Волчий камень

-4-

Шагая рядом с Валентином, Оливия не переставала оглядываться по сторонам. Оборотни сновали туда-сюда, занимаясь разного рода деятельностью: кто-то готовил еду, кто-то таскал бревна, чтобы нарубить дров для костра, кто-то помогал с установкой палаток для вновь прибывших, а молодые парни подкалывали друг друга, красуясь перед девушками, и громко смеялись. Казалось, будто бы никто не в курсе происходящего, а убийство одного из них - сам собой разумеющийся факт. Карнахайн словно прочел мысли брюнетки, а потому тихо заметил:

- Никто не знает о краже и всего остального. Мы решили, что не стоит наводить панику. Заодно и злоумышленника сможем найти, но все тщетно.  

- По-вашему, это правильно - держать в неведении собратьев?  

- Нет, но другого выхода у нас нет.  

- А как отреагировали остальные совы на смерть своего Старейшины?  

- А сами как думаете? - Валентин резко затормозил и развернулся к Джонсон. - Половине из них он приходился кровным родственником. В Мадриде у него осталась дочь, и она вот-вот должна родить, а я не представляю, как сообщить Илоне о смерти отца.  

- Мне очень жаль, но вы должны понимать - от реакции окружающих зависит их роль в расследовании.  

- Возможно, я просто не хочу этого.  

Детектив проводила спину оборотня печальным взглядом, прежде чем догнать мужчину. Отрицание происходящего - одна из стратегий защиты. "Этого нет, а раз так, то и бояться и страдать мне не нужно!"  

Пройдя еще немного, блондин вышел к "поляне", где трудолюбивые перевертыши сложили большой костер, а вокруг него расположили толстые бревна вместо лавок. На одном из бревен сидела довольно странная парочка, которая тут же привлекла внимание Оливии. Первым в поле зрения девушки попал мужчина средних лет с мощным телосложением. Под два метра ростом, если не больше, мускулистый, крупный, с короткими жесткими волосами цвета угля, прямоугольными скулами, небритого, с темной кожей и живыми карими глазами. Одежда черного цвета плотно облегала его фигуру, позволяя увидеть, как мышцы перекатываются под кожей. Ладони, размером с лопату, запросто могли бы раздавить хрупкий человеческий череп, если бы их хозяин этого захотел.  

Рядом с великаном расположилась полная его противоположность. Молодая женщина что-то упорно втолковывала своему соседу, яростно размахивая руками и попеременно вскакивая с места, дабы подчеркнуть свою правоту. Странный цвет волос, как если бы блондинку окунули головой в таз с черной краской, а после не смогли до конца ее смыть, резко контрастировал с алебастровой кожей. Тонкое, гибкое тело перетекало из одной позы в другую с такой грацией, что могло показаться, будто в нем абсолютно нет костей. Янтарные глаза с вкраплениями карамели, попавшей в мед, завораживали своим блеском. Болотная майка, выглядывавшая из-под клетчатой темно-синей рубахи, и штаны цвета хаки полностью соответствовали образу туристки, приехавшей отдыхать на лоно природы.  

Не дойдя пары шагов до дискутирующих оборотней, Валентин окликнул их, прерывая перепалку, грозящую перерасти в драку.  

- Карен, Оберион, вы долго еще собираетесь трепать друг другу нервы?  

- Не лезь не в свое дело, блохастый! Иди, куда шел, и цаплю свою с собой забери!  

Последние слова явно были адресованы Джонсон, и сыщица даже опешила, не зная, как ответить на подобный выпад в свой адрес. Возникший за ее спиной Бастиан недовольно поморщился, что не укрылось от зоркого взгляда оборотня.  

- Тебе что-то не нравится, петушок? Так давай я это исправлю. - Шатен встал, выпрямляясь во весь свой немалый рост, и отчего-то у Олив перед глазами промелькнул кадр из передачи о животных, где в заповеднике смотрители сняли медведя гризли, встающего на задние лапы.  

- Не люблю фамильярного поведения, - спокойно изрек ангел, правой рукой задвигая помощницу себе за спину.  

- Что?! - взревел великан, сжимая кулаки и готовясь напасть.  

- Оберион, прекрати сейчас же!  

- Не лезь, волчара, а не то и тебе прилетит!  

Медведь вышел на открытое место и принялся разминать мышцы, Хоффман от него не далеко ушел. Смерть стянул куртку и отдал ее коллеге с просьбой встать подальше. Брюнетка было хотела возразить, но, словив холодный взгляд начальника, предпочла не лезть на рожон.  

Дуэлянты замерли напротив друг друга, после чего Оберион бросился вперед на Самаэля, сопровождая атаку диким ревом. Блондин ловко ушел в сторону, чем изрядно взбесил перевертыша, и тот вновь кинулся в наступление. В этот раз ангелу пришлось принять удар, поскольку задуманный маневр медведь быстро раскусил. Измененные на половину руки с длинными острыми когтями прошлись по плечу соперника, оставляя глубокие борозды. Кровь быстро окрасила ткань, однако, Бастиан не издал ни звука.  

Решив сменить тактику, Оберион замер на месте, тяжело дыша и иногда рыча в адрес потенциального врага. Оливия не сводила глаз с бессмертного, нервно комкая в руках куртку. Умом детектив понимала, что ничего плохого с Хоффманом произойти не должно, но все же едкий червячок сомнения и страха продолжал настырно подкидывать мрачные мысли и образы.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться