Волчьими тропами

Размер шрифта: - +

Глава 13. Перед полнолунием

Мокрый асфальт — фары в глаза,
Здесь нету «можно» и нету «нельзя»
Все мы — дочки городов, маленьких своих миров.
Слепит глаза глянцевый свет,
И я — третья справа, а шестой уже нет,
И одна на всех история невесёлая — новосёлы мы…

В столице настежь окна, девочки-лунатики,
Слёзы-водка, расшибёт на фантики,
Босиком по стёклам Млечного пути.
В столице настежь окна, девочки-лунатики,
Детство сдохло — расплетаем бантики,
Я на всё согласна, кроме любви!
(Винтаж)

2003 год. Англия. Окрестности Лондона.

 

— Какого хрена?! — крик становится всё более яростным и громким. — Ты мне обещал, что всё пройдет нормально! Ты обещал, что загонишь эту сбежавшую мразь-Джоркинс, и добудешь мне генетический материал для эксперимента!

 

— Мы были близки к цели! — хрипит окровавленный оборотень. — Кто мог знать, что там будет засада с Грюмом во главе?

 

— Что он там делал, твою мать?! — Сивого грубо прижимают к стене. Он едва может шевелиться. — Кто накапал ему о том, что именно нам нужно, и почему вдруг отряд из МЦИОСа возглавляет аврор?

 

— Джоркинс могла добраться до людей… скорее всего, что так и есть… я…

 

Удар по лицу такой силы, что стена рушится, и Фенрир Сивый кулем падает на пол в соседнем помещении. Вскоре над ним склоняется мужчина в черном. Допрос ещё не окончен.

 

— Сильно тебя потрепали, придурок?

 

Сивый переворачивается на спину и теперь сам орёт в голос — из лопатки у него торчат две стрелы. Из раны медленно вытекает нитрат серебра — тягучая жидкость с синеватым оттенком. По своей консистенции она очень напоминает кровь единорога, поэтому неудивительно, когда их путают незнающие всех тонкостей личности. Наконечники стрел так сильно заходят в тело, что вытащить их без хирургического вмешательства просто невозможно.

 

— Сейчас я ещё добавлю! — снова град из пинков и затрещин. Сивый не сопротивляется — у него нет сил. — Это же надо быть таким дебилом!

 

— Я всё же добыл… кое-какой материал… глянь…

 

Мужчина принимает из грязной руки Сивого малюсенькую пробирку с мутноватой жидкостью, напоминающей слюну. Удовлетворенно улыбаясь, незнакомец увешивает оборотню ещё пару пинков и зовёт товарища — Пожиратели смерти выползают один за другим практически изо всех щелей старого дома. Пробирку уносят на исследование.

 

— У кого ты отобрал это чудо? — смягчатся мужчина.

 

— Кажется, это… метаморф, — выдавливает Сивый. — Я заметил, что она меняет облик без каких-либо заклинаний. Так что — есть шанс.

 

— Метаморфов мы ещё не пробовали! — гогочут Пожиратели. — Надо восполнять пробелы!

 

— Эти твари сейчас как маггловская нефть — дороги в цене, — усмехается Сивый. — Я за свои годы ни одного не видал…

 

— Как она выглядела? Такая хорошенькая, с фиолетовыми волосиками, да? — нагибается вдруг мужчина, исполняющий роль заводилы. Когда Фенрир кивает, снова становится шумно. — Ай да, Сивушка! Ай да, молодец! Это же Тонкс! Маленькое отродье вонючего маггла-Теодора!

 

— Это ведь она пыталась тебя грохнуть, Долиш, — говорит догадливый оборотень. — Но не учла, что нам всё давно известно о её мстительных планах. Да?

 

— Она была одна? Всё ещё охотится?

 

— Нет, там был ещё Люпин.

 

— Это тот хлюпик, который ушёл из твоей стаи, потому что совесть замучила?

 

— Я же почти прикончил его, и тут вдруг подмога нарисовалась в виде кучи волкодавов с хромоногим параноиком у пульта! — чертыхается Сивый. — Грюм-мудак перебил половину стаи! Хотел бы я знать, какая сучья сила поставляет ему стрелы в таких количествах…

 

— Стрелы не смертельны для вас. Максимум — лихорадка и неспособность превращаться в ближайшие месяцы, разве не так?

 

— Смотря какое количество на тушу, — Сивый морщится, когда под его весом вонзившиеся стрелы ломаются. Оборотень теперь лежит на спине, вздрагивая и сжимая зубы от острой боли. — И смотря, куда они попали… если в сердце или в голову — пиши пропало…

 

— Ничего-ничего. Ты вон какой здоровяк — переживешь!

 

— Заткнись! — отмахивается озлобленный Сивый.

 

— А что — что? — хохочет Долиш. — Кинешься и покусаешь? Не выйдет — ты лишен главной привилегии — спасибо Грюму!

 

— Проверим? — хищно оскаливается Фенрир. Даже будучи раненым вожак волчьей стаи вселяет ужас в других. — Хочешь?

 

— А ты разве хочешь, чтоб я сказал Повелителю, что ты провалил главное задание?

 

— Ничего я не провалил. Он всё равно придёт к нам, — Сивый облизывается. — Я уже чувствую его тягу к убийству. Он придёт. И тогда все секретные сведения из МЦИОСа будут в карманах Повелителя.

 

— А если он, как и моя бывшая идиотка Джоркинс, доберется до людей?!

 

— За его башку дают столько, что он побоится даже намеки подавать. А если и посчастливится встретить сердобольных, то… я же говорю — жажда она везде жажда. Он — оборотень. Хоть и из клетки.



Cool blue lady

Отредактировано: 10.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться