Волчья книга. Том Iii. Амброзия

Размер шрифта: - +

Глава 16. Она на стороне тьмы

Глава 16. Она на стороне тьмы

Я выбор сделала. Взошла на пьедестал.
Как воин не склонившись, других
Обрушив вниз
Всё обращаю в волю собственную
Твёрдую как камень. Как алмаз.
И будучи сверкающей, блестящей
Нет-нет, да вижу позади
Тень чёрную, мёртвую
С верёвками на пальцах
И дёрнет он — рукою поведу
Взмахнёт чуть выше — полечу
А ежели захочет — рухну оземь
Разбитая на тысячи кусков.

Мы вернулись как раз вовремя. Отец уже собирался самостоятельно тронуться на столицу, мечом и огнём выжигая улицы, чтобы добраться до замка, где, как он думал, прятался король. А если его там не будет — сжечь город, и сжигать каждый последующий до момента, пока не найдёт Вальмонта и его сыновей.
— Так значит вы ничего стоящего не нашли? — спрашивает отец, принимая нас в своей палатке.
Обстановка за эти недели сильно изменилась. Здесь, в предместье неспокойно даже для многотысячной армии Деймона. Каждый день отцу приходится использовать силу, чтобы усмирять подданных короля Вальмонта. И они сбрасывают его оковы, вновь просыпаясь и атакуя лагерь. Такова сила королевских альф. Так будет продолжаться, пока король не умрёт, и власть не рассеется.
— Ну почему же, — возразил Вельямин, выкладывая на стол коробку с пробирками. — Мы нашли амброз, которым травили Девона, — отец жадно впился взглядом в невзрачную коробочку, а на моих словах вздрогнул:
— А ещё фотографии девушек, среди которых была Ольга, — добавила, вытаскивая из заплечной сумки снимки. — Посмотри, видишь цифры? Я думаю, в них заключается драконье ДНК. Это значит, что твой друг участвовал в отборе девушек для доставки через портал в волчий мир.
— Квартира, где мы были, рядом с дальними пределами, — продолжил мою мысль Вельямин, и тогда отец оторвался от коробки, переводя взгляд с меня на него.
— Так что, получается, поэтому Алексей был против Надежды? Её не отбирали, так?
— Я не знаю. Мы больше ничего не нашли, — говорю, пожав плечами. — Рассчитывала на большее, но хотя бы знаю наверняка — Девон не соврал, кто-то действительно занимался Демьяновыми, чтобы получить гибрид.
— Ты, — утвердительно заключил Деймон, невозмутимо разглядывая моё лицо.
— А может и тебя. Девон не знает наверняка, можешь ли ты быть таким, как мы.
Отец замолчал, и в молчании вновь уставился на коробку. Теперь, зная, что мы появились не случайно, по-новому пытается разобраться в своём прошлом.
— Отец знал, — с какой-то странной гадливостью выговорил Деймон, вставая и подходя к столу, нерешительно касаясь крышки коробки. — Не мог не знать.
— Вопросов стало больше, чем ответов, — негромко согласился Вельямин, устало вздохнув.
— Ну хорошо, — Деймон стукнул костяшками пальцев по коробке и кивнул своим мыслям. — Тогда идём по плану.
— Вальмонт, потом семейный сбор? — мрачно спросила его.
— Я не имею права останавливаться сейчас, — холодно ответил на моё скрытое недовольство отец.
Вель, перехватил мои руки, сжимая и пряча их под столом. Это немного успокоило.
— Раз ты так считаешь, хорошо.

* * *

Мы попали в замок идя по тропе, выстроенной моими глазами. С каждым разом у меня получалось всё лучше и лучше, будто заново училась кататься на велосипеде.
Нас не так много — Деймон, я, Вельямин и ещё несколько волков из отцовского круга. Олег рвался отправиться с нами, но здраво рассудив, решила не привлекать его к этой операции. Он будет только мешать.
Нас занесло в бальную залу, ныне пустую, как и многие другие комнаты, через которые прошли, устремляясь на запах королевского альфы. Никто не встретился на пути, словно король знал о нашем приходе и заблаговременно всех убрал. Здесь сумрачно и то ли из-за осенней поры, то ли из-за спущенных занавесок и невысоких окон.
Мы застали короля за обеденным столом в окружении немногочисленных придворных. Им оказался мужчина сильно в возрасте, убеленный сединами, с острым взглядом фиолетовых глаз. Он жестом осадил было поднявшихся поданных, вперился взглядом в моего отца, чуть презрительно скривив губы, положив подбородок на выставленные над столом руки.
— Всё-таки пришёл, — процедил он. — И что дальше? Убьёшь меня? Один из сыновей перехватит власть, и сколько лет будешь искать его, а потом и других?
Отец мельком глянул в мою сторону и улыбнулся кончиками губ, проходя вперёд, останавливаясь неподалёку от сидящего короля. Он развёл руки в стороны, заговорил медленно, неторопливо:
— Мы всегда можем решить дело честной борьбой. Я вызываю тебя. Ставлю под сомнение твою власть!
Мужчина фыркнул, откидываясь на спинку кресла, а вот сидящие рядом мужчины напряглись, не сводя напряжённого взгляда со своего короля.
— Оставь эти разборки для глупцов. Ты даже не король. Твой брат правил, пока ты был в землях людских. Раньше за подобный вызов другие короли не постеснялись бы идти войной на посмевшего попрать границы земель, но времена меняются. Так и я не буду играть в игры с щенком. Ты дикарь! И сдохнешь как омега под корягой лесной!
На лице отца заиграли желваки, но он сдержался.
— Ты отказываешься?
— Да! — выпалил с ненавистью король.
Он поднялся и следом поднялись его подданные, разворачиваясь к нам, готовясь драться.
— Но не думай, что я позволю тебе убить меня в простой драке. Мы дорого продадим моё королевство!
— Не обязательно, — спокойно отреагировал отец, не поворачиваясь спиной к Вальмонту, вернулся к нам, вставая рядом. А вот я вышла вперёд. Слова этого старика почему-то вызвали недовольство. Даже злость.
Размяв шею и пальцы, многообещающе улыбнулась.
— Вы знаете, кто я?
— Отродье дикого, — глядя исподлобья, ответил король.
Я перевела взгляд на отца, в его глазах прочла приговор Вальмонту. Он убьёт его, я найду сыновей, тогда он убьёт и их. И королевство присоединиться к нему по праву сильнейшего. Но… есть и другой вариант.
— Елена, — предостерегающе начал Вельямин, но я отмахнулась от него.
— Я не просто дочь Деймона. Во мне течёт кровь дракона, — я возрождаю щекочущее чувство, пробуждая приятное ощущение, которое как шипучка, как бенгальские огни, зажжённые в полной темноте. Мои руки теплеют, под кожей загорается огонь. И я вспоминаю, что такое сила.
Когда первый из мужчин этого короля бежит ко мне, в надежде ударить когтями да по лицу, бью в ответ совсем как это делал Девон. И он отлетает, скользя по столу, снося столовые приборы и остатки еды. Следующего бью о пол, несколько раз, выбивая дух. Иных отбрасываю как щенков, но моё внимание на сосредоточенном альфе, пытающемся призвать свою силу, чтобы направить её на меня.
— Нет, не получится, — качаю головой, видя, как с досады он скрипит зубами, расставляя ноги, чтобы крепче стоять на полу. — Это не работает с королевскими альфами. И видишь какое дело — я такая же, как мой отец или ты. А может даже лучше.
Злоба бурлит как варево в котле. Агрессия — холодная и огненная одновременно. Она ползёт по венами, и будто шепчет: «Дозволено всё. Просто попробуй!» И я пробую.
Сначала просто заставляю его склониться. Он сильный, сопротивляется. Но я сильнее и он падает на колени. Из его носа потекла кровь, в глазах полопались сосуды, а лоб покрыла испарина. Вздулись вены на шее и руках. Словно слышу, как крошатся зубы в отчаянной попытке удержать контроль, сопротивляясь мне.
И вот я совсем рядом с ним, держу его как в тисках в коленопреклонённой позе. Сама наклоняюсь и шепчу на ухо, почти нежно касаясь густой седой шевелюры.
— Бесполезно сопротивляться. Я ведь даже не в полную силу за тебя взялась.
— Елена, хватит! — раздаётся жёсткий голос отца. — Мы не об этом договаривались!
Я отпускаю руку и выпрямляюсь. Поворачиваюсь к Вальмонту спиной, смотрю безучастно на отца. А потом пожимаю плечами.
— А я изменила решение.
И в тоже мгновение выпускаю из себя всю силу. Совсем как тогда, в разрушенной башне, когда направила всю себя на армию Демьяна. Только теперь моей целью стал один лишь Вальмонт. И волна сомкнулась. И он закричал, рухнув вниз, извиваясь за моей спиной от боли, невыносимой, нестерпимой, огненной боли, что вспенивала кровь под кожей короля. И мир вокруг закричал, а после умолк и только он продолжал постанывать от боли.
Я улыбаюсь, продолжая ломать альфу позади, сама гляжу только на Деймона. На моего сжатого как струна отца. Заключительный аккорд и тишина.
Посмотрев через плечо, вижу Вальмонта, поднимающегося с пола, но остающегося стоять на коленях. Осмысленность ушла из глаз. Осталось лишь…
— Моя королева, — хрипло заговорил он. — Я ваш слуга.
Победная ухмылка и я разворачиваюсь к отцу, замечая потрясённый взгляд всех остальных.
— Думаю, теперь можно искать сыновей. Хотя… это королевство теперь моё, они уже не смогут его получить. Хочешь, я отдам его тебе, отец?..
Но нет ответа от папочки и я вновь начинаю злиться. Недовольно искривила губы.
— Хочешь, чтобы всё доделала до конца? Хорошо! — процедила, сжимая кулаки.
Мне не нужно просить или приказывать. Я чувствую запах бывшего короля и этого достаточно, чтобы ощутить его сыновей, как бы далеко они ни были. Просто потянуться за ними и с удивлением понять, что все четверо находятся рядом друг с другом.
Глянув на Вельямина, который с мрачной решимостью подошёл ко мне, беря за руку, слегка склонила голову, а сама потянулась к отцу.
— Ты идёшь?
Дёрнувшись, он медленно кивнул и также обхватил мою ладонь, чтобы вместе прошли по новой тропе. Вальмонту приказала слушаться оставшихся волков Деймона. Хотя в этом уже не было особой нужды. После насильной «присяги» королевство ещё не скоро оправится.
И мы сделали шаг. Это оказалось легче, чем в мире людей. После открытия новых сил, после преодоления своей внутренней частички человечности, всё проще. И тропа занимает шагов десять, и я уже знаю, что не обязательно держаться за руки, чтобы идти вместе. Достаточно моей силы и желания, и никто не упадёт. И тропа станет дорогой. Не так, как это делают драконы, хоть я и пыталась действовать, как они, — не вышло. Эта часть остаётся закупоренной и если её открыть, то повторится огонь и я закончусь как волчица, превратившись в такого же, как Девон. Полуволк-полудракон.
Мы приближаемся и слышим разговор братьев. Они не почувствуют нас, пока не окажемся совсем близко.
— Я не понимаю, что происходит! — возбуждённый голос зазвучал почти криком и впереди появились тени волков, ходящих по комнате.
— Отец не мёртв, мы бы почувствовали!
— Но всё поменялось, вы видели, как корёжило слуг?!
— Если отец мёртв, то кто-то из нас должен был войти в силу. Кармонт! Ты первенец, чувствуешь что-нибудь?
— Как будто у меня что-то отняли, но я не могу понять что, — в ответ раздаётся потерянный голос и одна из теней падает на пол. — Словно отец…
— Так могло случиться, если ваш отец вступил в схватку с Деймоном и проиграл. Всё кончено, господа! Не знаю, что там произошло, но вы больше не сыновья королевского альфы, а обычные омеги. В ваших силах остаётся примкнуть к победителю или погибнуть, сойдя с ума.
— Так просто?..
— Да, так просто, — отвечаю потрясённому парнишке, ступая на пол и отпуская своих спутников.
Здесь пятеро мужчин. Четверо — молодые волки возраста Хельги, а ещё один взрослый, созревший волк с пронзительными янтарными глазами. Мне почти больно смотреть на него, так что вздёргиваю подбородок и смотрю прямо в упор, демонстративно скаля зубы.
— Ну здравствуй, Елена. Давно не виделись, — холодно воскликнул Арман, выступая вперёд и как бы невзначай загораживая одного из парней.
— Та самая?! — испуганно восклицает тот, кого звали Кармонт. Он побледнел, в ужасе глядя на нашу троицу.
Мы оказались в небольшой гостиной комнате где-то в гористой местности. За окном бушевала буря, щедро бросая гроздьями капли воды, толстыми лентами спускаясь по грязным стёклам. Здесь темно и сыро, не смотря на пылающий в камине огонь.
Все мальчишки внешне походили на Вальмонта, за исключением одного — в нём было что-то от Армана. По крайне мере такой же цвет глаз и волос. Они все одеты по-простому, в походных костюмах и я догадываюсь какой был план. Тот, в ком проснётся королевский альфы, уйдёт в горы, подальше от подданных, чтобы не нашли. А если найдут, то так поступит следующий. На поиски уйдут годы, что сильно затормозит отца, даст время остальным королям объединиться и выступить против него.
Вся сила Деймона заключена в стремительности, в неотвратимости. Такая наглядная демонстрация уязвимости подарила бы остальным надежду. И не факт, что у Демьяновых получилось бы «завоевать» мир волков. Если бы не я. И не Девон.
— Всё кончено, — спокойно заговорил отец, видя, как продолжаю молча взирать на Армана.
— Наш отец? — Кармонт взял себя в руки и набрался смелости спросить.
— Он склонился перед домом Демьяновых, — демократично ответила ему, позволяя Вельямину встать позади, сжав пальцы моих рук. Это придало уверенности. — Арман прав, у вас не так много вариантов. Присоединитесь к нам или погибните.
— Какой же здесь выбор? — обиженно выпалил самый невзрачный и нервный из братьев. — Вы вторглись в наш дом, забрали всё и теперь предлагаете такое?!
— Мы королевские альфы, мы не склоняемся ни перед кем! — вторил мальчишка, выходя из-за Армана, отталкивая предостерегающие руки мужчины. Он вышел вперёд, вставая напротив меня. — О, я знаю, кто ты! Дядя мне всё про тебя рассказал!
— Да неужели? — иронично обратилась к Арману, игнорируя его племянника. — Прямо всё-всё рассказал?
Арман мрачно глянул, но промолчал, только руки на груди сложил, отступая к огню.
— На это нет времени, — вступил Деймон. — Мне всё равно, какое решение примите. Я получил это королевство, а значит на очереди озёрная страна Лавейн. Что будет с вами — зависит от вас. Ваш отец уже примкнул к нам, уверен, с его опытом моя армия приобрела толкового полководца в грядущих битвах. Вы можете встать рядом с ним или погибнуть, свихнувшись как обычные омеги. Решайтесь!
— Как это делается? — Кармонт опустил голову, выдавив слова на одном тяжёлом выдохе. Его брат, молчавший до этого, подошёл к нему, что-то прошептал на ухо, и получив кивок, встал рядом, спокойно разглядывая Деймона.
Тот, кто больше всего нервничал, зло посмотрел на обоих, не выдержав выругался, и презрительно окинув нас взглядом, процедил что-то вроде проклятия на скорую кончину, а после ушёл, немного замешкавшись у дверей, видимо ожидая, что кто-нибудь попытается остановить, но так не вышло, и он ушёл.
Племянник Армана было хотел выступить, но дядя остановил, перехватив за плечо и вынуждая его встать рядом.
— Деймон, — впервые обратился волк к отцу. — Ты помнишь наш уговор? — дождавшись положительного ответа, продолжил. — Мой племянник примет тебя как своего вожака, и также поступит моя сестра, но мы не будем воевать за тебя, а уйдём в мир людей. Навсегда.
— Да, — утвердительно кивнул отец.
Я почти разочарованно посмотрела на них, и всё внутри сжалось. Нахлынула та боль, что заснула за эти годы. Воспоминание о том, как кричала, молила, просила о помощи, но он ушёл. И тогда обратилась к Девону. И тогда всё изменилось. Когда он бросил меня.
Но как бы ни было больно, знала, что должна поговорить с ним. И переступив через собственную гордость, попросила о разговоре наедине, прежде чем он и его семья уйдут. Мальчишка было попытался вставить ехидную реплику, и был осажен Арманом, отчего обиженно отошёл к братьям. Мужчина окинул задумчивым взглядом, но всё-таки согласился.
Вельямин остался с отцом, он понял, что этот разговор касается только нас двоих, и ни слова не сказал.
Мы покинули комнату, Арман повёл по тёмному коридору, мимо помещений, из которых доносились мужские и женские голоса, вывел по лестнице на последний этаж, к небольшой комнате со стрельчатыми окнами. Здесь отчётливо слышен шторм, бушующий снаружи. Канонада из капель и раскатов грома — надёжный шум от любопытных ушей. Арман всё понял правильно.
— Я думал, ты умерла, — он повернулся ко мне спиной, заложив руки назад, вставая напротив окна.
В этой комнате совсем ничего нет, только дощатый пол, балки под потолком, даже лампы отсутствуют, только крюки в стенах. Я делаю шаг и пол под ногами скрипит, чётко показывая моё местоположение.
— Это была инсценировка. Специально, чтобы никто не искал, — отвечаю спокойным тоном, оставаясь стоять на месте. — Все эти годы я пыталась исправить то, что сделал Кай.
— Организация Эльзы? — проницательно уточнил волк.
— Да. Я работала на них.
— Успешно?
Поджав губы, качнула головой, но сообразив, что он не видит, ответила:
— Не очень. Теперь, когда обращаются от укуса или царапины, это не так просто остановить.
— Несостоявшаяся армия Демьяна.
— Рано или поздно, люди узнают о существовании волков. Но… это будет неважно, если волчья война выйдет за пределы этого мира. А так и будет, если я не помирю братьев.
Арман обернулся, с сомнением глядя на меня.
Усмехнувшись, заложила отросшие волосы за ухо, неловко переступая с ноги на ногу. Он не знает, кто я такая. Не знает, на что способна.
— В мире людей есть один термин — «имба». Кажется, круче меня только Девон. Но ты ведь не знаешь, о чём я говорю? Тебе это неинтересно.
— Я хочу понять, что ты хочешь от меня, — какая-то тень набежала на его лицо при упоминании имени дракона, но больше он ничем не выдал своих мыслей.
— Хочу сказать, что когда ты бросил меня, я обратилась к тому единственному, кто помог выжить, когда я нуждалась в этом, — заговорила холодно, сжимая и разжимая пальцы. Моя неподвижность вызывала дрожь, но я знала, что должна выговориться. — Я разбудила последнего дракона в нашем ожерелье. И он назвал меня сестрой. Ведь я обладаю такими же силами, как и он, которые пробудились после смерти Лико, — выдохнула имя, прикладывая руку к груди, пытаясь унять ядовитую горечь. — И после того, как ты разбил мне сердце. Я была готова умереть! Но теперь всё это неважно, — внешне успокоилась, даже голос восстановился. Ничто из моих слов не тронуло его. Он холоден как ледышка. Ему всё равно.
— Что ты хочешь? — повторился он, невозмутимо глядя в глаза.
— Чтобы ты знал, что твой брат не предавал Деймона. Наоборот, он спас мне жизнь. Истинный предатель — Лука. И я не уверенна, что он на стороне Демьяна. По правде сказать, в этом мире есть иные силы, которые хотят навредить моей семье. Те, кто удерживал Девона все эти тысячелетия, те, кто скрещивал Демьяновых с особенными женщинами, чтобы родились такие, как мы с отцом. И я думаю, ты можешь что-то знать об этом. И если хочешь, чтобы твои близкие были живы и счастливы в мире людей. И если тебе когда-нибудь потребуется убежище, когда люди узнают об оборотнях… Ты мне всё расскажешь. И начнём с простого. Знаешь, кто такой Алексей, Леко? Что ты знаешь о драконах? Об организации, в которой работала Эльза. Почему тебе знакомо имя Девон?
— А ты сильно изменилась, не так ли? — внезапно он улыбнулся. Как-то слишком дружелюбно для того, кто ненавидит всем сердцем. — Больше не девочка, боящаяся собственной тени? Ни грамма страха перед прошлым и будущим?
Он облизнул губы и жестом пригласил подойти ближе. Мы встали возле окна, совсем близко, и он понизил голос.
— Мой брат был знаком с Леко. Он знал о спящем зле, что его пробудит один из Демьяновых. Он предупреждал об этом. И… — Арман замялся, словно не зная, стоит ли мне говорить об этом. — Он говорил о ходящем по снам. Он получил предупреждение о готовящемся нападении на семью Деймона.
— Что? Как Демьянов нападает на моего отца и мать?
— Не совсем. Я не знаю подробностей, но Аран подозревал, что во всём это замешан кто-то ещё. Кто-то, кто не хотел смерти Деймона. А хотел посеять вражду между братьями и заставить их страдать.
— Я ничего не поняла из твоих слов.
Арман заметно напрягся, словно сама идея говорить об этом — опасна.
— Аран не делился со мной всем. Он переживал за нас с сестрой. Он знал, как это рискованно. Этот Леко — опасный друг. Он хотел управлять твоим отцом, но Надежда спутала все планы. И тогда он пришёл к моему брату и рассказал обо всём, наказав следить за Деймоном.
— Что значит ходящий по снам?
— Я не знаю. Вроде Аран говорил, что так мог делать этот Леко. Но я не уверен. Тогда меня волновали совсем иные вещи, — мягко продолжил он. — А после смерти брата, я понял, что именно эти секреты стали причиной его гибели.
— Спасибо, что рассказал. Это ничего не прояснило, но даже из вопросов можно составить ответы, — грустно улыбнувшись, проговорила ему.
— Я знаю, ты не виновата в его смерти, — отвернувшись, с каменным выражением на лице, медленно выговорил Арман. — А тот, кто виноват, мёртв.
— Нет. Не стоит говорить этого. Я знаю, в чём моя вина, а в чём нет. И с этим буду жить до конца своих дней.
— Ты думаешь, сможешь остановить войну? — не переубеждая, спросил он.
— Я соберу всех Демьяновых. И расскажу как было дело. Братья поймут, что нет причин враждовать, а Девон обретёт семью и не станет продолжать ту войну.
— Братья, — задумчиво протянул Арман. — А не станет ли это частью предсказания?..
— Я слышала о нём, но оно звучит как полная глупость, — ответила со скепсисом в голосе.
— Один злой, другой добрый. Как инь и янь. А вместе породят чудище, — продолжил Арман, продолжая смотреть в окно. Он протянул руку и коснулся холодного стекла, повторяя линию дождя. — Дерзай, Елена. Ты больше не выживаешь, а живёшь. Так что сама решай, что будет дальше. Но будь осторожна. Я не знаю, кто такой Девон, хоть это имя и кажется знакомым. Но, если именно о нём говорил Аран, как о спящем зле… советую прислушаться к его словам. Будь крайне осторожна, ведь это совсем иной уровень «игры».



Даша Пар

Отредактировано: 01.12.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться