Волчонок на псарне

Размер шрифта: - +

Глава 16. Джерминаль. Новая жизнь

  Из-за того что Арлито выглядит как мальчишка, Джерминаль вскоре почти перестала его бояться и даже стала обращаться к нему на "ты". Единственное, она не могла понять, кто хуже: маг или зловредный мальчишка, ведь мальчишки никогда с ней не дружили, дразнились и бросали в нее камешки.

  В трясущейся карете было так жарко, что хотелось вылить себе на голову ведро воды. Сидящий напротив Арлито дремал, вытянув ноги и скрестив руки на груди, черные кудри прилипли к влажному от пота лбу.

  - Сыграй мне, пожалуйста, - пробубнил он, не открывая глаз. - Граф говорил, что у тебя талант, помноженный на магический дар. Не каждый маг ветра способен вплетать ноты в человеческие души.

  - А кто-то из других девочек-колдуний так может? И... прости, не могу поверить. Нас и правда будут учить, как мальчиков, а не убивать? Ты не обманываешь?

  Арлито выпрямился, посмотрел на Джерминаль своими раскосыми глазами-угольями:

  - По всем городам и деревням ищут вас, девочек, которые не ходили за дверь, но получили дар. Пока нашли четверых, ты - пятая. Наш магистр решил, что сам Спящий благословил вас. Есть те, кто с ним не согласен, но не беспокойся, его предложение учить вас одобрил Совет Тринадцати.

  Арлито разговаривал с Джерминаль, как со взрослой, она не понимала, кто такой "магистр", но слово звучало торжественно и значительно. Наверное, он - все равно что князь, только у магов. Что такое Совет Тринадцати, она тоже не знала.

  Немного помолчав, маг продолжил:

  - Две девочки принадлежат стихии воды, одна - огненная, как и я. И одна - комби с преобладанием воздуха и огня. Так что ты пока одна такая. Граф учил тебя ремеслу?

  - Да, читать, писать, рисовать, а Кора еще и рукоделию, - с готовностью ответила Джерминаль, но Арлито поморщился: - Я имел в виду магию.

  - Нет, говорил, что мне это навредит.

  Она щебетала, не выпуская из рук футляр с флейтой. Наконец Арлито вспомнил, что хотел послушать музыку:

  - Так ты сыграешь или будешь и дальше болтать? Какая ты, однако, словоохотливая!

  В его словах не было злобы или приказа, скорее желание поддеть, но Джерминаль потупилась для виду, расчехлила флейту, поднесла к губам и сыграла весну, потом - радость. Арлито зажмурился и запрокинул голову, чувства читались на его смуглом лице - оно посветлело, губы растянулись в улыбке, а когда Джерминаль облекла радость в музыку - просияло. Он вел себя так, словно мысленно ел вкуснейшую булочку. Джерминаль любила сладости, и когда поедала их, тоже жмурилась от удовольствия.

  - Великолепно! - выдохнул Арлито, едва она прервалась. - Да, это талант, немногим так повезло. Ты хоть понимаешь, что это значит?

  - Нет, - тряхнула головой Джерминаль и приготовилась внимать, но Арлито махнул рукой и попросил:

  - Сыграй любовь.

  Джерминаль вспомнила папку, когда он был добрым, и маму. Музыка получилась трогательная, с ноткой грусти. Старшего брата, Яра, она вспомнить не смогла, за то что он выбрал дар и погубил маму, папка так его ненавидел, что Джерминаль даже думать о нем боялась, он умер в ее памяти. Мысли вплелись в мелодию, пришлось остановиться, перевести дыхание. Арлито смотрел с любопытством.

  - А ненависть сможешь? - сверкнул глазами он.

  Джерминаль задумалась, мотнула головой:

  - Нет.

  - Почему? Это ведь проще, чем сыграть любовь.

  - Я не знаю, как это - ненавидеть, - она пожала плечами. - Не умею, и все тут. Обижаться - да, злиться - чуть-чуть.

  Арлито посмотрел как-то странно, потер подбородок.

  - Забавно. Ладно, сыграй еще раз радость, и хватит.

  С Арлито было просто, наверное, из-за того, что он и выглядел, и вел себя как мальчишка, а не как грозный маг из книжек, но стоило копнуть поглубже, заглянуть под маску простака, и волосы на голове начинали шевелиться. Кровь, грязь, злость, предательство. Любовь, страсть, радость, сострадание - и все это Арлито. Потому она не пыталась понять его и даже угадать, правда ли ее везут в школу девочек-волшебниц. Все говорили, не бывает таких школ. Но если бы хотели убить, уже давно убили бы. Или она нужна для какого-нибудь страшного кровавого ритуала? Колдуны все-таки.

  Сегодня - они в пути третий день, и если Арлито не врет, то вечером должны добраться в город Дааль, где правят маги, а не князь, это она слышала раньше от людей. Арлито сказал, что Дааль очень красивый, там горы и море.

  Горы Джерминаль видела в окошко кареты, они появились еще вчера вечером и приближались очень медленно. За этими горами - Беззаконные земли, где творится всякий ужас, например, упыри лезут, маги порабощают людей, и не работают законы Справедливости. Бррр!

  Больше всего Джерминаль не понравилась переправа - корзинки с людьми скользили над пропастью, а на ее дне рокотала река. Мускулистые мужчины крутили колеса, которые приводили корзинки в движение. Арлито убеждал, что переправляться не опасно, но Джерминаль не поверила. Было так страшно, что она зажмурилась, взяла мага за руку и позволила себя вести. Когда земля под ногами качнулась, она поняла, что сейчас ее от бездны отделяет деревяшка корзинки и хлипкие прутики, Джерминаль нащупала флейту, не открывая глаз, расчехлила ее, и сразу полегчало. Ветер погладил по щекам, и она поняла, что все будет хорошо и сейчас, и потом.

  Въезжая в Дааль, Джерминаль улыбалась. Ей нравился нарядный город, где дома не деревянные, а белокаменные с красными крышами, веселые люди в ярких одеждах, украшенных лентами... Нет, не веселые - они взволнованы, дух суеты витает над городом, Дааль напоминает муравейник, в который ткнули палкой. По широкой дороге все люди шли туда же, куда ехала карета. Вскоре лошадь с галопа перешла на шаг - не давал проехать людской поток, напоминающий многоголовую, многорукую и многоголосую гусеницу, от него тянуло ненавистью и чем-то животным...



Анна Чарова

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться