Волчья книга. Том I. Аконит

Font size: - +

Глава 7. Ставки сделаны

Давай сыграем в прятки?
Ведь это лучшая игра!
Но чур не поддавайся — я так сильна,
Что выиграю и без оглядки
На тебя…

Помню каждое мгновение ужаса, прошедшего сквозь меня и застрявшего глубоко-глубоко внутри головы. Каждый момент — это рыболовный крючок и сейчас все они одномоментно движутся, разрезая и кромсая всё, что есть я.

Во рту вновь медовый привкус, а голубая жидкость опять сжигает сосуды болью. Вновь слышу крики, запах крови, волчий вой. Вижу его лицо так отчётливо, словно он опять забрался под кожу, словно мы вновь единое целое. Его неоновые глаза преследуют даже когда зажмуриваюсь, даже когда пытаюсь выцарапать белки, чтобы ослепнуть и больше ничего не видеть.

Я кричу. Громко и сильно. На взлёт, сначала слишком тихо, едва слышно, всхлипывая, затем уже предвестник крика, а потом он расцветает в горле и я падаю, падаю вниз…

— Держи её!

Голос далёк и близок. Сердце бьётся так быстро и стоит только ему коснуться меня, как захожусь в новом крике, пытаюсь вырваться, мы падаем на гравий, но он не выпускает, держит крепко, и я успокаиваюсь, продолжая плакать от бессилия.

— Это пройдёт.

— Но что случилось? — заговорил близкий, такой родной голос.

Понемногу становится легче, но по-прежнему не могу открыть глаза, и не хватает воздуха, не хватает причин дышать.

— Паническая атака. А ты чего хотел, Лико? Она почти десять месяцев провела в компании омеги под воздействием сильнейшего психотропного препарата. У неё от психики остались только рефлексы. А вы за восемь месяцев не смогли разговорить её, держали в изоляции, чуть ли не на привязи, неудивительно, что сейчас случился срыв.

— Я хочу домой. Я хочу домой к маме и папе, — шепчу едва слышно и Лико прижимает сильнее к груди.

— Тише-тише, ты в безопасности, — на ухо шепчет он, затем целует в затылок и вновь обращается к Арману: — Похоже сегодня я останусь с вами.

***

Мучительные судороги, последствия от панической атаки, стихают только в объятиях Лико. Насильственная связь, образовавшаяся между нами, облегчает то, что со мной происходит. Сильнее прижимаясь к его груди, чувствую себя лучше, чувствую себя под защитой. А когда наступила ночь, не смогла отпустить. Без его тепла слишком холодно, возвращаются кошмары и в горле вновь нарастает крик. В результате, оказались в одной постели, слишком холодно спать по одному.

Сжавшись комочком в его объятиях, наконец, немного придя в себя, задаю давно мучавший вопрос:

— Что произошло между тобой и Арманом?

— Почему ты думаешь, что я отвечу?

— Мы лежим под одним одеялом в его доме. Определённо между вами двумя что-то происходит. Как и между нами, — недолго помолчав, продолжила начатую мысль:

— Моя жизнь зависит от Армана. А он помогает только ради тебя. Ты ведь понимаешь это? Я ничего не знаю о вас. Не знаю, почему ты злишься на него, что случилось и что будет дальше. Я не могу уйти от вас, особенно сейчас, когда Кай рядом. Но и оставаться, терзаясь неизвестностью, тоже не могу.

Лико не сразу ответил. Я уже собиралась окликнуть его, когда парень заговорил:

— Мой отец разочарован мной. Я первенец. Из-за работы ему пришлось слишком долго жить в этом мире, а здесь выбор ограничен. В конце концов, он из знатного рода и мало кто достоин быть рядом с ним. Однако отец смог сформировать триаду. Ему пришлось присоединиться к паре: человеческая женщина и волк. И родился я — полукровка. Это не так страшно, как об этом говорят, волки часто освежают кровь через скрещивание с людьми, но знатные дома редко впускают в семьи человеческих женщин. На то есть объективные причины.

Он ненадолго замолчал, сильнее прижав меня к груди.

— Почти сразу после рождения отец вернулся в свой мир. Он навещал нас по мере сил, но затем моя мать умерла. Несчастный случай, автомобильная авария, в результате которой я лишился семьи. Из-за её смерти, мой отец-бета вернулся в мир волков и больше мы с ним не виделись. Особенность наследования. Мой отец-альфа устроил в местную семью, чтобы я рос среди своих. Не знаю почему он не забрал к себе домой. Наверное, всё дело в том, что я полукровка. Настало моё совершеннолетие и, как уже говорил, я оказался разочарованием для отца. Бета — не самое приятное продолжение рода. Поэтому отец придумал, как усилить род.

Лико замолчал и из-за того, что он держал меня в объятиях, почувствовала, как его сердце забилось сильнее. Перехватив его руку и сжав, попыталась передать свою поддержку, понимая, что в жизни каждого из нас есть события, травмирующие и убивающие. Те, о которых хочешь забыть, но не получается.

— Я рос в человеческом мире. Законы и порядки мира волков чужды мне. Природа наградила меня привлекательной внешностью и редким цветом глаз. Это то, что выделяло меня.

Лико вновь замолчал, а затем заговорил быстро, но очень тихо.

— Отец пытался отдать меня альфам других знатных домов, чтобы скорее появился сильный наследник. Осознав, чего именно он добивается, я сбежал и попал к Арману.



Даша Пар

Edited: 21.11.2017

Add to Library


Complain