Волчонок на псарне

Размер шрифта: - +

Глава 1. Талиша. Обет безбрачия

  - Уйди, - я схватила прут, загораживающий дорогу, и попыталась вырвать его из рук ухмыляющегося Прыща,- Пропусти, мне надо!

  И чего этот гад прицепился именно ко мне? Сил нет, как надоел! Обзывается при всех, и не побьешь его, он сильнее и всегда побеждает.

  Прыщ, как обычно, решил меня позлить, гоготнул и отпрыгнул, дергая палку на себя - я ее не выпустила, и меня развернуло спиной к загону, где нервно похрюкивали дипроды.

  - Ты где должна быть, Пустоглазая? - он мотал палку из стороны в сторону, и меня трепало туда-сюда.

  Если сдамся, то он этим прутом отлупит меня и погонит к бабам-зудай ягоды собирать, потому я вцепилась, как клещ. Не выпущу, не сдамся! Упираться в землю, тянуть на себя. Наплевать, что Прыщ старше и что руки болят, пусть не сейчас, но все равно когда-нибудь будет, как я хочу!

  - Нам нужно, - проговорил растерянный Мыш, наблюдавший за поединком со стороны. - Дипрод Талиши... заболел.

  Он никогда не помогал мне, когда мы дрались с Прыщом, потому что был мелким, пухлым, слабым, хотя он тоже старше меня. Дипроды за моей спиной разволновались, теперь они не хрюкали, а трубили, как когда нападают на войне - Эу-эу.

  - Тебе, - Прыщ дернул прут, - Надо, - еще раз дернул. - Собирать ягоды! С другими бабами-зудай.

  - Сам и иди! Чего ты ко мне пристал? Влюбился?

  О, как его скривило! Прыщ от негодования ослабил хватку, я вырвала прут и шлепнулась на мягкое место. Прыщ захохотал. Весело ему не было, он выдавливал смех, чтоб меня позлить.

  - В тебя что ли, Пустоглазая? Во насмешила! - он сделал строгое лицо, посмотрел с интересом. - Хоть ты и страшная, когда вырасту, выберу тебя на свадебный день, победю и... - он дернул бедрами туда-сюда, поддел дорожную пыль пальцами ноги и швырнул мне в лицо.

  Я залилась краской, вскочила и рванула за ним по вытоптанной поляне к лесу.

  - Красный рак! Красный рак! - улепетывая, радостно вопил он.

  Глаза застилала багровая муть. Догнать. Сбить с ног. С хрустом вогнать кулак ему в нос, как учил мастер Тайге, а потом с упоением лупить эту отвратительную рожу. Вот тогда ты у меня посмеешься!

  - Талиша, хватит! - прокричал Мыш. - Он тебя дразнит, чтоб ты гонялась.

  Ну и пусть! Вот она, его спина, совсем близко. Падай, падай, падай! Споткнись и упади! Давай же! То ли Прыщ поддался, то ли и правда споткнулся - колени его подкосились, но он не распластался, кувыркнулся. Я налетела на него, когда он вставал, прыгнула на спину, обхватывая руками и ногами, и мы покатились по траве с небольшого пригорка. Небо-земля-небо-земля. Крапива хлестнула по щеке. Хоть было и неудобно, я старалась добраться до горла Прыща. Он понял, что я не отступлю, и пытался ударить локтем, но не доставал.

  Когда скатились с пригорка, он придавил меня спиной к траве и проговорил с торжеством:

  - Сдавайся, Пустоглазая.

  Пусть думает, что сдаюсь. Я разжала руки, ноги выпрямила. Когда этот мерзкий червь уже думал, что победил, рывком согнула их в коленях, поднимая и себя, и его, толкнула тело вперед, проскальзывая под Прыщом. Обхватила его горло рукой, согнула ее в локте и принялась душить, как показывал мастер Тайге.

  - У меня имя есть, - прорычала я, сгибая руку все больше и больше. - Слышишь, Прыщ гнойный?

  - От...пусти... - прохрипел Прыщ и попытался дотянуться до моего лица, но я щекой прижалась к его спине, и он трепал меня за волосы, но боли не было.

  - Проси прощения.

  - Талиша, прости... По... пощады...

  Отпустила я его, когда он начал обмякать. Он откатился в сторону, встал по-собачьи, закашлял, зыркнул злобно.

  - Ведьма, - прохрипел он. - Я это запомню...

  - Правильно, запомни, - кивнула я, отряхиваясь.

  - Пустоглазая тварь, - не унимался он. - Выродок мягкотелых! Ведьма!

  - Сам ты ведьма, - проговорил подоспевший Мыш.

  - Наколдовала, - Прыщ сплюнул в траву. - А ты вообще заткнись, мягкотелый! Тебя давно надо было дипродам скормить!

  - Не лезь к нам больше, - сказал Мыш примирительно.

  - Да кому вы нужны! Два урода!

  - Вот я тебе сейчас! - я шагнула к Прыщу, чтоб пнуть его в живот, но он вскочил и побрел к фисташковым деревьям, за которыми виднелись шатры стойбища.

  Мыш подождал, пока Прыщ отойдет, и прошептал:

  - Я, правда, никому не скажу, потому что ты мой друг... Это ж круто, быть колдуном! Ну, скажи, ты - ведьма?

  - Ты думай, что несешь! - я замахнулась на него, но опустила руку. - Ну, какая с меня ведьма? Колдунов звери боятся, а меня любят. Если б я могла колдовать, Прыщ бы у меня давно жабой прыгал.

  - А ты пробовала?

  - Что?

  - Ну, колдовать на жабу.

  - Нет.

  Мы переглянулись и уставились в спину Прыщу, который ковылял к фисташковым деревьям.

  - Не умею колдовать, - призналась я. - Правда.

  Мыш поднял пухлые руки над головой и принялся плавно рисовать ими круг:

  - Я видел, колдун в стойбище мягкотелых так делал. И вот так, - он будто стряхнул с пальцев воду. - Может, представить надо? Попробуй, вдруг получится.

  - Ладно, - я посмотрела на Прыща, взмахнула руками и вообразила, как он зеленеет, сморщивается, глаза на макушку переползают.

  С Прыщом ничего не случилось - не удалось наше колдунство. Мыш вздохнул, я почувствовала себя дуб-деревом.

  - Он этого не забудет, отомстит нам, - сказал Мыш.

  - Тебе-то что?

  Хотелось напомнить Мышу, что он никому ненужный слабак, но я не стала - какой-никакой, а все-таки друг. К тому же тело начало отходить после драки. Когда дерусь, мне вообще никогда не больно. Сознание могу потерять, да, если в живот ударят, под ребра. Мастер Тайге называет таких людей - амок. Или это способность? Надо спросить. Он говорит, это хорошо, потому что не отвлекаешься на болючие оплеухи, и плохо из-за того, что не чувствуешь, что пора остановиться, сразу падаешь мертвым.



Анна Чарова

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться