Волчонок на псарне

Размер шрифта: - +

Глава 18. Талиша. Дарящие жизнь (3)

  Прохожих нам попадалось все больше, все они расступались перед Дарием, наверное, тому виной черно-белый плащ, все здешние маги носят такие. Навстречу выехала черно-белая повозка, сбавила ход, мы запрыгнули внутрь, где сидел уже знакомый лысый, похожий на лиса, маг, от которого я не ждала ничего хорошего, ведь совсем недавно он не хотел меня оживлять.

  Вспомнив, что некоторые маги могут читать мысли, я закружила вокруг себя воображаемые листья, как учил Бажен. Лысый вскинул бровь и усмехнулся:

  - Если останешься, из тебя получится толковая ученица. Ты ведь хочешь остаться, да?

  - Было бы здорово, - шепнула я, вжимаясь в мягкую спинку кресла, жутко хотелось нащупать руку Дария, но я не стала этого делать.

  - Тебе придется отречься от огромной части себя, - все так же улыбаясь, продолжил лысый. - И много, очень много работать над собой, а я буду твоим куратором.

  - Я не боюсь работы, - ответила я, хотя ощущала себя маленьким зверьком, загнанным в угол. Только что рука Дария связывала меня с этим пока еще чужим миром, сейчас пришлось держаться за воздух.

  Лысый маг мне не нравился, я не знала, что такое "куратор", меня настораживало, что этот куратор - мой, то есть лысый будет... Не знаю, следить за мной? Воспитывать?

  - Почему я тебя пугаю?

  - Ты не хотел меня оживлять... Я видела, да. И хотел выгнать.

  - Хм... Бывает, да. Попробую объяснить. Наш магистр решил обучать девочек магии, а этого делать нельзя. Я не против тебя или любой другой девочки, я против того, что может случиться с нашим миром.

  - А может и не случиться, - вступил в разговор Дарий. - Изменения могут и на пользу пойти.

  Негодование переполнило меня, и я прошептала:

  - Клянусь служить и отдать жизнь за магов! Если что-то будет не так, я уеду... Туда. Сама уйду, и везти не надо будет...

  - У тебя пылкое сердце, - оценил лысый, протянул руку - белую, с крошечными прямоугольными ноготками, я уставилась на нее, не зная, что делать дальше; маг усмехнулся и отвернулся к окну. - Мое имя - брат Йергос.

  - Ее зовут Талиша, я уже говорил, - пришел на помощь Дарий и объяснил: - Когда старший служитель ордена представляется и протягивает руку, следует коснуться ее лбом. Если представляется простой человек, надо приложить руку к груди, назвать свое имя и склонить голову.

  Лошади сбавили шаг, теперь мы продирались сквозь толпу, люди пропускали нас нехотя, кучер охрип, пока кричал: "Дорогу братьям ордена!" Наконец карета остановилась, Дарий скользнул по мне взглядом и обратился к лысому:

  - Когда закончу говорить, приведешь ее.

  И вышел, не захлопнув дверцу. Воины с топориками на длинных пиках выстроились в два ряда, отделяя Дария, шагающего между ними, от толпы. Люди славили моего спасителя, тянули руки, норовя схватить черно-белый плащ, их любовь, их страсть и благодарность смешались в воздухе и нависли искрящимся облаком.

  Все дальше Дарий, все тише колышется человеческое море, все слабее моя уверенность. От волнения я принялась обгрызать огрубевшую кожу вокруг ногтей. Колонны стражников были такими длинными, что я перестала различать силуэт Дария, лишь изредка мелькал его плащ. Чтобы лучше видеть, я встала на ступеньку кареты, прищурилась.

  Никогда не видела столько людей в одном месте! Пестрое море из людей упиралось в деревянное возвышение, где прохаживался дядька с голым пузом, в штанах, и с чем-то красным на голове. В руках у него был то ли топор, то ли дубина.

  Вскоре на помосте появился Дарий, и толпа смолкла, шепот пронесся над ней, словно деревья листьями зашелестели. И что, лысый Йергос поведет меня - туда? Как и Дарий, я предстану перед всеми этими людьми, все они будут поедать меня глазами?

  Захотелось залезть под карету. Это всего лишь страх, Талиша, соберись, ты должна им понравиться! Демон, я ж даже не причесалась! Покойный Эш говорил, что надо расчесывать волосы, чтобы нравиться. Заргам я не нравилась, зато колдун считал меня красавицей. Бррр!

  Дарий заговорил. Удивительно, но я слышала каждое его слово, хотя на площади было шумно. Наверное, он сделал голос громким с помощью магии.

  Он говорил о том, что уже много лет люди пропадали бесследно, и никто не знал, куда они девались. У него пропала любимая, и орден Справедливости взялся расследовать это дело, следы привели к Дзэтту Морангу, который возил невольников в Беззаконные земли, - толпа взвыла, стоящая недалеко от нашей кареты встрепанная седая тетка тянула тощие руки и желала смерти Морангу; когда гвалт стих, Дарий продолжил.

  Его любимую, Лидию, спасти не удалось, зато многие женщины выжили благодаря отважной девочке-волшебнице, которая не покинула тонущий корабль и освободила их. Ой, это же про меня! Бросило в жар, щеки запылали, снова захотелось спрятаться под карету, провалиться под землю, истаять туманом.

  Они почуют во мне чужака и захотят убить! Дарий не позволит, но придет конец моим надеждам остаться в таком хорошем месте! Всю жизнь мечтала стать настоящей колдуньей.

  Дарий сказал, что эта девочка, то есть я, с Беззаконных земель, и его слова повисли над моей головой, как гильотина, - я аж зажмурилась, вцепилась в дверцу так, что пальцы заболели.

  - Но благодаря ей, - громыхнул его голос, - наши земляки, чьи-то сестры и братья живы. Не каждый мужчина способен на такой поступок. Знакомьтесь, ее зовут Талиша, ей двенадцать с половиной лет.

  - Пойдем, - проговорил Йергос, поднимаясь.

  Качнулась карета, и я спрыгнула на землю... На чужую землю, где меня быть не должно. В толпу смотреть было страшно, и я уставилась на истертые носки мокасинов.

  - Ну, ты ж хотела остаться с нами!



Анна Чарова

Отредактировано: 17.04.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться