Волчонок на псарне

Размер шрифта: - +

Глава 18. Талиша. Дарящие жизнь (2)

Ничего, пока надежда есть, рано расстраиваться, но почему-то на душе делалось все гаже и гаже. Казалось бы, радуйся: ты жива и свободна, колдун мертв, но нет! Мне так хотелось остаться, что я уже представляла свое будущее, оно было светлым и наполненным радостью. А если вернусь, буду прятаться, пока не повзрослею, так и не научусь колдовать, мне придется идти в Пустошь к заргам... Вряд ли они меня примут, ведь за время в плену я превратилась в мягкотелую: веду себя вежливо, умею есть ложкой и вилкой, могу сдерживать злость. Все-таки колдуну удалось меня переделать, еще немного, и я перестала бы быть собой.

  - Когда ты поговоришь обо мне? - спросила я, притопывая, и сразу же задала следующий вопрос: - А другие люди с галеры... Ну, там... Гребцы, кухарка, капитан... Это колдун гад, а капитан Кош - хороший, и еще один был хороший. Поговори о них тоже, чтоб их не казнили. Ну, хотя бы некоторых.

  Дарий покосился на спящего друга и сказал:

  - Не буду тебе врать, но ничего не получится. Они прибыли на нашу землю, хотя их сюда никто не звал, погубили наших людей и сотни угнали в рабство, а что такое рабство, тебе объяснять не надо. Да, они своими руками никого не убили, но есть такое понятие как соучастие в преступлении. Это когда один убивает, а второй смотрит и ничего не делает, у нас таких тоже судят.

  Я прикусила губу. Нашла что просить, у него ведь девушка погибла из-за колдуна и остальных, но Коша было очень жаль, и парня, который мечтал увидеться с девушкой. Так жаль, что хотелось найти их и помочь им бежать. Делать этого я, конечно же, не буду, Эш научил меня выбирать правильно.

  Ночь сходила на нет, и в темноте проступил силуэт дома, что напротив, он был каменный, двухэтажный. Неподалеку истошно заорал кот, у которого началась пора любви.

  Дарий замер, скрестив руки на груди, лег поперек кровати и вперился в потолок. В меня медленно перетекало его отчаянье, которое я заполняла своими мыслями: ничего не получится, меня выгонят за Драконий Хребет, и я, возможно, найду Мыша, но никогда не верну долг Дарию. Почему это для меня так важно? Ну, спас меня Дарий, но ведь он никто мне, он даже не ради меня это сделал, а потому что так у них принято. Он, наверное, спит и видит, как от меня избавиться.

  Когда рассвело, проснулся белобрысый колдун, посмотрел на меня осоловелыми глазами, улыбнулся:

  - Очнулась!

  - Угу, - буркнула я и только теперь заметила, что Дарий спит.

  Этот колдун был еще добрее Дария, никогда бы не подумала, что колдуны бывают добрыми. Наверное, у нас такие погибали молодыми или попадали в рабство, как я. А ведь я не добрая, достаточно посмотреть на меня, чтобы понять это.

  - Ордену Справедливости не нужны добрые, - снова улыбнулся он, потянулся, хрустнув сцепленными в замок пальцами. - Ему нужны сильные и преданные.

  - Ты что, мысли мои читаешь? - вспыхнула я. - Перестань!

  - Пффф! Ты думаешь сильно громко, и я вижу, что ты не простая девочка, а по духу скорее мальчик, - он уперся пальцем в лоб. - Ты пришла издалека по дороге, залитой кровью. Люди, которых ты считала семьей, мертвы, а ты попала в западню...

  Как он видит все это? Мысли плавают в воздухе или как? Или он обозревает прошлое, будто находится там? Вдруг он может увидеть будущее?

  - А мальчик... Со мной был мальчик, Мышка, он живой? - забормотала я, села за стол напротив белобрысого.

  Никогда не видела таких белых волос, и ведь они не седые! А глаза у него водянисто-зеленые, еще более светлые, чем у меня. Колдун дернул плечом и ответил:

  - Не вижу, трудно сказать. Кстати, меня зовут Бажен.

  - Талиша.

  - Странное имя, что оно значит?

  - Скала... Нет, осколок скалы, каменный зуб.

  - Необычное имя для девочки. Присаживайся, - он вытащил из-под стола табурет. - Расскажи про свой народ, я никогда не был за Хребтом.

  - Я лучше внизу посижу, можно?

  Бажен взял с кровати, где спал Дарий, скомканное одеяло, расстелил на полу, как ковер, и я с удовольствием уселась, скрестив ноги. Сделалось хорошо и спокойно, словно я снова очутилась дома, в стойбище, слова полились сами, хотелось говорить, говорить, говорить. О едком дыме костра и жареном мясе, о воркующих дипродах, о шатрах, расставленных так, чтобы они повторяли рисунок паутины, об отважных воинах и женщинах-зудай, о шамане, который читал заклинания на изначальном языке.

  - Интересно, - перебил меня Бажен. - На изначальном языке говорили только боги.

  - Люди тоже, но потом забыли его, а наши шаманы помнят.

  - Какие молодцы! Побеседовать бы хотя бы с одним.

  - Не расскажет, - мотнула головой я. - Потому что это тайна.

  Мы говорили долго, в основном я - о заргах. Удивительно, но многое начало забываться, а то, что помнилось, словно происходило не со мной, а с другой, слабо знакомой мне девчонкой, и очень давно.

  Проснулся Дарий, похлопал меня по плечу, как братишку, и от этого почему-то стало неприятно.

  - Молись, Талиша, - проговорил он. - После того как умоюсь, я пойду просить у магистра Раяна, чтобы ты осталась по эту сторону Драконьего Хребта.

  От неожиданности я вскочила, заметалась по комнате, затем села, сложила руки на груди. Сердце заходилось, я прислушивалась к себе и не могла понять, что со мной происходит.

  - Мне бы хотелось, чтоб ты осталась, - поддержал меня Бажен.

  Когда ушел Дарий, говорить расхотелось, я слонялась по его жилищу, ела, пыталась спать, снова ела, не могла найти себе места, зная, что сейчас решается моя судьба. Представлялось множество бородатых дядек с глазами-угольями и косматыми бровями, Дарий среди них был один молодой. Все они кричали, потрясали кулаками и желали изгнать меня.



Анна Чарова

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться