Волчонок

Размер шрифта: - +

4

Агата

Прошла неделя. Универ все эти дни гудел, как улей. Все слухи касались, конечно же, Волкова. Будь он неладен! Меня радовало лишь одно, что мы не пересекались с ним ни разу, после того случая. Если и дальше так дело пойдет, то остается только радоваться. Но моим мечтам не суждено было сбыться. Я слишком рано расслабилась.

В пятницу, как закончились пары, я спешила домой, полежать перед работой. В конце рабочих будней всегда ожидалось много народу, это означало, что не будет ни одной свободной минуты, чтобы перевести дух. Все хотели сбросить напражение, хоть на чуточку отвлечься от рутинной работы, и устремлялись в клуб.

Всю неделю в универе из аудитории в аудитори я ходила осторожно, оглядываясь, чтобы не встретиться с Волчонком. Сегодня же расслабилась, пары закончились, я почти у выхода. Но не тут-то было. Я только хватаюсь за ручку двери, как она резко открывается, и ударяет меня. От такого напора и неожиданности я не удерживаюсь на ногах, но столкновение с полом не происходит. Выдыхаю. Меня резко ставят на ноги и я смотрю на моего спасителя. Только не это! Черт! Почему опять он?

Если в самом начале его глаза выражали беспокойство, то увидев меня и встретившись моим взглядом, его лицо исказилось.

‒Ты?! ‒ голос такой, можно железо резать, взгляд становится убийственным, зрачки сужаются и меняют цвет. Как он все это делает?

Не успеваю додумать ответ, как он толком не успев поставить меня на ноги, убирает руки. Я не удерживаюсь, чисто на инстиктах хватаю его за футболку. Лицо Волчонка меняется до неузнаваемости, будто его прострелили, он смотрит то на меня, то на мои руки, резко их отдирает от себя, скидывает и делает шаг назад. Я что заразная? Чем-то испачкалась? Неприятно пахну?

‒Держись от меня подальше! ‒ не отошла от случившегося, не успела прокрутить в голове его поведение, как он наносит еще один удар.

Как обухом по голове. Я теряюсь, не могу вымолвить ни слова, но смотрю прямо ему  в глаза, почему-то не могу отвести взгляда. Он тоже не отводит. Чего то выжидает? Ни по его лицу, ни по его глазам невозможно понять, о чем он думает, какие мысли у него в голове. Мне видно лишь как меняется цвет и форма зрачков, как опять трепещут его ноздри, как тяжело он дышит, будто ему не хватает воздуха. Он что гаптофоб? Его приводят в ужас прикосновения других людей? Или же это распространяется только на меня?

Вскоре связь прерывается. Волчонок выходит из состояния оцепенения и уходит прочь.

‒Что я тебе сделала? ‒ вопрос сам собой вырывается из меня, и я поворачиваюсь к нему. Он будто не слышит меня, идет дальше.

‒Что. Я. Тебе. Такого. Сделала?! ‒ не унимаюсь я, почти кричу на весь коридор университета, чеканя каждое слово.

Остановился, но молчит. Опять застыл. Не делает ни одного малейшего движения. С ним точно что-то не в порядке, ему лечится надо. Уже не надеюсь получть от него ответ, подбираю с пола сумку и иду к выходу.

‒Не попадайся больше мне на глаза. ‒ слышу я за спиной его стальной голос. ‒ Иначе пожалеешь.

‒Тебе лечиться надо, Волчонок! ‒ кричу в ответ, не поворачиваясь на его слова, поднимаю руку и показываю ему средний палец.

Вот тебе! Улыбаюсь своему поступку и выхожу на улицу. Сегодня ему не испортить мне настроение. Я не дам тебе этого сделать ни сегодня, ни завтра. Пусть решает свои проблемы сам.

В выходные мы договорились погулять с подругой в парке. После пятницы у меня нет сил. Даже моя камера на плече кажется лишним балластом. Сегодня сделала лишь пару снимков, чего-то не хватало. Я все время ною, чтобы Катя, наконец, угомонилась и дала мне отойти от работы. Намотав не один круг вокруг парка, она сдается, устав выслушивать мои жалобы. Мы взяли каждой по мороженому и присели отдохнуть. Какое наслаждение вытянуть ноги! Я нежусь на солнце, откинув голову назад, когда Катя заводит разговор о Волкове. Опять он!

‒Говорят, что Волков бросил невесту в Европе, когда вернулся домой. Не абы кого, а дочь какого-то известного актера или актрисы, ‒ «Что же не супермодель?» проскакивает в моей голове недовольная мысль. И с чего мне вдруг быть недовольной? Он меня не интересует.

‒Сдался вам этот грубиян? Что вы все в нем находите? Ведет себя, как бог, смотрит на нас так, будто мы ничего не стоим. Жду не дождусь того дня, когда он будет требовать от других почистить ему ботинки. Уверена, выстроиться целая очередь от пустоголовых девиц, ‒ меня раздражал разговор о нем. ‒ Хоть ты не вступай в кружок под названием «Готовы-на-все-угодно-ради-Волчонка».

‒Интересно, а что его Волчонком называешь? Он же, как волк, хищник. Причем, чертовски красивый хищник. И фамилия соответствующая. Я бы не прочь с ним замутить, еще и папа просит почаще попадаться ему на глаза, да только я отлично понимаю, что не стоит даже пытаться. Для нашего бизнеса не помешает получить внимание Волкова старшего через его сына, но гиблое это дело, ‒ Катя вздохнула. Отец ради дочери был готов на многое, но держал ее в ежовых рукавицах.

‒Волков старший и есть волк, а сын так, мелковат для этого. Волчонок и есть. Скалиться, рычит, тяфкает, пугает, только и всего. Он сам делал что-нибудь в жизни или прожигает деньги папули? Вы как хотите, но я не хочу, чтобы на меня смотрели его злющие глаза. Я ему ничего не сделала, но он каждый раз думает так. Надеюсь, что скоро вернется Миша, и я, наконец, буду спокойна, ‒ вспомнив своего парня, я довольно улыбнулась.



Валентина Элиме

Отредактировано: 12.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться