Волчий камень

-20-

Не успели оборотни и шага ступить, как тут же замертво рухнули на каменный пол. Одного из них Лив обезвредила точным выстрелом в голову из револьвера, что перед уходом всучил ей Севастьян. Сам демон с неким разочарованием разглядывал своего недавнего противника, чья шея неестественным образом вывернулась на 180 градусов. Третьего бедолагу скрутило посмертными судорогами, когда Вальтер без малейшего сожаления проклял ворона, наслав на него Черную Смерть.  

Ларс с ужасом взирал на представшее перед ним зрелище, и невольно вожаку птичьего клана сделалось не по себе от мощи этой тройки. Но самым страшным зрелищем для него стали горящие огнем ненависти и злобы зеленые глаза детектива, что так же цепко сжимала в правой руке пистолет. Внутренний голос тонким писклявым голоском, как черт из табакерки, нашептывал, что он заслужил смерть, и серебряная пуля в сердце единственный итог для него, но милосердие, еще не полностью искорененное где-то в глубине души, протестовало.  

Наконец, взвесив все "за" и "против", Джонсон подняла руку с оружием вверх и спустила его с предохранителя. Ее глаза сверкнули странным голубоватым светом, и Ховард зажмурился, предпочтя дожидаться своего конца с закрытыми глазами. Минуты тянулись, как патока в жаркий день, но выстрела так и не последовало. Приоткрыв левый глаз, оборотень увидел, как Оливия с презрением смерила его взглядом и спрятала револьвер за пояс брюк.  

- Тебе бы сдохнуть, как безродному псу на помойке, но я не хочу марать о тебя руки, ничтожество. Я поступлю иначе - сообщу обо всем главам кланов, чье доверие ты предал в угоду собственному цинизму и жажде власти. Пусть они решают, какой кары ты достоин больше всего!  

- Считаете, что знаете меня?  

- Нет, но я вас "чувствую", и поверьте, лужа грязи по сравнению с вами сойдет за озеро Байкал на юге Восточной Сибири.  

- Не тебе меня судить, ничтожная смертная!  

- Осторожнее, Ларс! Здесь присутствуют как минимум двое, кто за подобные слова вырвет вам язык. - Сев многозначительно погрозил шатену пальцем, демонстрируя свои клыки и ярко-желтые с узким зрачком глаза.  

- А я не боюсь вас! За мной стоят могущественные люди, и они, несомненно, заступятся за меня!  

- Это ты про Мефистофеля? - не скрывая сарказма в голосе, уточнил Самаэль, поднимаясь на ноги и отряхивая одежду.  

Изорванный костюм сменился на чистые брюки и белую рубашку без галстука. Две верхние пуговицы остались расстегнутыми, обнажая бледную шею и уголок ключицы. Пшенично-светлые волосы аккуратно легли на свое прежнее место, и только косая челка игриво спадала на лицо, прикрывая обзор левому глазу. Расправив плечи и размяв затекшее тело, Смерть выпрямился во весь свой рост, приобретая величественный вид, от которого колени у Демьяна едва не подкосились.  

- Этот висельник не думает ни о ком, кроме себя. Твоя шкура для него не дороже завядшей бутоньерки в петлице пиджака. Отслужила свое и пусть отправляется в мусорное ведро.  

- Вы лжете! Мы заключили сделку: вы в обмен на мою постоянную власть над всеми оборотнями!  

- Неувязочка вышла, господин Ховард! Я теперь свободен, а значит, ваша сделка аннулирована. Да и потом, зная Мефисто не первый век, готов поклясться, что подписывая бланк, вы его даже не прочли, не так ли?  

Побледневшее лицо Ворона само за себя ответило на поставленный вопрос.  

- Он ведь, небось, уверял вас, что это просто бумажка, формальность, которую люди придумали, дабы обезопасить себя, но ведь вы не люди, а значит, вникать и зарабатывать головную боль нет нужды? Или я не прав?  

- Он... он...  

- В этом надо отдать ему должное: сделки этого хитреца раньше высоко ценились, ведь никто не мог так качественно запудрить смертному мозги, чтобы тот подписал сделку на душу без каких-либо условий и желаний. И только Фаусту удалось обыграть нашего чертенка в этой битве. После него Мефистофеля стали презирать и ни в грош не ставить - промахи в Аду, знаете ли, способны очернить даже самого искусного дельца. И вот он вновь воспрял энтузиазмом, почуяв крупную добычу.  

- Он не мог так со мной поступить!  

- Да бросьте, Ларс! Он же демон! А я как один из них заверяю - нам не нужен повод, чтобы обставить легкомысленного простака, а уж если он и сам готов нам подсобить, так чего уж отказываться от такого удовольствия. - Севастьян откровенно насмехался над обескураженным оборотнем, чья судьба отныне представляла собой довольно жалкое зрелище.  

- Ваша жизнь висит на волоске, и кто знает, какие условия вписал в договор Мефистос, чтобы заполучить вашу черную душонку. Может, вы доживете до старости, мучаясь от мысли, что в любой момент ваша жизнь оборвется как сгнивший канат, а может, уже через пару минут вы упадете замертво, захлебываясь собственной кровью. Главное правило гласит - заключая сделку с дьяволом, внимательно читай контракт, иначе бес вывернет твои желания наизнанку, превратив счастье в страдание.  

- Нет! Это не правда! Я не умру! Я буду жить вечно и править этим миром! - воскликнул Демьян, бросаясь прочь из подземелья с безумными глазами.  

- Похоже, он сам себя наказал, - тихо прошептала Джонсон, провожая обезумевшего перевертыша безразличным взглядом.  

Отчего-то внутри стало спокойно, и железная цепь, подобно змее обвивавшая сердце, растаяла, позволяя душе, наконец, отпустить все, что копилось столь долгое время. Олив глубоко вдохнула сырой воздух, закрывая глаза и запрокидывая голову назад. Усталость накатила с неимоверной силой, и мысли, доселе не донимавшие, бурным потоком хлынули в мозг, затапливая его под завязку. Щеки, алевшие румянцем, побледнели, и детектив ухватилась рукой за металлическую решетку камеры, чтобы не потерять равновесие.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться