Волчий цветок

Размер шрифта: - +

глава 14

Безумно тяжело было сдерживать себя рядом с ней. Потому что чувствовал, его ведет рядом с ней, застилает разум. Моментами просто накатывало нечто неконтролируемое. Но Александр терпел, чтобы не спугнуть, не отвратить, не потерять доверие.

Он даже отпустил ее ненадолго, потому что, да, ему надо было взять передышку. Девушка ушла к себе, а он быстро переоделся и стал ждать, в конце концов, недолго же. Но в какой-то момент его просто неудержимо потянуло к ней.

Непонятная жажда, чувство, что ей может угрожать опасность без него, желание защищать. Чувства смешались в какой-то адский коктейль. Противиться было невозможно. Сам не понял, как оказался у дверей ее номера. Глупо было торчат там, но Александр ничего не мог с собой поделать.

А когда вдруг понял, что дверь открыта...

Он просто вошел.

Тихо, словно крадущийся хищник, тихо, чтобы не напугать. Еще не зная, как будет объяснять свое присутствие здесь. Первое, что Александр увидел там - ее изящные лодочки, лежавшие на полу бочком. Он задохнулся возбуждением. Как будто ему много было надо! Черт бы его побрал, ему дико нравился запах, он готов был вылизать ее маленькие ножки. И не только…

Мгновенно пересохло в горле.

На тумбочке в прихожей лежала сумка Лины. А рядом небольшая початая пластиковая бутылка с водой. Немного странный запах, Александр инстинктивно насторожился. Но в тот же время он онпредставил, что она касалась горлышка губами, и отпил глоток.  

 

***

Он… пил эту гадость.

Лина онемела в ужасе. В ушах зазвенели слова женщины, которую она все еще по привычке называла мамой:

 

…Ты должна его отравить.

 

Она же всеми силами противилась, хотела избежать этого!

И сделала ровно то, о чем ее эта страшная женщина говорила.

Боже, какая досадная случайность, что она вытащила эту проклятую бутылку с отравой именно сейчас! Что она так глупо забыла ее на тумбочке в прихожей!

ЧТО теперь будет, Господи… Если с ним случится что-то плохое, она же никогда себе этого не простит. Как теперь после этого жить?

Дыхание сбилось, крик замерз в глотке. Лина в шоке смотрела, как он, словно в замедленной съемке, запрокидывает голову и отпивает глоток. Как дергается кадык и катится комочек по крепкой загорелой шее. Господи, он был такой красивый в теплом сером свитере и в облегающих стройные ноги джинсах. Ей хотелось плакать от бессилия.

Хотелось зажмуриться, но не получалось закрыть глаза.

Прошла длинная как год секунда, одна, другая. Наконец мужчина отнял от рта бутылку и извиняющимся голосом сбивчиво произнес:

- Я думал… У тебя было открыто. Ничего, что я вошел? – и пожал плечами, показывая на бутылку в своей руке. - Прости, не удержался. Ты не против?

Казалось бы, все хорошо. Все хорошо, правда? Но у него стали неуловимо меняться глаза. Мужчину повело и шатнуло вперед. 

Лина наконец отмерла. Еле смогла выдавить сквозь сведенное горло:

- Саша…

И бросилась к нему.

- Саша! Отдай это сюда, отдай! Саша!!!

Отняла. А он смотрел на нее странно. И слушал очень заинтересованно, но словно не понимал, что она говорит. Зрачки глаз… что-то такое творилось с его зрачками, они как будто вытягивались. И вдруг он судорожно вздохнул, подаваясь к ней, и замер. Кулаки сжались.

Боже. Отравила. Отравила!

Руки затряслись, бутылка выскользнула, обдавая ее брызгами.

Но в следующий миг вдруг все сменилось.

Рывок – мир опрокинулся, стал иным. Иные цвета, запахи, восприятие. Как в странном сне.

Какие-то обрывки мыслей. Тела, живущие своей жизнью, отдельной от разума. Ощущения такие яркие, на грани. Блаженный Хаос! Объятия, губы, руки. Страсть.  

Еще в том диком сне был волк, он... А может, то была она?

 

***

Когда Лина проснулась, долго не могла вспомнить, кто она и где находится.

Медленно возвращалось сознание.

Ей смутно помнилось, что здесь творился какой-то погром. Но вроде ничего не разворочено, хотя в номере царил беспорядок. Разбросанная одежда, смятая, скомканная постель.

Истома во всем теле. Лина вдруг так ярко вспомнила его ненасытные губы там. Свои ощущения… А память возвращалась кусками и побрасывала фрагменты картин из вчерашнего «сна». Она закрыла глаза, наливаясь стыдом.

Получается, они с Вольским вчера просто переспали?

Лина осела на подушки, тревожно стало. Потому что на каком-то моменте ясные воспоминания просто обрывались - и дальше тупик. Так может, это ей почудилось, а в той бутылке была какая-то наркота? Ведь был же волк... Волк смущал.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться