Волчий камень

Эпилог

Лучи закатного солнца освещали горные хребты, медленно переползая на верхушки вековых сосен, и плавно погружались за горизонт. Волны, одна за другой накатывали на песчаный берег, унося с собой маленькие камушки. Чайки парили в небесах, зависая в воздушных потоках и подобно воздушным змеям камнем падали в море, выныривая на свет вместе с рыбешками, коих туристы подкармливали хлебными крошками.  

День клонился к концу, и вскоре на фиолетовом бархате замигали бриллианты звезд. Диск луны, печально желтевший на полотне, постепенно становился все темнее и темнее, пока из рыжего апельсина не перекочевал в спелый гранат. Кровавая луна взошла не небо, знаменуя великий день для всех оборотней, кто почтил своим присутствием древний остров, а вместе с ним и веками хранимый обряд.  

Жаркий костер пылал в середине кольца, которое образовали несколько претендентов на пост Верховного Вожака. Остальные перевертыши с замиранием сердца столпились по обе стороны от пентаграммы, начерченной на песке искусной рукой ведьмы. Все ждали начала ритуала, когда прямо из воздуха у самой кромки леса появилось две фигуры, облаченные в черные бархатные плащи с капюшонами.  

Одна из них была очень высокой, широкоплечей и от нее веяло такой мощью, что ноги готовы были вот-вот подкоситься и зарыться коленями в рыхлый песок. Вторая же, наоборот, едва доставала собрату до плеча, хрупкая, миниатюрная, но не менее могущественная. В руках у незнакомца была резная шкатулка с узором. Тонкие кисти скрывала плотная ткань перчаток, но во мраке наступившей ночи зоркий глаз уловил блеск металлического колечка на безымянном пальце правой руки.  

Незваные гости степенно приблизились к собравшимся оборотням и позволили, наконец, разглядеть себя поближе. В одном из них Валентин, претендент от волчьей стаи, распознал детектива, несколько дней назад прибывшего в Шотландию по просьбе Миланы, а после внезапно исчезнувшего. Сейчас его горящие сапфировые глаза пугали и завораживали одновременно, но это уже был не тот мужчина, которого запомнил Карнахайн в их последнюю встречу. И догадываясь, кто стоит перед ним, вервольф поспешил склониться в глубоком поклоне, чем заставил тонкие губы Хоффмана изогнуться в шутливой улыбке.  

Рядом с Самаэлем, не менее изменившаяся, чем ее начальник, стояла Оливия, вот только облик ее уже не позволял причислить ее к миру смертных. Густые, порыжевшие волосы, мягкими волнами обрамляли бледное личико, а изумрудно-зеленые глаза стали ярче и обзавелись золотистыми крапинками вокруг зрачка. Однако от нее по-прежнему веяло теплом и радушием, как и в их первую встречу.  

Женщина мягким шагом подошла к волку и протянула ему шкатулку. С неким трепетом Вэл принял дар из рук Джонсон и после ободряющего кивка распахнул ларец. На темно-синей атласной подушке покоился белый опал, чья поверхность играла всеми красками радуги. Стоило лучу багряной луны упасть на камень, как вдруг тот засиял красным огнем и взмыл в воздух, мелодично позвякивая. Оборотни с замиранием сердца следили за тем, как реликвия их рода вращается вокруг своей оси, мерцая рубиновым калейдоскопом. Еще секунду амулет изучал пространство, пока не принял окончательного решения.  

Воздух разрезали возгласы удивления, когда Волчий камень мягко вернулся в шкатулку, которую Валентин так и держал в руках.  

- Мои поздравления, мистер Карнахайн. Теперь вы новый вожак оборотней. Носите с гордостью этот титул, ибо вам еще долгое время придется пробыть в нем.  

- Но ведь я...  

- Об этом не беспокойтесь! - перебила верфольфа Олив, ободряюще сжимая запястье альбиноса. - Я немного поколдовала над камнем, пока он был у нас, так что теперь его владелец неуязвим для серьезных ран и болезней. Это меньшее, что я могу сделать для вас.  

- Вы вернули нам надежду, спасибо! Я в неоплатном долгу перед вами.  

- Не стоит, Валентин. Мы всего лишь исполняли свой долг, а вас впереди ожидает великое будущее.  

- Я никогда не забуду того, что вы сделали для нас.  

- Правьте достойно, и тогда считайте, что вы выплатили свой долг. А теперь ступайте, ваши поданные уже заждались вас.  

Блондин почтительно склонился перед детективами, еще раз благодаря их и прощаясь. За его спиной уже столпилось немало народу, во главе которого, конечно же, стояла Мила. Эта волчица далеко пойдет, в особенности, если Вэл признается ей в своих чувствах. Все их ссоры и недомолвки изрядно мешали обоим открыть свои тайны друг другу, но у них впереди еще много времени.  

Полюбовавшись на радостные лица перевертышей, которые не переставали поздравлять новоиспеченного главу с назначением, Оливия и Бастиан молча удалились, оставив живых наслаждаться празднеством. Подхватив Смерть под руку, рыжеволосая спокойно вышагивала по песку, не боясь испачкать свой длинный плащ, и украдкой улыбалась своим мыслям, когда ангел спросил:  

- Ты не жалеешь о своем выборе?  

- Нисколько, и если бы мне предоставили шанс начать все сначала, я бы не поменяла ни дня.  

- Теперь ты бессмертна, и как бы прискорбно это не звучало, но навеки привязана к тьме.  

- Какая мне разница: жить в Раю или в Аду, главное, что ты рядом, а остальное приложится, рано или поздно.  

- И за что ты мне такая досталась, интересно бы знать?  

- Грешил много, Самаэль, вот тебя и наказали такой язвой, как я.  

- В таком случае я готов терпеть это наказание вечность.  

Лив широко улыбнулась, поднимая голову и встречаясь с безумными, но такими родными голубыми глазами. Пусть она отказалась от всего в угоду любви, пусть теперь ее путь пролегает через Гиену огненную, но все это пустяки, когда тот, кого ты любишь всем сердцем, крепко держит тебя за руку и обещает, что как бы высоко ты не падал, он обязательно тебя подхватит. И уже никогда больше от себя не отпустит...



Татьяна Кузнецова

Отредактировано: 25.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться