Волчий камень

-17-

Сборы прошли быстро и без проблем. Оливия тщательно изучила план особняка и прилегающей территории, выделила все камеры и датчики, вместе с Севастьяном разработала стратегию проникновения в дом в обход постов охраны и тайных ловушек. Использовав некоторые усовершенствованные шпионские штучки, начиненные темной магией, демон узнал, что Хоффмана держат в подвальном помещении под усиленной охраной рунического заговора.  

Попасть в дом и спуститься на минус первый этаж Сев пообещал помочь, но вот основной проблемой оставалась защита, нарисованная на стенах камеры и кандалах ангела. Справиться с такими вещами может только опытный колдун, и то только в том случае, если у него имеется специальная книга. Достать ее было крайне сложно, но Гарроу пообещал в лепешку расшибиться ради друга. Распихав все необходимое по карманам усовершенствованного бронежилета, Джонсон проверила легко ли выскальзывает пистолет из кобуры, начиненный серебряными пулями, после чего накинула куртку и вышла вслед за демоном из квартиры.  

День медленно клонился к закату, когда пара молчаливыми призраками покинула подъезд неприметной многоэтажки с транспарантом о сносе здания, хотя все это было лишь умелым прикрытием, дабы не в меру любопытные люди не совали свой нос, куда не следует. Одарив друг друга короткими кивками, молодые люди разделились и разошлись в разные стороны. Юноша свернул в тупиковый переулок и растаял в воздухе, оставив после себя серый дымок с запахом серы, а девушка перебежала дорогу и исчезла в толпе возвращающихся с работы трудяг.

***  

Самаэль уже практически потерял связь с реальностью, так сильно боль от ожогов сжирала его нутро. Письмена усиливали эффект, одновременно с этим отравляя мозг жуткими галлюцинациями, от которых ангел готов был взвыть не хуже раненного зверя. Он видел Олив, бледную, худую, облаченную в белый саван, с синими кругами под глазами и осуждающим взором. Она смотрела на него, не отводя взгляда, и словно корила за подлость, что именно он виноват в ее смерти. Не имея сил выносить этого, он не переставал в бреду просить у нее прощения, умолял не смотреть на него так, но призрак был неумолим и продолжал терзать воспаленный мозг, усиливая действие серебра.  

Впадая в беспамятство и вновь выныривая из него, Смерть впервые в жизни сам просил для себя избавления, лишь бы больше не видеть этих колючих зеленых глаз, в которых плескались горечь и страх.  

Безмолвный надзиратель в лице нанятого оборотнями мага безучастно наблюдал за метаниями пленника, гадая, как долго еще протянет его подопечный под гнетом древних рун. Даже самые сильные духом древние теряли разум и умирали в муках под действием этого проклятья, и это был вопрос времени, когда Бастиан также падет, испустив последний вздох.

***  

Олив пересекла проспект, после чего юркнула в одну из телефонных будок. Нашарив в кармане куртки бумажку с номером, брюнетка опустила монетку в автомат и быстро набрала одиннадцатизначный номер. Гудки не успели сильно надоесть, когда на том конце трубки приятный низкий баритон участливо поинтересовался, чем он может помочь.  

- Будьте добры, Виктора Рыкова.  

- Кто его спрашивает?  

- Оливия Джонсон, скажите, что я прошу его об ответной услуге.  

- Минуту.  

Тишина воцарилась на несколько минут, а после раздался щелчок, говоривший о переключении линии. Заиграла тихая музыка, и знакомый голос вежливо произнес:  

- Вечер добрый, мисс Джонсон. Не думал, что еще услышу ваш голос.  

- Отчаянные времена - требуют отчаянных мер.  

- Признаться, что-то подобное я и предполагал. - Вампир сразу стал серьезнее, о чем свидетельствовал тембр его голоса. - Что я могу сделать для вас?  

- У вас есть знакомые в Денвере?  

- Найдутся, смотря, какой человек вам нужен.  

- Маг, очень сильный. Настолько, что сможет снять древнее проклятье из Гремоара.  

- Могу я поинтересоваться для чего вам подобный специалист?  

- Была бы рада поделиться, но, увы, Виктор, время не терпит.  

- Куда ему стоит прибыть?  

- Вам это не понравится. Особняк на окраине города в сторону юга. На воротах герб: ворон, сжимающий в лапах терновую ветвь.  

- Ларс Ховард! Вы поссорились с оборотнями, милая леди?  

- У сэра Ларса должок передо мной, который мистер Ховард отказывается выплачивать, наивно полагаясь на свою хваленую репутацию. Согласитесь, Виктор, долги подлежит выплачивать в срок.  

- А вы изменились, Оливия. И должен признаться, ваши перемены меня интригуют. Вы получите мага в течение получаса.  

- Премного благодарна. Спасибо за вашу помощь, Виктор.  

- Ради вас, мисс Джонсон, я готов пойти на жертвы. Успехов вам в вашем деле!  

- Будем надеться, что ваше пожелание сбудется, Рыков. До свидания.  

Повесив трубку, Лив устало прислонилась лбом к холодному стеклу. Обращаться за помощью к правой руке графа было крайне рискованно, но долгие поиски колдунов в не категории и братств особого успеха не дали, а без него освободить Хоффмана было практически невозможно.  

Покинув будку, брюнетка вновь нырнула в гущу толпы, чтобы скрыться за углом и вытащить на свет маленький черный амулет с блестящим красным камнем посередине. Убедившись, что никого поблизости нет, женщина нажала на безделушку и артефакт вспыхнул, окутывая фигуру алой дымкой. Когда туман рассеялся, на месте никого не оказалось, перенос сработал как нельзя удачно.

***  

Севастьян мерцал из одной точки в другую, разыскивая следы последнего пребывания подходящего экземпляра Гремоара. Подобные книги никогда надолго не задерживались у владельцев, так как часто притягивали к себе много нежелательного внимания, а вместе с ним и опасность быть казненным за хранение запрещенной литературы. Наравне с Черной Библией подобные фолианты хранились под замком в хранилище и доставались только в исключительных случаях. Сев предполагал, что ему не влетит от вышестоящих лиц, а вместе с ним и от прямого начальства за то, что он сейчас так активно разыскивает эту книжонку, но другого выхода не было. Без Гремоара снять чары с цепей и камеры можно даже не пытаться.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться