Волчий камень

-19-

Приняв сидячее положение не без помощи Севастьяна, Бастиан развернулся лицом к напарнице и все никак не мог поверить в то, что перед ним не иллюзия, а живой человек. Он сжимал ее руки в своих, гладил по волосам, просил позвать его по имени и все равно не верил. Так не бывает! С того света не возвращаются, тем более, когда тот, кто отвечает за все это, лежит в беспамятстве в оковав в мире людей.  

- Как такое возможно?  

- Мне сказали, что мое время еще не настало. Я не вдавалась в подробности, да и не до того было.  

- Но ведь я видел, как они убили тебя.  

- Сколько раз на меня покушались, и ты всегда спасал меня, - тихим шепотом заметила Олив, зачесывая упавшую на глаза блондина челку, - позволь теперь мне хоть раз спасти тебя.  

Смерть смотрел в зеленые глаза коллеги и невольно поражался человеческой стойкости и упорству. Сколько лет он бродил по земле и встречал разные души, но никогда еще ему не приходилось сталкиваться с подобной чистотой. При их первой встрече бессмертный приравнял ее ко всем и ничего не видел, кроме глупости, наивности и несовершенства. Все это жутко бесило и не позволяло разглядеть истину.  

Но он учился, не без ее помощи, но учился понимать мир смертных, принимать их природу, мириться с хрупкостью и неосведомленностью в некоторых вещах. А когда он увидел Олив на том кресте, на кладбище, впервые в его душе проснулся страх потери, о котором он уже и забыл. Эта женщина стала для него дороже, чем власть, чем все привилегии и возможности, что он имел ранее.  

В хмурые дни она никогда не лезла к нему с расспросами, только заваривала душистый чай с мятой и ставила чашку перед ним на стол, а сама усаживалась рядом и молча листала газету. Если они и ссорились, то долго дуться друг на друга у них не выходило, и кто-то обязательно просил у другого прощения.  

Совместные праздники всегда были наполнены теплом и домашним уютом. Он не всегда понимал, зачем устраивать эти посиделки, но каждый раз уступал Лив, лишь бы только она вновь улыбнулась ему, увидеть радость в ее глазах и небывалый детский восторг.  

А вечерами, когда они вместе сидели в его кабинете, листая папки с делами и выдвигая гипотезы, ангел не мог отказать себе в удовольствии мельком полюбоваться ею: сосредоточенным лицом, распущенными густыми прядями, отливавшими медью в полумраке комнаты, и тем, как забавно она закусывала нижнюю губу, когда не понимала каких-то терминов или выражений.  

Из глубоких раздумий Самаэля выдернул чей-то тихий, чуть хрипловатый голос:  

- Простите, что нарушаю момент воссоединения, но должен предупредить, что ритуал прошел не так, как должно.  

- О чем вы, Вальтер?  

- Обряд, который мы провели, подразумевал под собой обмен. Ваша душа, Оливия, в обмен на душу древнего. После этого тот, кто принес жертву, должен был умереть, а вы до сих пор живы!  

- О чем он говорит, Олив? Какой еще ритуал?  

- Погоди! Вы хотите сказать, что обмена не произошло? - Джонсон проигнорировала вопрос Бастиана и впилась пытливым взором в лицо мага.  

- В том, то и дело, что нет. Вместо обмена произошло разделение: часть энергии перешла к Самаэлю, а другая - осталась при вас.  

- Но как такое возможно?  

- Я впервые сталкиваюсь с подобным.  

- Связь... она все-таки существует... - полушепотом изрек Смерть, отводя взгляд в сторону.  

- Что? Какая связь?  

- В самый первый день нашего знакомства, когда ты согласилась работать со мной, каким-то непонятным образом между нами образовалась связь, как если бы мы заключили контракт. С каждым днем она становилась все крепче, а теперь, похоже, достигла своего апогея.  

- Другими словами, пока жив кто-то из вас, другой не сможет умереть? - Сев ошалело уставился на старого друга, не веря в то, что слышит.  

- Видимо, да.  

- Тот жнец! - воскликнула Олив, вспоминая тот момент из забвения.  

- О чем ты?  

- Когда я умерла, моя душа попала в небытие или как эта штука называется, не знаю, и там я встретила жнеца. Он назвался Нергалом и сказал...  

"...Оливия брела вслед за сборщиком душ и все никак не могла понять, как новый знакомый планирует возвращать ее обратно. Наконец, набравшись храбрости, девушка поравнялась с жнецом и задала волнующий ее вопрос.   

- Нергал, вы не могли бы объяснить все-таки, как намерены воскресить меня?   

- Понимаете ли, Оливия, ваша судьба на данный момент является самой большой тайной, - медленно вышагивая по пустоте, ответил дух. - Согласно прошлым записям, вы должны были погибнуть полгода назад под обломками во время теракта в юридической конторе, но на вашем пути встретился господин и все изменилось.   

- Что вы имеете в виду?   

- Никто не знает, как это произошло, но между вами и хозяином образовалась незримая связь. Чем дольше вы сотрудничали, тем крепче и сильнее она становилась. И теперь, пока эта ниточка соединяет ваши души, вы не можете умереть. И Господин Самаэль тоже..."   

- ...что я не могу умереть из-за этой связи, и Самаэль тоже. Мы как Инь и Ян, две половинки одного целого, - переплетая пальцы в замок с Хоффманом, закончила Олив.  

- Однако, какая неожиданность!  

Этот голос она узнала бы из тысячи, ведь именно он отдал приказ об ее убийстве. Ларс Ховард стоял в дверях камеры в сопровождении трех своих подчиненных, а на заднем плане маячил некогда обезвреженный маг.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться