Волчий цветок

Размер шрифта: - +

глава 16

Это был очень нервный день. Слишком много завязано на один ключевой момент. Много труда, интриг и ожиданий. Потому что Вольские во главе Северного клана слишком долго мозолили глаза всем. Старого главу убрали вчистую, и точно так же намеревались избавиться от сына. Только Александра Вольского даже не пришлось бы убивать. Все предстояло сделать хрупкой девушке со светлыми волосами, на которую тот запал.

Глава Восточного клана Ноэл Мельнер следил за ходом операции непрерывно. Девушку вели весь день, буквально загоняя, как овцу в загон. В какой-то момент, когда он понял, что все, девчонка обречена, что-то зашевелилось в черствой душе старого мертвого волка. Но он не отдал приказа остановить операцию, наоборот. Наблюдая по камерам слежения, как Александр Вольский подходит к двери ее номера, он перезвонил Стелле.

Дождался, когда та ответит, и проговорил:

- Он идет к ней. Довольна?

Странный взрыв эмоций донесся с того конца. Спустя несколько секунд женщина ответила:

- Подобное к подобному. Что отец к матери, что сын к дочери. Ненавижу.

Старик ядовидо рассмеялся, глядя на монитор:

- Не жалко? Она ведь все-таки называла тебя мамой почти двадцать пять лет.

- Нет. И довольно об этом.

- Ну как скажешь.

И отключился, продолжая следить за тем, как другой мужчина, молодой и сильный, ведомый притяжением, озираясь входит в номер и тихо притворяет за собой дверь. Это был острый момент. Мельнер невольно напрягся. Его буквально затопило лавиной противоречивых чувств. Дикая смесь алчности, сожаления и возбуждения.

Подобные зрелища вставляют почище любых наркотиков.

Он ждал. По плану женщина должна подлить аконит Вольскому в еду или в... не важно во что! Мельнер от неожиданности резко подался вперед и выругался, не замечая, что опрокинул стакан, вода полилась тонкой струйкой под стол.

Глава Северного клана сам сделал все.

Острый момент. Очень острый! Редкий случай, когда накладка только упростила задачу и приблизила финал. Сейчас ему осталось смотреть, как Вольский в буйном припадке начнет рвать девчонку. И снова Мельнер ощутил искру жалости к жертве, но ни за какие блага жизни он сейчас не отвел бы взгляд от экрана.

Но.

То, что он увидел, было невозможно.

Смотрел, и не верил тому, что видел. На его глазах тот, кого эта доза аконита должна была превратить в обезумевшего зверя, обернулся волком. По-настоящему, как истинный. Без балды.

Разочарование от осознания упущенных возможностей. Досада чудовищная.

На его месте мог быть он. Должен был.

Потому что это был шанс обрести силу и молодость, забыть о скорой смерти, о болезнях. Ноэл дернулся звонить Стелле, но потом застыл на месте, кулаки сжались. В тот момент он ее люто ненавидел. Мельнер вспомнил свой разговор со Стеллой до мелочей.

 

...Тебе не жаль ее? Когда его сорвет, от девчонки одни ошметки останутся.

...Нет. Подобное к подобному.

...Такая чистенькая, серьезная. Не удивлюсь, если она все еще девственница...

...Хочешь ее себе?

...Почему нет?

...Ноэл! Вспомни, что на кону!

 

Вспомни, что стоит на кону. Для нее! А он повелся.

Стеллу интересовала только месть. Любой ценой. Мельнер был циничен и жесток, однако его самого передергивало от этой женщины. Сначала уничтожила сестру, теперь с легкостью отдала на смерть племянницу, которую растила почти с рождения. с единственной целью - отомстить мужчине за то, что тот полюбил другую. Совсем как античная Медея*, которая ради того, чтобы отомстить мужчине, разлюбившему ее, убила собственных сыновей.

 

...Вспомни, что на кону!

 

Ноэл помнил, что ей тогда ответил.

 

...Меня давно уже интересует только бизнес.

 

Бизнес. Однако он тогда не знал всего. Не видел возможностей. Если эта беленькая самочка оказалась настолько уникальной, что смогла сделать полноценным одного волка, значит, получится и для другого. И да, он хотел ее для. Стелла не ошиблась. У старой твари нюх. Но куда больше он хотел обрести своего волка.

Неожиданный поворот, он считал, девчонка отработанный материал, а теперь ее ценность выросла неимоверно. Дрожь прошила его, предчувствие успеха. Мельнер какое-то время не отрываясь смотрел на спящую в смятой постели обнаженную девушку со светлыми волосами, потом откинулся в кресле и закрыл глаза.

Момент эмоционального всплеска прошел, мышление стало холодным и острым, как лезвие. Мужчина снова взглянул на монитор, теперь его интересовали данные с других камер. У дверей ее номера торчала охрана Вольского.



Екатерина Кариди

Отредактировано: 11.01.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться