Волчий цветок

Размер шрифта: - +

Глава 9

Далеко оттуда в частном загородном пансионе женщина застыла у окна, глядя в ночь. Крепкая, волевая. При первом, да и при втором взгляде на нее, никто не сказал бы, что она больна, тем более, душевно.

Стелла и не была больна.

Но то информация, как говорится, не для широкого использования. Тайна, которую хранили ценой крови. И о которой знали лишь немногие.

Оборотни. Теневая сторона жизни. Носители великой силы, которые веками роднилась только между собой. Итог - вырождение. Они потеряли главное - способность оборачиваться. Только считанные единицы сохранили эту способность.

Их называли истинными. Истинные - легенда.

Остальных запертая в человеческом теле звериная сущность постепенно сводила с ума. И тогда вместо оборота, вместо обретения истинной свободы случался дикий припадок. Как у нее. Чем больше сила, тем больше вероятность срыва, контролировать это сложно, но возможно. Такова их жизнь. А слетевшего с катушек оборотня изолируют.

И это приговор, потому что это навсегда. Отныне она заперта здесь, в четырех стенах.

ОНА!

Женщина отошла от окна и замерла у стола, скрестив руки на груди. На столе лежал гаджет. Она не смотрела на экран, он все равно погас, поглотив чернотой глупую смс от глупой девчонки.

  

«Мама, я приехала. Спасибо за подарок».

 

Жестокая усмешка исказила лицо женщины. Застарелая ненависть, зависть, не имеющая срока давности. Даже если давно уже нет той, кому она завидовала. Нет больше слабенькой младшей единокровной сестры. Блаженной идиотки умудрившейся прижить девчонку неизвестно от кого.

Она сама ее уничтожила за то, что ею заинтересовался мужчина, которого Стелла считала своим. Это была достойная месть.

От сестры осталась двухлетняя дочь, Стелла взяла ребенка себе и сделала так, чтобы даже память о сестре исчезла. Но дело в том, что мать Лины была истинной. И Лина, как оказалось, тоже.

Первый оборот, девочке было два с половиной года.

Стелла сделала все, чтобы заблокировать ее дар. Никогда она больше не обернется, с этим покончено. Но не покончено с другим.

У того мужчины остался сын.

Гаджет на столе тихо завибрировал. Она нажала громкую связь.

- Согласилась, - проговорил мужчина.

- Хорошо.

- Тебе не жаль ее? Когда его сорвет, от девчонки одни ошметки останутся.

- Нет, - проговорила она. - Подобное к подобному.

- Такая чистенькая, миленькая, серьезная. Не удивлюсь, если она все еще девственница... - причмокнул мужчина.

- Хочешь ее себе?

- Почему нет?

Это было неожиданно. И это шло в разрез с ее интересами.

- Ноэл! Вспомни, что на кону! - зашипела Стелла.

Мужчина только скрипуче рассмеялся в ответ.

- Успокойся, меня давно уже интересует только бизнес.

Она все еще шумно дышала, но заметно успокоилась.

- Шарф у тебя?

- Угу.

Она не видела мужчину, просто знала, что тот сейчас зарывается лицом в шарф, связанный из шерсти маленькой оборотницы. Млеет, закатывая глаза, втягивает в себя ее запах.

- Надо, чтобы шарф дошел до того, кому предназначен.

- Дойдет, - проговорил мужчина и прервал разговор.      

 

***

Сначала Лина вообще думала, что не уснет, но, видимо, организм, истощенный эмоционально, просто отключился. Сработали механизмы защиты. Ночь прошла в тяжелом сне, больше похожем на полузабытье, полное неясных образов, голосов и ощущений.

Утро было как выход из небытия. Все, произошедшее вчера, казалось жутким нереальным сном. Только небольшая пластиковая бутылка, стоявшая на столе, напоминала, что никакой это не сон, все реально. И ей надо думать, как изловчиться, чтобы... Отравить человека?

Как круто изменилась ее жизнь.

Наверное, к такому нельзя подготовиться. Лина привыкла к основательности, к целостной картине мира. К тому, на что всегда могла опереться. А теперь не было ничего! Выбили почву из-под ног.

Из всего, что у нее еще вчера было незыблемого, осталась только необъяснимая уверенность, что Александр Вольский не может быть плохим человеком.

Господи... Какое детское выражение, плохой человек...

Люди не бывают плохими или хорошими, черными или белыми. Они бывают только плохими в той или иной степени. Себя-то Лина до сегодняшнего утра относила к хорошим! Гордилась собой, в церковь ходила иногда, со спокойной совестью зажигала свечи. Кто она теперь?! С ее страхом, отчаянием и желанием выжить. Затравленное животное, вот кто она теперь.

Довольно сказала она себе. Должен быть выход.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться