Волчья книга. Том Iii. Амброзия

Размер шрифта: - +

Глава 12. И тьма украла счастье

Глава 12. И тьма украла счастье

Крошится, ломается,
Из-под пальцев вниз срывается
Как песок сыпется, убегает
И не догнать, заново не собрать
Руками мокрыми, клеем твёрдым,
Да даже силой ведьминой!
Ну кто? Кто последует,
Если сама за собой не следуешь
На месте куклой фарфоровой,
Пластиковой стоишь
И будто так правильно. Так надо
Незыблемо и твёрдо.
Мёртво.

Прощание получилось скромным и сдержанным. Кроме семьи и моих сопровождающих, никого не было. Мои волки остаются помогать достраивать замок, по совету Вельямина, самый лучший вариант — оставить их здесь, пусть защищают границы дальних пределов. Кто ещё будет это делать, когда остальной мир сходит с ума?
И Олег, и Берт, застрявшие в этом мире, не изъявили желания вернуться на Землю. Напротив, прожив полтора месяца среди настоящих волков, один из них захотел остаться. Когда всё закончится, Олег собирался отправиться обратно в Корнголик-ан, к Хельге. Их роман был довольно странным, но почему нет? В конце концов, это их жизни, их выбор. А вот Берт напротив думал о возвращении, но только после спасения команды. Дома его ждало неоконченное дело и я понимала его.
Так что наш отряд получился небольшим. Помимо людей Вельямина, была только я с ребятами.
Ахлик и Брона, израненные в прошедшем бою, о чём-то говорили с Велем, пока я прощалась с Хельгой. Девушка выглядела грустной и будто витавшей в своих мыслях. Перебросив через плечо косу, она посматривала в сторону Олега, впервые показав, что за холодной бронёй скрывается молодая девушка. А ведь она молода. Действительно молодая и такая ответственность! Как ей удаётся нести всё это на себе?
Будто прочитав мои мысли, наклоняется и шепчет на ухо:
— Не бойся, Ель, всё получится. Ты разберёшься, найдёшь выход. Справишься. А потом… возвращайся к нам? Здесь твой дом. Здесь тебя ждут. Вельямин когда-нибудь вернётся домой, так почему бы вам обоим не сделать это?
Я обхватываю её за плечи, прижимая к груди, носом утыкаясь в пушистый ворот зимней куртки. Она как сестра. Мы разделили страх на двоих. Обе помним ту беспомощность, когда жрали на кухне сырое мясо, гадая, что делать дальше. Не было подсказок. Не было решения. Но мы пережили кровавое полнолуние. И остались в живых.
— Спасибо за всё, — шепчу в ответ. — И ты, Хель, держись. Чтобы не случилось дальше, держись! Мы обязательно встретимся вновь.
И быстро отстраняюсь, отворачиваюсь, смахивая непрошенные слёзы, натягивая на лицо уверенную улыбку. Моё место сменяет Олег, уводящий Хельгу в сторону, нашептывающий её что-то. Перехватываю неодобрительный взгляд Веля и улыбаюсь в ответ. Отцам тяжело видеть, как их дочери становятся женщинами. Когда они действительно впускают в свою жизнь другого мужчину.
Брона что-то говорит ему, он кивает, и тогда пара обнимает кан-альфу, прощаясь, а позже уходит. Женщина одарила меня странным взглядом, вроде сочувствующим, а вроде со страхом. Непонятно, она меня боится, или боится за меня. Словом, с ней никогда не было просто. А вот Ахлик гляди прямо, кивает с поддержкой, но держится отстранённо.
Вель подходит ко мне, берёт за руку, сжимая несильно. Глядит в небо, полное серых тучек и стаек ветреных снежинок.
— Надвигается буря, пора ехать, — говорит негромко.
— Ты умеешь открывать тропы?
— К сожалению, мои тропы медленные, мы будем идти несколькими путями, это займёт дней десять, а то и больше, как дорога пойдёт, — поколебавшись, признался Вель. — Как сказал Деймон — не всем дано.
— Научи меня, — я наблюдаю, как целуются на прощание Олег и Хельга, и немножко завидую. У них всё просто, а я, как всегда, не знаю, чего хочу.
Обернувшись за руку опускаю Веля, также целуя в губы, и он обхватывает за талию, приподнимая над землёй и с жадностью поглощая мой поцелуй своим.
— Для тебя, я сделаю всё, что угодно, — говорит, опуская обратно на землю. — Только попроси.
И я ему верю. Словно снова могу доверять.

* * *

На этот раз мы оказались в лесу. На поляне, где расположились на привал. Я лежу в небольшой палатке, прижимаясь к груди Вельямина. Мне не нужно тепло, но нужны его прикосновения, чтобы согреться. Чтобы сердце отогревалось. Чтобы становилось легче.
Я смотрю на них, и вижу, как гармонично выглядит наша пара. Его лицо мягче, а моё легче. Мы оба питаемся теплом друг от друга. И становится лучше. Оживаем после столетней зимы.
Мне не нужно оборачиваться, чтобы почувствовать присутствие дракона. Уже научилась определять, когда он посещает мои сны. Иногда он просто смотрит их со мной, будто не видит своих.
— Тебе хорошо с ним? — спрашивает Девон, опускаясь на корточки и касаясь спящего волка. Здесь так тихо, только слышно дыхание спящих. Вель даже не пошевелился от прикосновения, а Девон отдёрнул руку, будто обжёгся.
— Да. Он лечит меня. И он всегда заботился обо мне. Он столько раз спасал меня. И… он был первым волком, которого освободила от влияния Демьяна. Мы с ним связаны столькими нитями. Ты говорил, что я буду спать больше года, но ведь именно он, Вельямин, кан-альфа дальних пределов, пришёл ко мне и разбудил. Позвал и я нашла выход из сна…
— Ты защищаешься, будто я собрался обвинять тебя! — почти обиженно проговорил дракон, поднимаясь, оборачиваясь ко мне. На его лице лёгкая укоризна и немного лукавства. — Я верю тебе. Верю, что ты веришь ему. Нет нужды бояться.
С сомнением смотрю на него. Он загадка. Он чётко знает, чего хочет от меня, но мне непонятно, отчего бездействует. Почему продолжает говорить со мной во снах, даже не пытаясь разыскать наяву.
— Я скоро увижусь с Деймоном. И… я хочу, чтобы мы все встретились, — эта идея родилась спонтанно, но почему-то показалась хорошей. — Есть причины считать, что их вражда родилась из-за ошибки.
Дракон смотрит совершенно спокойно и только его глаза темнеют почти до антрацитовой черноты. Но всё как ветер растворяется.
— Собрать всю семью… — медленно выговаривает он.
— А мы выступим гарантом, что они не поубивают друг друга.
— Ты забыла, сестра, что дело не в них. Дело в нас. В том, на что мы с тобой способны. В том, что я хочу сделать. Ради чего идёт война. Если думаешь, что помирив их, всё закончится, то ты ошибаешься.
Нахмурившись, прикусила нижнюю губу.
— Тогда скажи для себя, брат, чего хочешь ты. Семью или светлое будущее для всего мира. И хорошенько подумай над своим решением. Что-то мне подсказывает, что получится либо одно, либо другое. Но никак не оба варианта.



Даша Пар

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться