Волчонок на псарне

Размер шрифта: - +

Глава 18. Талиша. Дарящие жизнь

  Непонятно, жива ли я или во власти Пути, который меня выбрал. Ничего не болит, чувств нет. Помню, как утонула, мужчина в тюрбане, Дарий, достал меня из воды, и я стала ни живой, ни мертвой, бродила за ним, будто привязанная.

  Вроде он собирался меня оживить и заделать пустоту во мне собой, маги говорили, что мы будем связаны неразрывно, как раньше я была связана с колдуном, мы поехали домой к Дарию, и все, и темнота. Я сжала кулаки, и ногти впились в кожу. Живая?!

  Глаза распахнулись, и я уставилась в потолок, где танцевали блики трех свечей, развешанных вдоль стен, улыбнулась. Живая! У них получилось!

  Повернула голову и обнаружила себя в одной кровати со своим спасителем. О, демон! В кресле у стены спал беловолосый маг, вытянув ноги и запрокинув голову. Первой пришла мысль, что я истекла кровью и выпачкала постель, второй, что с меня сняли мокрую одежду и... Руки скользнули вдоль тела, и я выдохнула с облегчением: на мне все та же рубаха и штаны, причем они уже высохли. Стараясь не шуметь, я подняла одеяло, уставилась на простыню: чистая! Кровотечение закончилось, что ли?

  Живая, невредимая, в одной постели с... Я покосилась на Дария. С ним. Приподнявшись на локте, я уставилась на него. Узнать бы, какие у него планы на меня. Вспомнился ужин с колдуном, как он поцеловал меня в шею, и захотелось под землю провалиться, живот заныл.

  Зачем они спасли меня? Не может быть, что просто из благодарности.

  Дарий спал на боку, съехав с подушки и подложив под щеку ладонь. Ему что-то снилось, и черные с изломом брови дергались, как и уголок рта. В комнате было прохладно, а от Дария тянуло теплом, хотелось подлезть поближе...

  Тьфу ты, что это я! Интересно, у них тут, за Хребтом, есть такой закон, что спасенный становился рабом спасителя? Почему-то я была уверена, что не страшно стать рабыней Дария - он хороший, и не заставит меня делать ничего стыдного или мерзкого.

  А еще в глубине души подтачивал какой-то червячок... Что-то смутное, необъяснимое, будто бы это не Дарий, а я потеряла близкого, дорогого человека и продолжаю терять, и секунды вытекают из меня каплями крови...

  Я мотнула головой. Лысый колдун с глазами лиса говорил Дарию, что он будет чувствовать то же, что и я, и наоборот. Значит, это его боль. Ничего, он спас меня от смерти и позора, мне не жалко потерпеть, если ему хоть немного станет легче. Буду лежать рядом и охранять его сон.

  Если начнется война, пойду за ним и прикрою спину. Если он женится... Нет, не буду нянчить его детей, попрошу меня выгнать.

  Снова вспомнился подслушанный разговор колдунов, что они согласны меня спасти, но потом все равно отправят во свояси. Знать бы еще, что за Свояси такие, город, что ли? Или страна?

  До того как попала на корабль, я понятия не имела, что такое "город" или "страна", весь мир для меня был длинной дорогой по Пустоши, короткими набегами на деревни мягкотелых, когда мне перепадало что-нибудь вкусное, и бесконечной дракой с Прыщом и другими мальчишками, которые дразнились. Я всегда была для своих чужой, Пустоглазой, зато мягкотелый и поморники принимают меня за свою, колдун даже красавицей посчитал.

  И все-таки я победила тебя, колдун! Перехитрила, ты теперь кормишь рыб и никому не сделаешь плохо...

  А остальные? Лильен, капитан Кош, старик Эш? Эш скорее всего умер, Коша казнят... Или нет? А Лильен казнят или помилуют? Или она утонула? А молодого гребца, который мечтал вернуться к любимой? Выходит, это все из-за меня!

  Дарий заворочался, распахнул глаза и встретился со мной взглядом, от неожиданности я шарахнулась в сторону, ударилась о стенку спиной.

  - Очнулась, - Дарий грустно улыбнулся. - Не думал, что это случится уже сегодня.

  Он тоже спал в одежде, встал с кровати, босиком протопал к столику, возле которого спал беловолосый колдун, налил воды из кувшина в чашку, принес мне. Я молча принялась пить, хотя с большим удовольствием поела бы. Наверное, надо было что-то сказать, но слова запропали. Дарий тоже молчал, изучал меня взглядом, как диковинного зверька.

  Выпив половину, я вернула ему чашку, села в кровати, поджав ноги. Вот дуб-дерево, забыла поблагодарить, стыд-то какой!

  - Спасибо, - прошептала я запоздало. - И за воду, и что вытащил из воды... И за все другое.

  Сообразив, что несу чушь, я покраснела, хорошо, было темно, и он не увидит этого.

  - Не волнуйся, все хорошо, - сказал Дарий, качнулся с пятки на носок, передумал садиться, придвинул к кровати стул, похожий на трон короля из книжки, оседлал его, положив руки на спинку. - Ты очень отважная девочка и совершила подвиг, спасла многих людей, рисковала жизнью, когда могла уплыть и бросить их.

  - А ты спас меня, и теперь я принадлежу тебе, пока не спасу...

  Он поморщился и улыбнулся:

  - Я освобождаю тебя. Не думал, что в Беззаконных землях тоже есть такой обычай.

  - Что такое Беззаконные земли? - спросила я уже спокойнее, закуталась в одеяло.

  - Земли, откуда приплыл твой корабль. Земли по ту сторону Драконьего Хребта.

  - А свояси? - поинтересовалась я, вспомнив место, куда хотел меня отправить лысый колдун.

  Дарий вскинул брови, мотнул головой.

  - Не понял.

  - Ну, свояси - это где? Я когда была без сознания, слышала, что лысый хотел отправить меня во свояси.

  Губы Дария дрогнули, искривились, он запрокинул голову и расхохотался. Потом спохватился, вспомнив, что ему нельзя веселиться. Заворочался белобрысый маг, забормотал, но не проснулся.

  - Восвояси - значит туда, где ты находилась. То есть, за Драконий Хребет.

  К щекам снова прилила кровь, я приложила к ним ладони:



Анна Чарова

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться