Волчий камень

-2-

Дорога заняла около часа, луга сменяли друг друга, пока, наконец, перед ними не вырос густой лес. По пути машина проехала мимо деревни, в которой интересным образом соединялись маленькие домики с соломенными крышами и каменной церковью. Чуть дальше Филипп свернул на боковую дорогу, и вскоре впереди замаячил палаточный городок. Оборотни всегда были на короткой ноге с природой, их животная сущность позволяла им без проблем жить в лесах, не боясь нападения диких зверей, а так же умереть от голода или заблудиться в чаще.  

Проехав по своеобразной улице, автомобиль затормозил у высокой сосны, и пассажиры наконец-то смогли выйти и размять ноги. Оливия с интересом разглядывала снующих туда-сюда людей: молодые и старые, мужчины и женщины, в них с трудом можно было разглядеть оборотней, но стоило приглядеться повнимательнее, как и учил ее Самаэль, то можно было заметить, как блестят их глаза, если на них падал свет, или то, как плавно и хищно они двигались, совершая абсолютно обыденные действия. За долгие годы жизни бок о бок с человеком, перевертыши научились перенимать их повадки и маскироваться без особых усилий.  

Пока Джонсон изучала окружающих, Милана и ее друзья успели затеряться в толпе, оставив детективов одних. Проходящие мимо люди бросали короткие взгляды на чужаков, но никто не решался подойти ближе. Вскоре вдалеке показались знакомые силуэты: Прайор бегущим шагом семенила рядом с высоким и худощавым мужчиной, пытаясь ему что-то объяснить, хотя тот явно не желал ничего слушать. Позади них понуро шагали братья Райт и Пенелопа. Наблюдая за данной процессией, Олив никак не могла допустить мысли, что окружающие ее люди - настоящие оборотни. Вот взять, к примеру, хотя бы их сопровождающих.  

Филипп Райт: мужчина средних лет, короткие кудрявые каштановые волосы, небрежно собранные в хвост, хорошо сложен, однако, спина несколько искривлена, видимо, имела место травма позвоночника, глаза карие, на лице щетина. Таких экземпляров можно собрать с половины земного шара!  

Его брат, Джастин: чуть младше Филиппа, волосы светлые, коротко стриженые, глаза голубые и нос с горбинкой. Фигура более крупная, чем у брата, да и ростом он, пожалуй, был выше на пару сантиметров.  

Пенелопа, вот уж кто явно не вписывался в обрисованный киноиндустрией образ свирепых оборотней: ярко-розовые с фиолетовыми прядями волосы, доходившие до плеча, ярко накрашенные глаза цвета болотной воды, пирсинг в носу, на шее и ниже татуировки цветов сакуры и райских птиц. Средней длины ногти, выкрашенные черным лаком, проколотые в нескольких местах уши и одежда, чей стиль можно было считать смесью эмо и панка.

Венцом коллекции служил неизвестный мужчина, которого Милана продолжала уговаривать: высокий, худой, лицо болезненно белое, с впалыми щеками и четко проступающими скулами и подбородком. Короткие, белые волосы, зачесанные назад, изящно изогнутая шея, прилично одетый - черные джинсы и кожаный жилет в тандеме с белой футболкой и темные удобные сапоги на мягкой подошве, с тонкими, как у пианиста, пальцами и потухшим взглядом мученика. Что и говорить, столкновение со стереотипом и его опровержение всегда несло в себе сильные перемены в мировоззрении человека. На лице, оголенных частях рук и шеи мириадами сплетений проглядывались полосы шрамов разных оттенков, начиная с белого и заканчивая темно - красным. Чудом было то, что на лице линий было меньше, и они не были так заметны. Трудно представить, как такой человек мог являться предводителем волчьей стаи, однако, Смерть заметил, что человеческая оболочка перевертышей бывает обманчива.  

Отбросив лишнее в сторону, Оливия поравнялась с Бастианом, который с интересом наблюдал за "танцами" волчицы, старавшейся всеми силами вымолить прощение у своего вожака. Когда тот приблизился, Джонсон отметила, что глава волков практически одного роста с Хоффманом, а вот его глаза несколько удивили: альфа обладал довольно редкой особенностью. Один его глаз был голубым, а второй - карим. Когда до сыщиков оставалась пара шагов, блондин резко махнул рукой, пресекая поток молений и просьб, после чего, обратившись к гостям, выпалил:  

- Я уже сказал вам, вы зря сюда приехали. Мы вполне справимся своими силами.  

- Прием и вправду не слишком теплый, но и на том спасибо. - За спиной начальника Олив сокрушенно качнула головой, прикрывая лицо рукой и про себя ругаясь на собственную идею познакомить ангела с телевидением и передачей "Стендап-шоу".  

- Он имел ввиду, что из описания ваших друзей проблема у вас отнюдь не столь проста, как вы пытаетесь нам обрисовать.  

- Я повторюсь, у нас все под контролем. Желаю вам удачного перелета! - Оборотень развернулся на каблуках и быстрым шагом направился обратно в толпу.  

- Давно ты стал терять зрение?  

Валентин замер, напрягаясь, словно ожидая удара в спину, и медленно развернулся обратно. Его глаза тут же стали ярко-желтыми, а миндалевидный зрачок расширился, обозначая всю степень его гнева.  

- Думаю, наш разговор стоит перенести в более укромное место. - Ранее тихий и мелодичный голос мужчины сейчас напоминал смесь рычания и хрипа.  

Забрав вещи из машины, детективы в компании Миланы и Валентина прошествовали вглубь палаточного городка. По пути им встретилось несколько стаек детей, которые носились как угорелые, крича и визжа от радости. Некоторые, словно бы так и должно быть, на ходу перекидывались в волчат, лисят и прочих зверей. Джонсон с интересом следила за их играми, каждый раз одаривая такие процессии улыбкой. Лив любила детей, если только они не начинали вести себя как избалованные, и иногда гуляла с внуками Миссис Доу, если те оставались у бабушки, но та слишком сильно уставала присматривать за шустрыми сорванцами в течение дня.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться