Волчья сущность. Закон стаи

13. Чужое решение

Казалось, что время тянулось бесконечно. И чем дольше Арина лежала на земле, тем сильнее ощущала, что все пошло не по плану. Ведь все должно было закончиться хорошо, Стас не должен на нее злиться.

Да, наверное, честнее было бы еще в городе признаться, что если никто из стаи не захочет связывать себя с Аишей, это придется сделать Арине. Но девушка предвидела реакцию друга, ни в какой лес они бы тогда точно не пошли!

«Ненавижу!» Стаса эхом отзывалось в памяти. Будто оно было ядовито, пропитало и отравило собой воздух. Арина чувствовала себя просто ужасно.

– Эй, кто-нибудь! – прошептала она.

Вначале раздался шорох, потом двери палатки заколыхались, и вначале появился кончик носа, а за ним и голова со светящимися в темноте глазами, направленными прямо на девушку. Рыжая шерсть, топорщащиеся ушки, хрупкое телосложение и радостный вид – все это помогло Арине на некоторое время забыть про Стаса.

– Аиша! – выдохнула девушка, испытав небывалое облегчение. – Ты жива...

Рыжая волчица радостно взвизгнула и, оказавшись возле Арины, принялась лизать своим шершавым языком ее лицо и руки. И, наверное, зализала бы до смерти, если бы не послышался новый шорох и копошение. А затем завязалась потасовка. В палатке оказался еще один волк – незнакомый. Темно-серая шерсть как у Скромняги, но глаза не коричневые, а серые – почти такие же, какими Арина их запомнила до того, как взгляд в них померк. Евфимий! Значит, он все-таки выжил, но стал зверем...

Волк был вполне здоровым и бодрым. Он зарычал и попытался прогнать волчицу, тем самым спасая Арину от облизывания. Натиск языка стал слабее. А спустя мгновение в палату с фонарями в руках вошли люди, и волки быстренько ретировались.

– Евфимий... – прошептала Арина. – И Аиша...

– Ну, наконец-то! – воскликнул Руслан и, подняв Арину на руки, отнес обратно в «кровать».

– Да, с ними все хорошо, – подал голос Модест Леонидович.

– Скажи лучше, как ты себя чувствуешь? – спросил Руслан озабоченно. – О чем мы только ни думали, даже о самом худшем...

Руслан обернулся к выходу, где в дверях стояли Модест Леонидович и Ираклий. Последний согнулся в две погибели, так как палатка еле вмещала гиганта, но Ираклий все же уселся на полу, заняв собой почти все пространство. Директору не оставалось выбора, как стоять возле выхода. Но, кажется, это его ничуть не беспокоило. Арине даже показалось, что эта троица не плохо друг с другом поладила.

– Нормально, – ответила Арина и явно слукавила.

Так плохо она не чувствовала себя еще никогда в жизни – даже когда не была частью оборотнического мира. Что-то внутри будто сломалось. Оборотни ведь не болеют, способны излечиться даже от тяжелых недугов, но сейчас Арина могла бы с этим поспорить. Свое самочувствие девушка сравнивала с гриппом, причем довольно тяжелой его стадией.

Впрочем, собственное самочувствие волновало Арину меньше всего, в первую очередь она хотела узнать о том, что в итоге случилось. Причем во всех подробностях, начиная с того момента, как она потеряла сознание. Девушка невольно вздрогнула, вспомнив про черную звериную лапу...

Значит, она превратилась в зверя, но всего на минуту! А затем снова смогла стать человеком, что в принципе казалось невозможным. Нет, оно и было невозможным! Даже в случае с заколдованной стаей требовалось время, а тут... Неужели все дело в этой древней магии? Стас был прав, а она отказывалась верить...Все, кто за ней гонялся, были правы!

Арина положила руку на грудь и тяжело задышала.

– Ритуал сработал... – прошептала она.

– Да, сработал – кивнул Руслан. – Вот только... – он запнулся, – мы не ожидали, что с тобой такое случится. Вы уже ей сказали? – обратился он к директору. Модест Леонидович поспешно кивнул, а парень продолжил: – В общем, когда ты снова стала собой, мы отнесли тебя в палатку, а когда вернулись на поляну за Евфимием и Аишей, их уже и след простыл.

– Они прибежали к вечеру, – заметил Модест Леонидович. – В облике животных, разумеется. Но оба живые и абсолютно здоровые...

– А Ренат? – прошептала Арина, встревоженно приподнимая голову. Девушка почувствовала, как ее тело затрясло при воспоминании об этом ужасном человеке. Хотела ли она его убить, заслуживал ли он смерти? Арина могла бы это сделать, когда приставила пистолет к его груди, но не выстрелила. Почему?– Он возвращался?

– Забудь про Рената! У него должно хватить ума не соваться к нам больше, в противном случае в следующий раз он точно пожалеет! – строго сказал Руслан, и виновато опустил глаза. Он тоже не смог убить. – Мы решили объединиться. Я и те, кто с нами остался... Посовещавшись, решили, что наказание никто не понесет. Среди оставшихся нет убийц. С Ренатом ушли только трое, они сильные и опасные, но... – парень мотнул головой и громко добавил: – думать об этом мы не станем! Мы восстановим нашу стаю, заживем как прежде...

Ираклий судорожно вздохнул и прошептал:

– Как прежде уже не будет...

– Мне очень жаль! – с чувством воскликнул Руслан. – Если бы я мог что-то изменить, вернуть время назад...

– Былого не изменить, это не твоя вина! – подал голос Модест Леонидович, и парни сразу же к нему повернулись. – То, что совершил Ренат – ужасно и жестоко, но вы ведь не знали всей правды. Очень жаль погибших и вашего... – директор поморщился. – Галия... Всегда находятся люди, которые страдают от поступков других. Таков закон жизни.



Лина Ливнева

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться