Волчий камень

-9-

***

Первым делом, я решила посетить клан рысей, поскольку с их вожаком у нас вроде как установились нейтральные отношения. Карен обнаружилась в своем шатре вместе с несколькими своими подчиненными. Женщина приняла меня вполне радушно, угостила чаем из душистых трав и поделилась своими мыслями насчет случившегося.  

- Происходящее шокировало нас всех, а смерть Трейвина... я ведь очень близко знакома с Илоной. Не представляю, как она перенесет этот ужас.  

- Терять близких тяжело, чтобы кто не говорил.  

- В этом вы правы... Но не будем о грустном! Вы хотели поговорить о тех слухах, будто бы это кто-то из нас причастен к краже.  

- Полагаю, вы будете все отрицать?  

- Да, и как бы глупо это не прозвучало, но вот, что я вам скажу: в моих рядах есть парочка индивидов, у которых шило в одном месте застряло и не дает спокойно жить, но все они остались в Берлине. Здесь со мной находятся пятнадцать моих самых верных людей, и я вам ручаюсь - никто из них не способен на подобное.  

- Не забывайте, Карен: безоговорочное доверие ослепляет.  

- Вы можете не верить, но я останусь при своем. Что касается кражи, то я долго сидела с Оберионом, мы пили и никуда не отлучались. Остальные спали в своих палатках.  

- Что же, благодарю за уделенное мне время.  

- Обращайтесь, мисс Джонсон.  

На этом наша беседа была окончена. Ничего нового или важного мне узнать не удалось, хотя готова поспорить, что что-то Карен все же утаила, но у меня не получилось бы надавить на нее должным образом. Может, Самаэль сумеет добыть что-то важное? Следующим пунктом назначения был вожак лисов. Валентин рассказал мне, что с этими "друзьями" нужно держать ухо востро, и вот по какой причине. Рыжие хитрецы отличались двумя противоречивыми особенностями характера. Вступая в супружеские отношения, эти оборотни сохраняли верность своим партнерам до конца жизни, но вот молодые лисы, еще не нашедшие вторую половинку, устраивали загулы таких масштабов, что халифы со своими гаремами и мажоры с желаниями острых ощущений могли спокойно курить в сторонке.  

Вдохнув поглубже и помолившись про себя, я вошла внутрь шатра и обомлела. Убранство палатки Феликса Рэда пестрело индийскими мотивами, а запах благовоний отбил мне все обоняние. Яркие подушки с узорами, вышитыми золотыми и серебряными нитями, циновки с изображениями птиц, зверей и растений сплошь усеивали пол и заглушали шаги. Под потолком, на крюке, приделанном к толстой опорной палке, висел декоративный фонарь, а от него в разные стороны ползли змейки с маленькими светильниками. Стол на коротких ножках украшали кувшины с различными винами, а стопки из книг складывались в причудливое сооружение. И самым ярким элементом данного уголка востока служил сам хозяин.  

Ему с натягом можно было дать двадцать лет, и то из вежливости. Рыжие волосы, остриженные каскадом, обрамляли чуть заостренное к подбородку лицо, а косая челка едва скрывала глаза. Чуть загорелое личико с курносым носом и пятнами веснушек под глазами украшала широкая белозубая улыбка. Точеные плечи и атлетически сложенная фигура не была лишена грации. Возможно, что этот чертенок из табакерки был неплохим танцором. Одет лис был непривычно для глаза: зеленая рубаха с цветастой вышивкой, широкие черные штаны и мягкие туфли с чуть загнутыми носами. Поверх рубахи, отливая перламутровыми пуговицами, красовалась фиолетовая жилетка с россыпью драгоценных камней по краю. Прямо принц, только коня не хватает или лучше слона.  

Предложив мне присесть на мягкие подушки, юноша приготовился отвечать на мои вопросы, хотя на самом деле все вышло абсолютно наоборот. Разговор с главой клана лисов вошел в десятку самых нелепых встреч за всю мою жизнь. Рыжий парень скакал вокруг меня козой, выспрашивая всевозможные подробности моей личной жизни. Отчего-то его упорно интересовало, есть ли у меня муж, парень, любовник, раб, правда, причем тут последний, я так и не поняла, но переспрашивать не стала от греха подальше.  

Потом беседа плавно перетекла в русло о том, что Феликс страстно желал пригласить меня на свидание. И место для данного мероприятия он выбрал крайне необычное. Сославшись на богатое рыбное угодье, обнаруженное перевертышем в его прошлый визит, юноша предложил сходить с ним на рыбалку. На рыбалку, чтоб его! Признаться, в тот момент мне безумно захотелось ему напакостить, и я сказала, что если Рэд сможет уговорить моего работодателя отпустить меня на пару часов погулять, то я с удовольствием окунусь вместе с оборотнем во все прелести рыбной ловли. И кто меня, спрашивается, за язык тянул?  

Бастиан выслушал лиса со спокойным лицом, а потом воссиял, как начищенный до блеска таз, и заявил, что готов дать мне отгул на полдня. Да что бы тебе икалось до самой смерти!  

Не имея причины для отказа, зная, что стоявший за моей спиной ангел запросто вывернет все мои аргументы наизнанку, я поплелась переодеваться, при этом не забывая одаривать окрыленного кавалера широкой улыбкой, которая после его удалению, превратилась в жуткий оскал. Мне позавидовал бы даже аллигатор, когда я медленно развернулась к дражайшему работодателю, демонстрируя нервный тик левым глазом.  

- И за какие грехи ты мне так удружил?  

- Ну ты же сама периодически ноешь мне, что у тебя нет времени на личную жизнь! Вот я и решил тебе немного помочь, - с умильным выражением лица, оскалился Смерть.

- Надеюсь, ты любишь рыбу.

- Не очень, а что? Ты горишь энтузиазмом поймать для меня ужин?

- Нееет, дружище! ТЫ... ИДЕШЬ... СО МНОЙ!

Сколько бы Бастиан не упирался, я сообщила ему, что в случае отказа я превращу его жизнь в Ад. Благо у меня на примете имелась парочка женщин, которые с огромным удовольствием помогли бы мне этот праздник провернуть без особых затрат. Связываться с тремя объединенными одной целью женщинами не рискнул бы даже самый отважный и могущественный человек, чего уж говорить об Ангеле Смерти, а потому в предрассветных сумерках случайный гость смог бы лицезреть воистину непередаваемое зрелище.



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться