Волчий камень

-22-

Нергал терпеливо ожидал, пока его хозяин проститься со своими друзьями, и украдкой поглядывал на Оливию. На самом деле Люцифер прислал его еще до начала поединка, чтобы дух проконтролировал исполнение правил. Мефистофель славился своими обманами, и ничто не мешало ему нарушить веками прописанные истины. Когда демон воспользовался теневой магией доспехов, чтобы ранить противника, жнец вмешался, и кинжал промахнулся, не задев сердца, куда и метил гнусный предатель. Остальное дело рук невидимой связи между ангелом и его напарницей.  

Еще никому из смертных не удавалось без летального исхода прикоснуться к темному оружию, а Олив не только смогла выдержать боль от ожога, но и извлечь отравленный нож. Подобные проявления неизвестного контракта вызывали восхищение, но и без опасений не обошлось. Ангелы, также следящие за происходящим, не переставали донимать Люцифера через корреспонденцию и посланников и уже набили Князю оскомину. Вконец изведенный Темный ушел в подполье, оставив всех этих ополоумевших куриц на своего секретаря.  

Можно подумать, он сам не пытался выяснить природу сего странного явления, не закапывался в своей библиотеке в свитках и писаниях, не тряс всех, кто хоть как-нибудь был причастен к заключению контрактов, сделок, обменных договоров и прочей лабуды. Пусто! Никто ничего не знает и не ведает! Злой и уставший Люцифер настрочил отчет о проделанной работе и отослал наверх с пометкой отцепиться от него со своими визгами и писками. Если им так хочется, пусть копаются, а он умывает руки и предоставляет паре самой решать свою судьбу.  

Единственное, что Дьявол сделал, это приставил к Самаэлю и Оливии наблюдателей, чтобы в любой момент обеспечить другу и его подруге защиту от не в меру активного вмешательства ангельского сословия. Впрочем, пернатые никакой активности не предприняли, видать, Отец запретил им влезать не в свое дело, так как и ему Хозяин Ада отослал короткую записку с настоятельной просьбой угомонить свои детей.  

И вот теперь, когда смута только начала сходить на нет, все опять пошло наперекосяк. И кто в этом виноват? Правильно, этот неугомонный и обиженный на всех и вся Мефистофель. Давно надо было сослать его куда-нибудь в самую глубь бездны, и чтобы духу его при дворе не было. А после выходки с доносом и вовсе следовало запереть этого проходимца в тартаре.  

После того, как Самаэль вновь вернулся на землю, Люцифер установил слежку за Мефисто, но тому каким-то непостижимым образом удалось скрыться, а когда наблюдатели вновь обнаружили его, было уже поздно. Неожиданным подарком стало появление Нергала в кабинете Князя. Жнец рассказал о внезапной смерти Оливии и ее пребывании в забытье. С разрешения Дьявола дух освободил душу Джонсон из плена и вернул ее к жизни, благо связь между ней и Смертью сделала эту процедуру легко выполнимой.  

И как только это произошло, Темный приказал Нергалу следить за ситуацией и, в крайнем случае, принять меры. Происходящее необходимо было как-то разрешить, иначе не успеет Люц оглянуться, как в его дела влезет кто-нибудь сверху и тогда спокойному укладу жизни подземного мира придет конец. Раз уж высшие силы распорядились связать этих двоих, то пусть они и идут рука об руку до самого конца.  

Обменявшись последними словами с Олив, Самаэль поравнялся со слугой, и они вместе исчезли в серой дымке. Знакомый интерьер адских коридоров уже не вызывал былого восторга и радости, а наоборот навевал грусть и апатию. Передав пергамент в руки хозяина, жнец удалился, оставив Господина один на один с собственными мыслями. Место было ему знакомо, в нескольких шагах отсюда располагались двери кабинета Князя, куда блондин был вхож как к себе домой.  

Сделав над собой усилие, ангел все же двинулся в нужном направлении и замер перед дубовыми дверями. Не успел он постучать, как створки со скрипом отворились, пропуская гостя внутрь покоев. Интерьер ничуть не изменился за время отсутствия Смерти, разве что освещение практически отсутствовало, за исключением жарко пылающего камина.  

Дьявол стоял лицом к очагу, заложив одну руку за спину, а другой держал наполовину выгоревшую сигару. Стоило мужчине переступить порог, как двери за ним захлопнулись с легким щелчком. Сделав затяжку, Люцифер бросил окурок в огонь и развернулся к вошедшему лицом.  

- Ну здравствуй, дружище!  

Самаэль склонился в глубоком поклоне, что вызвало на губах Высшего снисходительную улыбку.  

- Ничего не хочешь мне рассказать?

- Смотря, что ты хочешь услышать.  

- Например, то, как ты докатился до такого.  

- Хотел бы я и сам это знать.  

- С тех пор, как ты связался с этой девчонкой, на меня беды сыплются одна за другой!  

- Никто не знал, что наш спор вызовет такую цепочку событий.  

- Да уж, с Судьбой не поспоришь... эта хитрая бестия все всегда делает по-своему!  

- Меня ждет суд?  

- Все не так просто. К нам должен присоединиться еще один участник, прежде чем я смогу ответить на этот вопрос.  

Ожидание оказалось недолгим, огонь в камине вспыхнул, как если бы в него щедро плеснули бензином, и из очага вышел мужчина, облаченный в белые брюки, рубашку и жилет в тон. Туфли из тонкой кожи утопали в мягком ковре, заглушая и без того тихие шаги незнакомца. Немолодой, широкоплечий, атлетически сложенный с короткими светло-русыми волосами и светло-зелеными, как луговая трава, глазами. И все ничего, если бы не очертания нимба над головой: едва различимый ободок золотого оттенка.  

- Простите за опоздание, я получал последние наставления от Всеотца.  

- Да мы вас особо и не ждали.  

Святой дух поджал губы, но возмущаться не стал, хотя и очень хотел.  



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться