мать подалась вперед и проговорила:

- Он сын врага, оборотень. Ты должна отомстить. Отрави его.

- Что? - переспросила Лина.

Неужели снова приступ? Но нет, мама выглядела вменяемой и спокойной. Она уставилась на Лину странным гипнотизирующим взглядом и повторила, словно хотела впечатать ей в память:

- Ты должна его отравить.

- Я позову врача, - сказала Лина, поднимаясь с места.

 

***

После этого Лина ушла. Пообещала, что придет как только снова разрешат посещения. И ушла. Хотелось на воздух.

Стояла, глядя в синеющий лес. Оборотень...

Бред. А мама больна, как это ни тяжело признать.

Даже если допустить, что у матери были какие-то скрытые мотивы или другие причины, ее слова вызвали глубокое неприятие. Лина тряхнула головой, отгоняя эти странные мысли, и замерла.

Что бы ни пыталась внушить ей мать, у Лины была своя голова на плечах.

Не накладывался на этого мужчину образ врага. Никак. Может быть, в этом стыдно было признаться, но его энергетику она чувствовала это на каком-то подсознательном уровне.

 

***



Екатерина Кариди

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться