Волчья сущность

Размер шрифта: - +

28. Старейшины

Стас успокаивал мать не меньше двух часов. Арине хотелось его поторопить, она даже подумывала уйти одной, но всякий раз себя одергивала – чтобы разорвать связь, они могли понадобиться вдвоем. Как говорил Модест Леонидович, у Арины со Стасом вместе было бы больше шансов, в чем девушка сейчас жутко сомневалась. Скорее, у них обоих больше шансов погибнуть, но все же отступать было нельзя.

Арина сидела на кровати в пустой комнате и смотрела на белую стену напротив. Ей захотелось побыть одной, и мужчины не стали возражать. До девушки доносились всхлипы матери Стаса, а к утешительным речам ее сына потихоньку присоединились голоса и других мужчин. К счастью, Арина не слышала слов, лишь интонации и не сомневалась, что ничего хорошего про нее женщина сейчас не говорит. И чем дольше она находилась с сыном, а он с ней, тем сильнее внутри парня закипали плохие эмоции в отношении Арины.

Девушка чувствовала, что парень ее осуждает, что хочет, чтобы подруга извинилась. Но за что? За то, что сказала правду? Пускай в довольно грубой манере, но ведь мать Стаса была гораздо грубее!

«Но она же старше и она моя мать!» – слышала Арина в своей голове голос Стаса. И даже, если Арина немного с этим соглашалась, винила себя за то, что не сдержалась и высказалась, не оставив свои мысли при себе. Ведь именно в доме матери Стаса ребята смогли укрыться от врагов, получить хоть какую-то защиту... Может, и стоило промолчать, но перед глазами Арины все еще стояла Тина с пистолетом в руках.

В общем, Арина и не думала извиняться. Она знала, что если еще раз взглянет на эту женщину, то наговорит много плохо. Лучше было расстаться полюбовно. К тому же, после того, как порвется связь, Арина не собиралась с ней больше видеться, понимала, к чему это приведет. Сейчас девушка была в безопасности только из-за связи со Стасом, а после того, как она порвется... Арине не хотелось об этом думать.

Наконец, заглянул Стас и довольно холодно сообщил, что им пора. Он не произнес ни слова, пока ребята спускались вниз, а потом шли по улице, освещенной фонарями. И хоть он молчал, было все ясно без слов.

– Хорошо, я не сдержалась и мне за это стыдно! – воскликнула девушка.

– Она ведь моя мать! – ответил Стас. – Неужели так сложно...

– Ох, поскорее бы разорвать дурацкую связь и покончить с тобой и твоей семейкой! – в сердцах сказала Арина, а Стас резко остановился. Вот сейчас он смотрел на нее точно так же, как его мать. И что она наплела ему за последние два часа, что столько ненависти читалось в глаза парня?

– Я согласен, все это было ошибкой! Во всем виновата связь! – ответил он.

– Именно, – кивнула Арина. – Наконец-то до тебя дошло.

Признаться, девушке было немного обидно. Правильно говорят, от любви до ненависти один шаг. Только недавно Стас кричал, что они любят друг друга, а теперь... Да и не любовь это вовсе, Модест Леонидович прав.

Путь ребята продолжили в молчании. Арина огладывалась по сторонам, но вроде бы никто подозрительный за ними не шел. Причем вообще никто не шел. Улицы, которые они выбирали, были пустынными, хотя часы показывали не так много времени.

– 31 декабря у меня День рождения, – внезапно сообщил парень. – Если мы окончательно не расплюемся, как разорвем связь, можешь прийти.

Теперь был черед Арины остановиться. Она взглянула на Стаса. Парень будто бы над ней смеялся, но смотрел больше не со злобой, а скорее с обидой.

– Нет уж, спасибо, лучше позови Флоренцию, – буркнула она.

– Не сомневайся, позову, – ответил он.

Больше ребята друг с другом не заговаривали. Они шли без остановок и притормозили лишь возле высотного стеклянного здания. И рядом снова не было ни души. Свет горел на некоторых этажах и в самом вестибюле, куда, собственно говоря, они и зашли через стеклянные крутящиеся двери. Помнится, Модест Леонидович советовал вести себя тихо и ни на кого не смотреть. И это было не сложно сделать, так как в огромном пустынном зале никого кроме двух охранников, стоящих по обе стороны арки металлоискателя, не было.

Вестибюль был огромным и блестящим, словно зал аэропорта или вокзала. Здесь находилось много лавочек, а на стенах висели мигающие табло. Вот только надписи были непонятными, словно на каком-то иностранном, неизвестном Арине языке. За аркой металлоискателя находилась лестница, ведущая к лифтам. Девушка догадалась, что им нужно туда, но пройти через охрану казалось нереальным.

Охранники были одеты в черные строгие костюмы, в черных очках, отчего сложно понять, куда они смотрят. Стояли ровно по струнке и не шевелились. Крупные и высокие они представляли собой весьма пугающее зрелище.

Правее от арки стоял стол с допотопным дисковым проводным телефоном и табличкой с добавочными номерами: «Офис № 1 – доб. 101»; «Офис № 2 – доб. 102», «Офис № 3 – доб. 103» и так далее. Стас снял трубку и взглянул на табло, а затем набрал какой-то номер.

– Нет, не договаривались, но... – после незначительного молчания пробормотал парень. Его и слушать никто не стал. Парень такой реакции явно не ожидал. Наверное, аниото всегда вели себя друг с другом более радушно, а тут ему даже не дали объясниться.



Лина Ливнева

Отредактировано: 04.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться