Волчий камень

-10-

Вода ледяным коконом сковала все тело, а намокшая одежда потащила Олив на дно озера. Плавала Джонсон не ахти как, а если говорить откровенно, то просто ужасно, и именно по этой причине наотрез отказалась от идеи рыбачить на лодке. Отметя в сторону все аргументы в пользу данного способа, Лив заявила, что стать кормом для тех, кого они собрались ловить, в ее ближайшие планы на будущее как-то не входит, а потому пусть рыжий ловелас довольствуется тем, что получил. Воздуха в легких становилось все меньше, а попытки добраться до поверхности практически не помогали. Руки сводило от холода, и гребки получались слабыми и неуклюжими. Резиновые сапоги наполнялись водой и грузом тянули вниз. В глазах плясали радужные круги, а желание сделать вдох нарастало с каждой секундой. И только все еще мелькавший в сознании запрет на это, не позволял тонущей сыщице захлебнуться. Вытянув вперед руку, Оливия потянулась к свету, а потом все заволокла темная пелена.  

В это время на берегу творилось безумство: Рэд замер на берегу, пребывая в шоковом состоянии и не зная, куда себя деть. Самаэль же опрометью выскочил из кустов, и, побросав все свои устройства, с разбегу нырнул в озеро. Холод цепкими щупальцами пробрался под одежду вместе с водой, намереваясь заполучить в свои сети еще одну жертву, но ангел отбросил неприятное ощущение в сторону, полностью сосредотачиваясь на расплывчатой фигуре женщины, которая стремительно уходила на дно водоема. Мощными гребками блондин подобрался к напарнице и крепко ухватился за безвольно парящую в воде кисть. Прижав тело к себе, Хоффман вложил все свои силы в несколько рывков, позволивших как можно быстрее достичь поверхности.  

Вытащив Джонсон на сушу, мужчина тут же кинулся стягивать с себя и коллеги мокрую верхнюю одежду, делать искусственное дыхание и массаж сердца. Белое как мело лицо и синие губы напоминали лед, пульс слабой жилкой бился под кожей, даря надежду на благополучный исход событий. Смерть продолжал наполнять легкие Лив воздухом, и вот, наконец, брюнетка зашлась кашлем, выплевывая жидкость из легких.  

Перевернув подчиненную на бок, Бастиан помог ей восстановить дыхание и прийти в себя. Воздух со свистом выходил из легких, а озноб толпами мурашек сновал по телу, вызывая неприятную ломоту в костях и болезненные покалывания на коже, когда ветер обдувал мокрое лицо. Судорожно сжимая руками зеленые ростки, Олив постепенно приходила в себя. На плечи лег вязаный плед, а знакомые руки укутали в ткань и прижали к себе.  

- Ты даже один день не можешь прожить без неприятностей! - нервно прошипел хриплый баритон у самого уха.  

- Согласись, со мной никогда не бывает скучно, - стуча зубами от холода, отшутилась детектив.  

- Ходячее несчастье! Пошли отогреваться, чудо в перьях! А не то я сейчас околею.  

- Ты-то? Вот уж сомневаюсь.  

Бессмертный только хрипло рассмеялся, утыкаясь лбом в спутанные влажные волосы и пряча счастливую улыбку в густых русых с рыжим отливом прядях. Феликс тактично удалился, понимая, что его попытки и ужимки не принесли никакого успеха, кроме неприятностей. Сыщики поднялись с земли, прижимаясь друг к другу как два птенца в гнезде, и как можно быстрее побрели в лагерь. Ввалившись в отведенную им палатку, напарники тут же принялись переодеваться. Ну как, переодеваться, Самаэль щелкнул пальцами, и одежда тут же высохла, и даже слегка нагрелась, как если бы до этого долго лежала на батарее.  

Устроившись на раскладных койках, застеленных плотными шерстяными одеялами, напарники разлили по чашкам горячий черный чай и уткнулись носами в ароматные напитки.  

- В следующий раз ты вместо меня пойдешь на свидание с оборотнем.  

- Следующего раза не будет. Иначе я такими темпами поседею. Ты хоть разглядела существо, которое сдернуло тебя в воду?  

- Нет, не успела. Вода на глубине была мутной, да и желания, как такового не было, знаешь ли.  

- Все это неспроста! Кто-то упорно пытается замести следы и избавиться от лишних фигур на доске.  

- Тебя послушать, так мы в шахматы играем.  

- Очень даже может быть...  

Накрыв ноги одеялом, Оливия с чашкой в руках удобно устроилась на раскладушке и задумчиво уставилась в брезентовый потолок. Ее до сих пор потряхивало после случившегося, и оставалось только надеяться, что на почве данного покушения у Джонсон не разовьется гидрофобия. Хоффман, чуть помедлив, подобрался поближе, расстелил на полу пушистый коврик и уселся рядом, накинув на плечи узорчатый плед.  

- Ты узнал что-нибудь по своим каналам?  

- Жду весточки.  

- Вопрос, возможно, и не актуален теперь, но тебе удалось побеседовать с двумя другими вожаками?  

- Ничего интересного. Медведь опять пытался затеять со мной драку, ты уж извини, к нему я все же решил заглянуть сам. Совы оплакивают потерю своего главы, и им нет дела до происходящего, а Вепри... Ирвин сказал, что будь их воля, они бы спихнули весь этот бедлам на волков, поскольку именно они настояли на ритуале с использованием камня.  

- То есть мы так и не продвинулись.  

- К сожалению, это так.  

- Не густо, я тебе скажу. Такими темпами наш противник завершит свой план, а мы так и не поймем, в чем он заключался.  

- Еще не вечер, посмотрим, что предпримет наш соперник дальше.  

- Надеюсь, что в этот раз объектом для членовредительства станешь ты, ибо мне совершенно не улыбается второй раз за день вляпаться в неприятности. Того гляди схлопочу камнем по башке или упаду со скалы.  

- Никто не виноват, что из нас двоих ты являешься наиболее легкой добычей.  

В ответ на подобное заявление Джонсон вытащила из-под спины подушку и пару раз заехала ею начальнику по голове. Подобные ребячества уже вошли у них в привычку, и если поначалу ангела эти выпады жутко раздражали и злили, то теперь блондин и сам был не прочь принять участие в невинных увеселениях.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться