Волчья сущность. Закон стаи

26. Предатель

Выбегали из комнаты очень быстро. От скорости зависело, увидит их кто-то или нет. К счастью, в коридоре живых кроме них больше не оказалось. Арина приложила магнитную карточку и распахнула дверь, куда сразу же проскочила кошка, а затем и директор, поменявшийся в лице. Он все же не послушал Арину и не закрыл глаза...

– Это ты сделала? – прошептал он, когда за ними захлопнулась дверь, а Арина метнулась к книжному шкафу. – Ты снова превратилась?

– Он заслужил! – ответила девушка, поворачиваясь к директору. – Он бы не оставил никого в покое, убил бы Стаса и всех остальных, кто мне хотя бы немного дорог...

– А Кирилл? – спросил Модест Леонидович, и его голос дрогнул.

– Он убежал, – ответила Арина. – Я хотела его... В общем, надеюсь, что сейчас он очень далеко отсюда... Смотрите, «Государство» Платона... – она погладила пальцами корешок книги и посмотрела на директора. – Папа ведь про нее говорил?

– Только осторожно! – попросил Модест Леонидович, подходя ближе к стеллажу.

Он наклонился и подставил руки, куда тут же запрыгнула киса. Арина тяжело вздохнула, мысленно пожелала себе удачи и вытащила с полки книгу. Вначале девушка подумала, что сделать это будет не так просто, наверняка книгу защищает какая-то магия, но томик без труда перекочевал в ее руки.

В первые несколько секунд ничего не происходило, а потом стеллаж и пол под ними завибрировали и пришли в движение. Пришлось встать на небольшой полукруг движущейся платформы

Пугало то, что может оказаться за стеллажом. А вдруг это ловушка, из которой невозможно будет выбраться? И ладно бы Арина одна пострадала, так нет же тащила за собой Модеста Леонидовича. Директор поплотнее прижался к стеллажу, покрепче обхватил руками кошку и уверенно кивнул. Девушка кивнула в ответ и через несколько секунд они оказались с другой стороны в почти такой же комнате, как описывал отец – крохотное помещение с белоснежными стенами, книгой в центре и горящими вокруг нее шестью свечами. Разница заключалась лишь в том, что на одной из стен красной краской с подтеками («А может кровью?» – содрогнулась от этой мысли Арина)было выведено слово «Предатель». Признаться, выглядело это жутковато.

– Вот мы и внутри... – протянула девушка, не решаясь сойти с места. Модест Леонидович тоже будто прирос к полу. – Что же делать дальше? Каким образом заменить книги?

Красная краска казалась свежей и устрашающе поблескивала в полумраке трепещущих свечей¸ которые также казались новыми, только-только поставленными, что даже воск не успел накапать. Явно здесь не обошлось без магии, поэтому удивляться не стоило. Но как же страшно было смотреть на эту надпись. Мороз бежал по коже... Отец ни о чем подобном не говорил, а такая жуть точно бы не ускользнула от его взора. Значит, комнаты были не такими уж и похожими.

– Тебе не кажется... – директор протянул руку, и создалось такое впечатление, что она уперлась в какую-ту невидимую преграду. Арина сделала то же самое и обнаружила, что впереди действительно находилась невидимая стена.

Девушка озадаченно взглянула на директора, но ответила ей кошка, протяжно замяукав. Киса спрыгнула на пол и завертелась в ногах Арины, а потом принялась скрестись лапкой о стеллаж. Но девушка не поняла, что та хотела показать, и озадачилась еще сильнее.

Стеллаж высотой был с потолка до пола. Киса запрыгнула на него и стала взбираться наверх словно скалолазка и остановилась лишь тогда, когда добралась до пустующего места, откуда Арина вытащила книгу. Труд Платона девушка держала в руках вместе с зеркальным манускриптом.

– Наверное, нужно вернуть книгу назад, – предположил директор.

– Но тогда ведь стеллаж вернется на место! – заметила Арина, которой данная идея совсем не понравилась.

– У нас нет выбора, иначе до книги не добраться... – ответил директор и постучал рукой по невидимой преграде. – Не пробиться, магия не пустит.

– Тогда давайте вы вместе с ним возвращайтесь! – согласилась девушка.

– Арина, перестань за меня волноваться! – велел Модест Леонидович. – Я остаюсь здесь с тобой. Чтобы ни случилось, я уверен, мы все сделаем правильно.

Дрожащей рукой, стоило кисе спрыгнуть на пол, Арина вернула на место «Государство», после чего стеллаж пришел в движение. Модест Леонидович отступил в сторону, упираясь в невидимую стену. Арина, как никогда чувствуя себя уязвимой, сделала тоже самое.

Но шкаф был большим. Арина понимала, что как бы они ни жались к невидимой преграде, их неминуемо заденет. Тут невидимая стена за спиной исчезла, и они с директором упали назад – мужчина неподалеку от манускрипта, а вот Арина прямиком на книгу и свечи. Последние даже откатились в разные стороны, но не погасли. Девушка поспешила их собрать, чтобы поставить на прежние места, а потом, затаив дыхание, опустила руку на манускрипт и погладила его по шершавой обложке.

Арина почувствовала легкую вибрацию, исходящую от манускрипта, словно это была не книга, а разблокированный сенсорный телефон. Затем девушка ухватилась за корешок пальцами правой руки и потянула, но манускрипт не сдвинулся с места, будто был приклеен к полу. Тогда Арина опустила в центр зеркальный манускрипт рядом с главным и на этот раз попыталась сдвинуть его обеими руками, но снова безуспешно.

Несколько минут она сдвигала зеркальный манускрипт в разные стороны, двигала свечи, даже прилагала силу, чтобы отлепить от пола главный манускрипт, но все было тщетно. Шло время, казалось не так много, минут пять, а может чуть больше. Свечи потрескивали, директор тихонечко сидел на полу, а киса наворачивала круги вокруг Арины и манускриптов. Возможно, приставала хотела что-то сказать, но что именно, оставалось загадкой.



Лина Ливнева

Отредактировано: 06.03.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться