Волчонок на псарне

Размер шрифта: - +

Глава 6. Джерминаль. Волшебство (2)

Сегодня она не боялась, когда выходила к отцу-шарманщику в середину зала харчевни, ей хотелось не спрятаться за папкину спину, а расправить плечи, улыбнуться. Так она и сделала, оглядела собравшихся. Из десяти пустовал только один столик. Как обычно, были мужчины разного достатка (она научилась безошибочно определять богатых), в основном лавочники, ни одного действительно богатого - значит, заработок обещает быть скудным. Один столик занимали красивые яркие женщины, которых папка называл пропащими, было их четыре.

  Раньше Джерминаль не понимала, почему они пропащие, теперь догадалась: эти женщины позволяли мужчинам трогать себя за стыдные места. Одно в голове не укладывалось: зачем мужчины это делают? Нравится, наверное. У папки спрашивать она стеснялась.

  Улыбнувшись, Джерминаль поднесла к губам флейту, и папка заиграл на шарманке. На миг затихшая публика загудела, донеслись уже привычные смех, брань, звон посуды - людям не очень нравилось, как играет папка. Без волшебства и ее игра не очень нравилась.

  Надо чуть-чуть подождать... еще немного... О, пора!

  Когда запела флейта, посетители начали смолкать, повернули головы, вытянули шеи. Вам нравится, очень-очень! Хочется отблагодарить музыкантов. Если денег нет, так хоть одну о положить в шляпу на полу! Вам так хорошо, что хочется плясать и петь! Вы - не просто посетители харчевни, вы - бэрры, нет - боги.

  Как всегда, самыми благодарными оказались пропащие тетки. Потом бородатые дядьки, почти дедушки, бросили по монете, после - молодые стражники с зеленых кафтанах. Один остановился прямо возле Джерминаль и разинул рот.

  Хватит! Надо передохнуть, оставить силы для следующих песен и подключиться к папке в самом конце выступления.

  Посетители не успевали остывать к игре, едва они начинали отвлекаться, как звучала волшебная флейта, и они превращались в слух.

  Монеток в шляпе становилось все больше и больше. Пока Джерминаль доигрывала песни, гипнотизируя гостей харчевни, папка собирал монеты в мешочек на поясе - чтоб посетители не поняли, что потратили больше, чем хотели.

  Ожидая своей партии, Джерминаль рассматривала низ слегка покосившейся деревянной двери, доски почернели от старости и покрылись белесо-зелеными пятнами - то ли мхом, то ли лишайником. Интересно, если пройдет лет пять, вон в тех щелях заведется трава или нет?

  Дверь распахнулась, и на пороге появились ноги, обутые в туфли из кожи тончайшей выделки. Джерминаль моргнула и скользнула по гостю взглядом снизу вверх: туфли, короткие, по колено, темно-зеленые штаны с черными вставками по бокам, зеленый кафтан с белым воротом, белоснежная рубаха. Темные кудри до плеч с седыми прядками, коротко стриженная бородка клинышком, усов нет, темные глаза с прищуром, лицо узкое, лоб большой, скошенный. На тонких пальцах, не знавших тяжелого труда, - перстни с самоцветами.

  Почему-то от этого дядьки было странное ощущение - будто бы воздух стал плотным и касается щек, лба, шеи, старается проникнуть под одежду, под кожу, в самую душу. В ногах и руках появилась тяжесть. Или - кажется? Джерминаль попыталась вдохнуть полной грудью, но не получилось, словно внутри помимо воздуха было еще что-то.

  Незнакомец уставился на нее, словно увидел какое-то чудо, вскинул бровь, отвернулся и зашагал к двери в кухню. Папка шикнул, толкнул в бок, и Джерминаль заиграла, не выпуская странного гостя из вида. Дрожащие пальцы не слушались, и музыка не получалась красивой.

  Едва полилась мелодия, незнакомец, который уже почти ушел, замер, взявшись за дверной проем, склонил голову, прислушиваясь. Джерминаль удвоила усилия, хоть ей и было страшно, потому что этот человек богатый, очень богатый, и расщедрится, если его зацепить.

  Похоже, получилось. Мужчина передумал заходить в кухню, повернулся, прислонившись спиной к дверному проему. Пусть тебе будет радостно, благородный бэрр! Как если бы у тебя появилась вещь, которую ты давно хотел.

  - Хватит, - шепнул папка, но Джерминаль остановилась не сразу, доиграла радость, улыбнулась и чуть склонила голову, глядя на бэрра, представила, как от флейты к нему тянутся серебристые нити.

  Мужчина тряхнул волосами, улыбнулся и исчез в кухне. Денег в шляпу он не бросил - или не было, или колдовство на него не подействовало. Папка рассказывал, что богатые покупают защитные амулеты, чтоб никто не смог их заколдовать, жалко, столько сил потрачено!

  Незнакомец отдалился, и ощущение тяжести в ногах ослабло, но не исчезло, когда оно снова усилилось, Джерминаль знала, что мужчина приближается, хоть и стояла спиной к двери, ведущей в кухню. Как будто со спины заходила тяжелая туча, прижимала к земле, лишала сил. Сердце пропустило удар и сорвалось в галоп, враз взмокли руки, и выступила испарина, захотелось убежать и спрятаться, но невидимая рука словно удерживала на месте.

  Все пропало! Это маг, догадалась Джерминаль и всхлипнула. Папка скосил на нее глаза и оторопел.

  - Что случилось?!

  Из-за спины прозвучал властный голос:

  - Славного вечера, уважаемый!

  Джерминаль зажмурилась, шумно сглотнула слюну и втянула голову в плечи, уверенная, что прямо сейчас маг поразит ее, ведьму, молнией, или разрубит пополам. Тянулось время, но ничего не происходило, невидимая рука больше не держала, а поглаживала по волосам, успокаивала, подбадривала, как будто маг не желал зла, и Джерминаль нашла в себе силы открыть глаза, обернулась.

  Папка и незнакомец стояли друг напротив друга, будто хотели подраться. Бэрр приложил руку к груди, склонился, папка сделал так же. Богатый кивнул на Джерминаль:

  - Давай выйдем, поговорим о девочке. Сам понимаешь, лучше это сделать без лишних ушей.

  - Сколько ты хочешь в обмен на молчание? - прошептал отец, незнакомец хищно улыбнулся и указала на дверь.



Анна Чарова

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться