Волчья сущность

Размер шрифта: - +

21. Вожак стаи

– Волк...? – пробормотал Галий.

Его голова была единственной частью тела, которую Ираклий не смог придавить, поэтому Галий увидел, как его сына чуть не растерзал пес, но в последний момент спас черный волк. И если бы не волк, если бы люди не побежали к ручью,.. Арине страшно было представить, что случилось бы тогда.

Ираклий поднялся на ноги и тяжело вздохнул. «Помятый человек» – это было про Галия. Более «помятого» и «поломанного» Арина не встречала. Его грудная клетка была вогнута вовнутрь, а ноги и руки неестественно согнуты. Весь бок был красным от крови. Галий поймал взгляд Арины и попытался прикрыться, но руки его не слушались.

– Что случилось? – к ним подбежал Евфимий. – О, ужас...

Увидев отца, парень закрыл рот руками, а Ираклий виновато опустил голову.

На другой стороне ручья ждали волки, выстроившись в ряд по берегу, а люди целые и невредимые, но жутко напуганные выглядывали из-за деревьев. Женщины успокаивали детей, мужчины не сводили взгляда со зверей. Люди явно недоумевали, почему волки их не трогают и позволяют оставаться на чужой территории.

Несколько мужчин хотели бежать на помощь, но Евфимий замахал им и велел оставаться за ручьем. Волки тоже ждали команды, но Арина не стала их звать, так как необходимости в этом не было. Собачий лай затихал, а вместе с ним и опасность. Правда, Галий выглядел ужасно.

– Он ведь излечится? – спросила Арина, не сводя глаз с окровавленного бока мужчины. Девушку больше пугали не вывернутые руки и ноги с вогнутой грудной клеткой, как это пятно, которое Галий пытался спрятать от чужих глаз. Впрочем, ни Евфимий, ни Ираклий, не обращали внимания на окровавленный бок.

– Нужно вправить кости, – прохрипел Галий, и из его рта вытекла струйка крови. – Как можно больше костей.

– Хорошо, – кивнул Евфимий и схватился за отцовскую руку. Арина даже отреагировать не успела, как парень выгнул ее в нормальное положение. Галий захрипел и скрежетнул зубами.

– Палочку нужно, – пробасил Ираклий и поднял с земли какую-то палку и засунул ее в зубы вожаку. – Потерпи, скоро станет легче.

Гигант выпрямил сначала одну ногу, потом другую. Евфимий тем временем закончил со второй рукой и неуверенно смотрел на вогнутую грудную клетку.

Ничего подобного в своей жизни Арина еще не видела. Она не знала, как такое вообще возможно, и как Галий до сих пор жив? Значит, оборотни все же были живучими! Впрочем, боли-то никто не исключал, но Галий мужественно ее переносил.

Прошло несколько минут, и вожак пошевелил руками, а еще через некоторое время ногами. И первый жест руки был направлен на то, чтобы прикрыть бок. Но он мог этого и не делать, ведь Арина давно поняла, что там ранение и что-то ей подсказывало, что не от обычной пули.

Евфимий схватился за руки, Ираклий за ноги, и они решили поднять Галия.

– Носилки! Сделайте ему носилки! – закричала девушка. – Вы же его переломите пополам!

Евфимий и Ираклий убежали в лес искать палки, а Арина осталась с Галием. Она не сводила взгляда с леса, а мужчина смотрел на девушку. Было очень тихо – подозрительно тихо. Убить их сейчас было бы проще всего, когда они уязвимые сидели на поляне, но лес словно вымер. Арина не смотрела на Галия специально, не переставая думать о том, что виновата в случившемся.

– Так кто же ты такая? – обратился он к Арине.

Говорил он очень тихо, тон у него все еще был суров, но гораздо мягче, чем раньше. Арина вздрогнула и повернулась. Она не знала, что на это ответить. То, что черный волк привел ее именно к этим людям – было очевидно. И теперь остальная стая на них не нападала. Будто миссия Арины и заключалась в том, чтобы спасти этих людей от псов. Хотя, если бы она к ним не пришла, то не привела бы за собой в лагерь опасность. Может быть, миссия все же заключалась в чем-то другом?

– Никто из ваших не знает о ране? – спросила она. – Что это? Завороженная пуля?

Галий прищурился. Явно не хотел отвечать, но ведь таиться дальше было бессмысленно.

– Поцарапал пес пару дней назад... – ответил он. – Думал, что ничего не будет от одной царапины, что опасны только их зубы... Оказалось нет. Пошло загноение, долго шла кровь, потом кожа стала отслаиваться и... То, что сейчас случилось, всего лишь ускорило мой уход. – Он хрипло кашлянул, и у него из носа потекла кровь. – Я все равно знал, что осталось недолго. Сколько там дается времени на завороженную пулю? Трое суток? Так вот тут прошло почти столько же. И исход один.

Он снова кашлянул и глубоко вздохнул. В горле у него что-то булькнуло, и Арина села так, чтобы он смог опустить голову на ее колени. Каждый вздох давался Галию с трудом. «Главное держаться!» – мысленно прошептала девушка, но сделать это было не просто. В горле у нее встал ком.

– Не вини себя, – прошептал он, глядя на девушку снизу вверх. – Знаешь, я не хотел в этом признаваться, но ты очень на нее похожа – на свою маму. Это ее цепочка, ты ее всегда носишь?

Галий смотрел на шею Арины, где висела серебряная цепочка с крестиком. Сколько девушка себя помнила, цепочка и крестик всегда были на ней. Родители говорили никогда не снимать, и Арина слушалась. За восемнадцать лет цепочка ни разу не порвалась. Девушке и раньше казалось это подозрительным, но теперь приоткрывалась завеса тайны – цепочка была не простой. Арина погладила ее пальцами и спросила:



Лина Ливнева

Отредактировано: 04.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться