Волчий камень

-7-

Путь до тронной залы занял около десяти минут. После "призыва" сил на полноценное перемещение не хватало, а мелькать в коридорах преисподней тенью ангел считал ниже своего достоинства. Найдя в шкафу запасной светло-серый костюм и чистую белую рубашку, Смерть переоделся, умылся и отправился на встречу с Люцифером. Сейчас было около полудня, а в это время Дьявол занимался общественно-полезным делом, то есть выслушивал просьбы и доклады от своих подчиненных. Сам Самаэль от этой обязанности умудрился откосить, каждый раз присылая вместо себя увесистый свиток со сметами, списками и прочими бумажками.  

Пройдя пост охраны в лице двух грозных демонов, облаченных в причудливо расписанные железные доспехи, Хоффман свернул налево и обходным путем попал к боковому входу, который вел прямо к трону Владыки. Обычно им пользовались советники или сам Сатана, дабы никто не смог отследить некоторые их передвижения.  

Слушания находились в самом разгаре, а потому Бастиану пришлось ожидать их окончания. Стоя в тени тяжелой портьеры винного цвета, ангел наблюдал за собравшейся толпой из просителей. Разношерстная орава из высших, средних и низших демонов, чертей, упырей, русалок и прочей нежити создавала шумовой фон, от которого в скором времени начала гудеть голова. Испытывая легкую слабость после насильного перемещения, Смерть чувствовал, как у него начинают подкашиваться ноги. Если так и дальше пойдет, то он хлопнется в обморок прямо тут, то-то будет зрелище. Вдобавок ко всему, среди черноты исчадий ада зоркий взгляд выцепил ухмыляющуюся рожу Мефистофеля, азартно стрелявшего глазами по сторонам.  

Стиснув кулаки до белых пятен, Самаэль пристально следил за перемещением новоявленного врага. Теперь перед ним стояла задача опередить Мефисто, если тот надумает настучать на него прежде, чем бессмертный сам переговорит с Люцифером. Наконец, спустя час мучительного ожидания, нечисть начала расходиться по своим делам, оставляя Господина в гордом одиночестве. Мефистос слегка затормозил у дверей, намереваясь задержаться, но, уловив в опустевшей зале отпечаток знакомой ауры, недовольно поджал губы и поспешил ретироваться от греха подальше.  

Створки ворот глухо скрипнули, погружая помещение в тишину. Дьявол встал со своего трона, разминая затекшие конечности и почесывая густую шевелюру, из которой торчали изогнутые, как у тавра, рога.  

- Ну, чего мнешься за углом? Выходи, партизан! Карать тебя буду.  

Покинув убежище, ангел вышел на свет и склонился в глубоком поклоне перед Сатаной.  

- Да распрямись ты уже, тут все свои.  

Не смея ослушаться приказа, отданного слегка мрачным тоном, Бастиан выпрямился и уселся на широкие каменные ступени, потрескавшиеся от времени. Люцифер шаркающим шагом сократил разделявшее их расстояние и уселся рядом, устроив локти на коленях, а подбородок - на сложенных в замок ладонях.  

- Заварил ты кашу, братец, - нарушив тишину, протянул падший, - ничего не хочешь мне рассказать?  

- А разве тебе еще не доложили о моих подвигах? - сиплым голосом ответил Хоффман, поворачивая голову к собеседнику.  

- Ты про Мефистофеля? Да, был тут у меня с утра, намеками сыпал, мол, ты за моей спиной козни строишь...  

- А ты чего?  

- Я? Выпер его взашей, сказав, что если он еще раз придет мне тут бунт поднимать, запихну его к Аластору в услужение лет этак на сто.  

- Вот поганец! А мне лапшу вешал, что еще ничего тебе не говорил.  

- Так значит, не сочинял грешник, и ты в обход меня дела свои темные стряпаешь?  

- Люц, ну что ты за ерунду городишь? Я скорее себе язык откушу, чем пойду против тебя!  

- Тогда о чем эта спесивая плесень пыталась мне тут выступать?  

- Дело мы расследуем, оборотней обчистили на их камень, один из старейшин из-за него погиб. Я попросил Нергала найти его душу и поговорить с ней, а если не узнает ничего, то пойти в архив и так прошерстить. Вот Мефисто его за этим делом, видимо, и застукал.  

- Ну ты и баран, милый друг. А у меня попросить помощи ума не хватило?  

- А как же спор?  

- А при чем тут спор? Мы спорили, что ты с человеком сойтись не сможешь, а не то, что ты по дурости молодой себе яму копать будешь, - тыкая собрата локтем в бок, недовольно отчитал его Князь Тьмы, - и, кстати, на счет человека. Это что еще за фокусы со свечами? Мойры мне уже плешь проели с этим делом.  

- Я тут не при чем! Оно само!  

- Само, говоришь? Знаю я эти ваши "оно само", "я ничего не трогал" и дальше по списку. Почему за ваши косяки я должен по шее получать?  

- А что, кто-то жаловался?  

- А ты сам как думаешь? Пернатые там чуть ли не второй Апокалипсис у себя наверху устроили. Ору было, как на базаре. Михаил мне целый трактат прислал о том, что мы, цитирую: "...тьма бессовестная, поработила душу светлую, обманом заманив чистое дитя в силки коварства и лжи..." и что-то там еще, но я даже особо не вчитывался. Есть, что сказать в свое оправдание?  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться