Волчьими тропами

Глава 7. Клювокрыл и засада на дереве

Скажи мне, Мама,
сколько стоит моя жизнь,
Моя жизнь – это драма,
моя душа несется ввысь.
(Баста)

- Смотри куда ступаешь, Поттер! – Забини останавливается на поляне, где должен проходить первый их с Гриффиндором урок по уходу за магическими существами. Гарри, заболтавшись с Роном, нечаянно задевает ботинком край мантии Забини, на что тут же получает кучу оскорблений.

- Отошел бы сам. Здесь наша половина, – заявляет Рон.

- Как ты сказал? – Блэйз бросает сумку на землю. Гойл её тут же подобирает и вешает на своё плечо, вдобавок к Крэббовской. – Хочешь нарваться, блохастый?

- Да я тебя сейчас на клочки порву! – Рональд хватает Забини за грудки. – Давно тебе рожу никто не чистил, я смотрю…

- Блэйз, вмажь ему! – слышатся поддерживающие реплики со стороны слизеринцев. – Давай!

- Охотно! – мальчишка тоже решительно стискивает ладони на мантии Рона. – Мы ж ещё за крыску твою не рассчитались, верно?

- Руки убрал! – Гарри тут же встает рядом с другом и гипнотизирует Блэйза убийственным взглядом из-под стёкол очков.

Встревать в конфликты на уроках – отныне табу для Поттера, и добрая половина учащихся об этом уже знает.

- Пошли вы оба!

- Гаденыш! – Рональд трясет Забини. – Кишка тонка?!

Они валятся на землю, держа друг дружку мёртвой хваткой. Пока катятся по вытоптанной поляне, Рон успевает задеть Забини коленом и кулаком приложиться по скуле.

- Мразь! – палочка, которую, вообще-то, просили оставить в классе, оказывается в сантиметре от лица Рона.

- Отпусти его! – Гарри начинает это надоедать. Спокойный обычно, сейчас, голос его переходит в злобный бас. – Забини, применишь магию – тебе конец…

- Тебя забыл спросить, Поттер!

- Завязывай, – Гойл дёргает товарища на себя. – Не опускайся до его уровня.

- Ты покойник, Уизли! Понял меня?!

Гарри помогает Рону отряхнуться.

Хагрид слишком задерживается. Где его только носит?

Студенты гогочут на несколько разных ладов. Забини отходит в сторону, ругаясь и спрашивая у Гойла с Крэббом, не выглядит ли его рожа такой, будто его только что в дерьмо макнули. Те, заминаясь через слово, ржут и получают тычки от не выспавшегося Теодора Нотта.

Римус устраивается поудобнее на большой ветке дерева, растущего неподалеку от хижины Хагрида, и продолжает наблюдать. На воздухе его не так сильно мутит. Зеленые и всё ещё сочные листья скрывают его фигуру от посторонних глаз. Весьма надежно, если, конечно, никому из студентов не придёт в голову поиграть в обезьянок. У него впереди ещё два «окна», так что он может расслабиться и «понабраться» опыта у коллег. Римус дышит полной грудью, отчаянно стараясь не концентрироваться на запахе человеческой плоти, который сводит его с ума с того самого момента, как он убил Агнесс. С переменой мест у Люпина появляется немало поводов на чем-либо-не-концентрироваться. Да так, что голова под вечер просто пухнет. Будто мало ему болей при полнолунии. Новый день приносит новые проблемы – он обнаруживает, что кто-то таскает у него личные вещи.

- Так-с, подойдите-ка все сюда! – великан Хагрид добродушно приветствует студентов третьего курса. – Сегодня мы познакомимся с…

Римус видит, что несколько Гриффиндорцев приходят последними, в их числе и Гермиона Грейнджер. Странно. Девочка-отличница, которая готова ответить буквально на любой вопрос – с чего бы ей опаздывать? Но, вспоминая, что на третьекурсников и их преподавателей серьёзно насели из отдела магического образования, а заодно и из Министерства, очевидно, считая, что чем больше уроков – тем лучше, – Римус успокаивается. По расписанию у львиного факультета с раннего утра стоят дополнительные занятия для тех, кто удачно справляется со стандартной нагрузкой. Таких, надо признать, немного: Грейнджер, Малфой, Белл, Долгопупс. Но вообще, конечно, пристальное внимание к факультету Минервы МакГонагалл неспроста – почти все уже знают, что Фадж специально проверяет женщину на прочность. Это его месть за Амбридж, которая не без помощи декана Гриффиндора в прошлом учебном году отправилась в Мунго на принудительное лечение нервишек. Люпину не очень хочется лезть в это, тем более, что он знает, на что способна мерзкая Долорес, но всё же, проявляя уважение к МакГонагалл и вполне естественное любопытство, замешанное на её громкой истории с Драко Малфоем, Римус наводит справки у учителей.

- Долго же ты шла, Гермиона, – с укором произносит Уизли. – Пропустила такое зрелище.

- Что именно? – спрашивает Грейнджер довольно безразлично.

Люпин прислушивается. Это не так просто, ведь параллельно вещающий Хагрид заглушает столь важный разговор. На самом деле, приглядываясь к Рону, Римус преследует определенную цель – слух про крысу, которую спас от «живодера-Забини» Уизли – вот ключик. Да и вообще, Римус знает, что если он хочет сблизиться с Поттером, то нужно для начала сблизиться с его друзьями. Желудок предательски урчит. Люпин опять тревожно выглядывает из листвы – Хагрид всё ещё пытается донести до учеников тему урока. Есть Римусу с утра хочется больше обычного. Завтрак в Большом зале не для него – там шумно и людно. Поэтому он просит эльфов носить ему в комнату. Но в последнее время Римус замечает, что некто не прочь полакомиться за чужой счет, крадя его припасы табака и подъедая крошки на тарелках.

- Это Гиппогриф, – говорит наконец Хагрид, показывая рукой на животное, которое мордой и крыльями напоминает большую птицу, а задницей…

В общем, неважно.

Гермиона, наверное, чтобы хоть как-то отвязаться от Уизли, поднимает руку и спрашивает:

- Как его зовут?

- Его зовут Клювокрыл.

Не самое оригинальное имечко, надо признать.

Гермиона не сводит глаз с гарцующего за спиной Хагрида существа. Римус, конечно, тоже. Осанка и хищный взгляд – вот что ценно. В какой-то момент Грейнджер понимает, что зверь на неё смотрит. Этот зрительный контакт не скрыть от вездесущего Забини:



Cool blue lady

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться