Волчья королева 2. Восхождение на трон

Размер шрифта: - +

Глава 8

Первые несколько минут я совершенно не понимала, где очутилась. Вокруг был только холод, темнота и ноющая боль в щиколотке: дно оказалось намного ниже, чем предупреждал Арий, я пролетела не меньше трех метров, прежде чем неудачно приземлилась на правую ногу. Сейчас я сидела, боясь пошевелиться, на чем-то очень твердом, гладком и настолько холодном, что лед казался полами с подогревом. Части тела, не прикрытые платьем, уже онемели, а остальные продолжало жечь.

Я совершенно потеряла чувство ориентации и первое время даже думала, что оказалась под водой. Меня тошнило, и жутко болела голова. Но я не могла удариться так сильно, потому что точно помнила, что только после приземления упала навзничь, как подкошенная.

Мысли плавали где-то поблизости, но у меня не выходило поймать их, словно даже внутренняя я оказалась парализована.

Продолжать так сидеть было нельзя. Я с усилием задрала голову и с завистью посмотрела на единственный источник света – окошко, через которое я проникла сюда пару минут назад. Но оно было так неописуемо высоко, что даже просто смотреть на него стоило огромного труда. Свет отверстия едва позволял мне разглядеть собственные руки, так что я понятия не имела, что вокруг меня.

Мне было жутко холодно. Я даже не могла вспомнить, было ли мне когда-нибудь холоднее, чем сейчас. Скорее всего, нет, ведь что для ведьмы московские зимы? Этот холод был настоящим. Но я ведь любила холод, могла пройтись зимой в шортах и ощутить легкий озноб только спустя полчаса. Мысль о существовании иного холода меня пугала.

Я думала, что это все иллюзия, создаваемая Дыханьем Духов, когда прыгала сюда. Только сейчас до меня дошло, что меня заперли в холодильнике, причем ключевое слово было заперли. Я не могла выбраться отсюда, слишком высоко. Что, если мне придется замерзнуть насмерть? Но как оборотни, которые были так счастливы возвращению предводительницы, просто так позволили мне попасть в смертельную ловушку? А вдруг это они и подготовили ее, как часть садистского ритуала?

Мои мысли были, конечно, не самые позитивные, но зато я была рада, что, наконец, смогла думать. Вспомнилась яма, из которой пришлось без устали выбираться, когда Летняя стая что-то сделала с моей головой. Я не сдавалась, сколько бы раз старания не заканчивались падением на самое дно. Сейчас я тоже должна была быть сильной. Нужно было просто справиться с холодом.

Я начала шепотом убеждать себя, что ничего страшного не происходит, а я веду себя, как пугливая девчонка. Убеждения, на пару с приятными воспоминаниями об Алеке, начали потихоньку вытаскивать меня из состояния одержимости, но стоило только немного унять дрожь тела, как все вокруг погрузилось в полную темноту. Она была плотная, вязкая, мешающая дышать и двигаться.

Вскинув голову, я не смогла подавить крик ужаса, потому что тот маленький источник света, который все это время поддерживал жизнь в этой яме, исчез. Везде, в каждом направление была темнота.

Темнота, темнота, темнота.

Теперь я точно оказалась в ловушке, причем беспощадный холод перешел на второй план. Он не успеет убить меня, я умру раньше, тьма проглотит меня.

- Нет, - дрожащим голосом проговорила я, стараясь заключить себя в кокон собственных рук. – Я здесь, внизу, не оставляйте меня.

Но мое горло уже охрипло, и никто, даже оборотни, не могли услышать меня, ибо абсолютная темнота, словно губка, впитывала все слова и звуки. Она была хуже любых оков, любых стен и решеток. Я не могла двигаться, потому что стоит сделать лишь один шаг, и я навсегда потеряюсь в этом мире теней.

Мне было жутко страшно. Я еще никогда не чувствовала себя такой напуганной. Страх парализовал, но в то же время пытался заставить убежать отсюда. Меня буквально выворачивало от противного чувства беспомощности, спасения от которого не было.

Вдруг справа раздался тихий всплеск, словно кто-то порвал пакет молока, и оно все вылилось наружу. Во мне все встрепенулось, и я приложила руку ко рту, пытаясь избавиться от позыва к рвоте. Что это было? Казалось, я нахожусь в каком-то маленьком замкнутом помещенье, потому что эхо от моих частых вдохов постоянно гуляло вокруг. Откуда здесь могла взяться вода? И вода ли это была?

Спустя секунду, когда чувство паники снова вернулось ко мне, раздался звук падающих капель, впредь повторяющийся спустя пару секунд. Я в ужасе зажала уши, потому что поняла, что не смогу слушать его ни секунды больше. Все вернулось к началу, мои мысли снова покинули мою голову, пустившись в бесцельное путешествие в близлежащие воды, а тело начало дрожать.

Я тихо всхлипнула, борясь с желанием начать лезть по стенам в поисках заветного окошка, пусть и закрытого. Мне было так страшно, что каждая клеточка тела норовила вырваться и сбежать. От звука разбивающихся о пол капель, который стал только чаще, уши разрывались из-за невыносимой боли, словно через них пытались добраться до моего мозга. Звук и оглушал, и заставлял слышать все одновременно.

Кап. Кап.

Я не понимала за что. Действительно, за что мне все это? Это ведь совсем не походило на их прекрасную и таинственную церемонию инициации. Никто не удосужился предупредить, что во время нее единственное, что я буду хотеть – это поскорее умереть. Что-то явно шло не так. С чего бы Духам нужно было мучить их собственных детей? Я понимала – нужно выбираться, но не имела ни малейшего понятия, как это сделать. Я не могла пошевелить даже пальцем, потому что он давно онемел и вот-вот должен был отвалиться от холода. Мне было интересно, больно ли терять конечности, если они замерли. Но потом я пришла к утешительному вердикту: больно только после того, как тело оттает, а у меня такой возможности не было. Совсем скоро этот холод убьет меня.



Ирина Селиванова

Отредактировано: 25.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться