Волчьими тропами

Размер шрифта: - +

Глава 3. Спасение утопающих

Кто-то ушел на дно, а канул-то всё равно.
Погрустили, а завтра забыли, будто не были и не любили.
Кто-то ушел наверх, то есть ушел на век,
И следит улыбаясь за нами, сквозь глаза наших воспоминаний…

Так пускай наступает холодным рассветом на нас новый день.
Все останется в этой Вселенной, все вращается в этой Вселенной -
Возвращается к нам, запуская круги на воде.
Ничего не проходит бесследно, ничего не проходит бесследно.

Чей-то случайный ход, фатальный поворот.
Мы друг друга на этой спирали, обретали и снова теряли.
И остаётся нам, холодным городам,
Просто ждать когда станет теплее и бежать, ни о чем не жалея.

(СЛОТ)

2003 год. Окрестности Хогвартса. Хогсмид

 

- Извини, но у меня здесь не гостиница, к сожалению, – женщина за барной стойкой в заведении «Три метлы» обращается ещё к одной – высокой и худой как спичка. – И не место, чтобы пить спиртные напитки в таких количествах!

 

Розмета повышает голос, смотря в сторону изрядно пьяных посетителей, которые коротают ночь в её владениях, причем, ей уже давно стоит брать за это дополнительные деньги, но она, в силу того, что очень любит свою работу, не имеет морального права так делать. Вторая собеседница – с видом весьма изможденным и даже больным – стоит, опираясь на стойку и что-то усердно нашептывает Голдстрейн. Они никогда не разговаривают по душам, но сейчас, когда Берта Джоркинс, бывшая работница отдела противозаконной торговли в магических заведениях, вваливается вся в разорванной одежде, с криком о помощи, Розмерта не может отказать. Однако напугавшись, она пытается всё же подстраховать себя и свою репутацию. Она накладывает на гостью невидимые чары.

 

- Что с тобой вообще приключилось, чёрт возьми?

 

- Долгая история, Роз, – улыбается самыми уголками губ Берта. – Ты скажи, я могу остаться ненадолго?

 

- Я не сдаю комнаты, – повторяет Голдстрейн. – Во всяком случае, бесплатно.

 

- Деньги я найду. Но не сейчас.

 

- Ты сказала, что всю ночь проплутала в лесу?

 

- Да, это долго обсуждать, – говорит Берта, стараясь не смотреть в глаза Розмете. – Помнишь, у меня был ухажёр на шестом курсе?

 

- Боже, ты сейчас об этом? – взмахивает руками Розмета. – И что дальше?

 

- Убили его, – вздыхает Берта. – А после у меня в жизни очень много плохого приключилось. Взять хотя бы работу – долбанное министерство – ни капли уважения к полукровкам. Считают, что лишь чистота крови заслуживает почтения. А я отдала им лучшие годы!

 

- И какое это сейчас имеет отношение к делу?

 

- А такое, – Джоркинс опустошает ещё одну стопку с крепкой настойкой. – Меня втянули в другое дело. Не в самое безопасное. Между прочим, мер предосторожности, которые, якобы, предпринимает Фадж, явно недостаточно. Слышишь?

 

Розмета напряженно прислушивается.

 

- Комитет по отлову опасных существ вновь вернулся в свой жесткий график.

 

- Зачем ты мне всё это сейчас говоришь? – спрашивает Розмета.

 

- Будь начеку.

 

- Спасибо, справлялась же раньше, – пожимает плечами Розмета. – Пора тебе, Берта. Извини, но…

 

- Ты не можешь меня выставить! – вопит женщина и цепляется рукой за край барной стойки. – Роз, неужели ты не понимаешь, что мне угрожает опасность? Я сбежала от него! И это не просто проступок! Это – преступление!

 

- Ты хоть одно предложение можешь связать в цельный смысловой отрезок? – злится Голдстрейн. – Можешь? Постарайся, пожалуйста, сделать так, чтоб я могла различить хоть долю из того, что ты пытаешься сказать. Ладно?

 

- У тебя здесь есть сигнальные чары от оборотней? – вдруг выдаёт Берта. – Или обходишься малыми средствами, что давно себя изжили?

 

- Оборотни никогда не суются ко мне, – чеканит Розмета. – Здесь всегда есть охотники. И магловские тоже. Они набредают на мою сторожку добра и хорошего огневиски, когда сбиваются с пути. Не волнуйся, всё законно – я прошла специальные курсы и у меня есть лицензия на торговлю с магглами… отдельные ячейки для их денежных средств, отдельные столики… и прочее…

 

- Хорошо ты устроилась, – хохотнув, говорит Берта. – Только, я тебе скажу, что настоящим оборотням нет помехи в твоих маггловских охотниках. Они их встречают каждый день, и убивают тоннами. Даже вне превращений оборотни, моя дорогая, сильные и опасные твари. Вспомни-ка программу школы… Читали про них и не верили…

 

- Ты хочешь мне сейчас сказать, что тот, от кого ты дала дёру – оборотень? – напряжение всё отчетливее проступает в словах и в жестах Розметы. – Ты рехнулась? Или ягодок поела по дороге?

 

- Ты меня не слушаешь?! – возмущенно выкрикивает Берта. – Очнись! Я тебя про Фому, ты мне – про Ерёму!

 

- Не уж, дорогая моя! – отвечает в том же тоне Голдстрейн. – Это ты мне мозги тут пудришь! А у меня работы куча!

 

- Ты не хочешь меня понять!

 

- Ты сама не хочешь мне всё нормально рассказать!



Cool blue lady

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться