Волчий камень

-14-

Гости замерли на своих местах, обращая пытливые взоры на хозяина вечера. Женщины благоговейно склонялись в глубоком реверансе, когда Ларс проходил мимо них, а их спутники прижимали руки к груди и наклоняли головы. Ховард однозначно вызывал трепет и страх у собратьев, и тем самым доказывал собственное превосходство. Этот оборотень слыл мудрым и хитрым тактиком, сумевшим во время своего правления достичь небывалых успехов в войне с изгоями, образовавших свои лагеря на заброшенных стройках и развалинах, а также первым подписал договор с магами об официальной помощи в организации крупных мероприятий и обеспечении безопасности населенных пунктов.   

Оливия и Бастиан также поприветствовали шатена, стараясь не выделяться из толпы, что, впрочем, у них неплохо получалось. Ларс вышел на середину залы и замер прямо под богатой люстрой, выполненной из чистого золота и бриллиантовых подвесок. Веры обступили предводителя полукругом и приготовились внимать своему вожаку. В зале повисла неестественная тишина, которую вскоре прорезал твердый властный голос хозяина вечера.  

- Друзья, коллеги, собратья! Сегодня мы с вами празднуем знаменательное событие - уже завтра, ровно в полночь на небе воссияет Кровавая луна.  

Гости один за другим одарили своего кумира аплодисментами, и стихли лишь тогда, когда Ларс поднял руки, призывая всех к тишине.  

- Воистину мы ждали этого так долго, и сегодня, вместе с нами, на этом мероприятии находятся почетные гости, пожелавшие принять участие в наших увеселениях. Позвольте представить, мистер Бастиан Хоффман и очаровательная мисс Оливия Джонсон!  

Олив непроизвольно дернулась, прижимаясь боком к начальнику, когда стальная хватка одного из стоявших поблизости оборотней сомкнулась на ее запястье. Девушку с силой рванули на себя, второй рукой обхватывая тонкую шею и заключая тело в железные тиски. Самаэля же скрутили двое мужчин, сковывая руки серебряными оковами с руническими надписями по бокам и ставя его на колени. Ангел всеми силами старался вырваться из захвата, но обручи стягивали запястья еще сильнее, опаляя кожу огнем и оставляя на ней ожоги. Силясь разглядеть врага, бессмертный упустил момент, когда на его горле сомкнулся ошейник из черненого серебра с заговоренными письменами.  

Ховард медленно пересек зал, замирая перед поверженным противником, и смерил блондина высокомерным взглядом. Его синие глаза сияли торжеством, а ироничная ухмылка так и сквозила неприкрытым презрением.  

- Один мой хороший знакомый обмолвился, что высших бессмертных практически невозможно ранить или схватить, когда те находятся в своем истинном обличие, но если ему необходимо скрыть свою сущность, то они прибегают к сдерживающим чарам. И тогда в ход идет самый действенный способ - заговоренное серебро с письменами из Черной Библии.  

- Эта книга находится вне досягаемости таких, как ты! - гневно прорычал Бастиан, прожигая бледное лицо стальными очами.  

- Когда имеешь связи в том мире, многое становиться проще.  

- Никто бы не стал помогать тебе в подобной затее.  

- Ошибаешься, братец! - Этот голос Смерть узнал бы из тысячи других, так явно сквозила в нем насмешка.  

- Мефисто!  

- Рад нашей встречи, Samael.  

Толпа расступилась, пропуская вперед демона, облачившегося по случаю в черный похоронный костюм. Медовые волосы мягкими кудрями спадали на затылок, открывая широкий лоб. Демон приблизился к оборотню и сложил перед собой руки, сверкнув своими алыми глазами с узким зрачком. Малиновый оттенок выдавал клокочущую внутри нечистого злобу, лелеянную столь долгое время.  

- Ты нарушаешь закон, Мефисто!  

- Отнюдь! Закон запрещает покушаться на жизнь высшего, а Ларс абсолютно не собирается тебя убивать. Он запрет тебя в одном из своих подвалов, где мы подготовили для тебя специальные апартаменты. Там ты и проведешь остаток своих дней, а когда выйдет срок, я займу твое место.  

- Люцифер никогда не сделает из тебя Смерть! Он знает твою подноготную, и ни за что не доверит тебе прикрывать собственную спину.  

- Кто знает... возможно, у меня найдется аргумент, чтобы переубедить его. К примеру, то, что это ты украл реликвию перевертышей и с ее помощью попытался возглавить их ряды, собрать армию и свергнуть Князя, желая самому занять его трон. Я узнал об этом и остановил тебя до того, как столь гнусный план был приведен в исполнение.  

- Не смеши меня! Никто не поверит в этот бред сумасшедшего.  

- Главы кланов подтвердят, что ты и твоя миленькая овечка-помощница вынюхивали про камень, задавали вопросы, а Ларс расскажет, как ты подговорил его соплеменника подменить камень перед отправкой в Ирландию. И юная мисс так же поддержит эту версию, не так ли, дорогая? - Мужчины развернулись к бледной Оливии, которая, несмотря на свое плачевное положение, только яростно замотала головой.  

- Я скорее умру, чем соглашусь на подобное.  

- Очень жаль, что вы не хотите сотрудничать с нами, милочка. - Ларс притворно скорчил скорбную мину, смиряя безразличным взглядом незваную гостью. - Ганс, сверни ей шею.  

- Нет! - Самаэль дернулся вперед, подрываясь с колен, но было слишком поздно.  

Зрелище подобно кадру в замедленной съемке, промелькнуло перед глазами и навсегда отпечаталось в мозгу у ангела. Оборотень сильнее сжал свои объятия, обхватывая тонкую шею и резко дергая рукой в сторону. Тихий хруст позвонков и рваный вздох от боли разрезали тишину, как нож разрезает горячее масло. Обмякшее тело рухнуло на каменный пол, замирая в странной позе с неестественно вывернутой шеей. Зеленые глаза в испуге широко распахнулись, смотря в никуда, и только одинокая слезинка, смешанная с тушью, застыла на щеке, оставляя свою печать.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться