Волк-беглец

Font size: - +

Глава 17

Харви снова наведался к Таннари.

- Ты так и не ешь, - качнул он головой в сторону нетронутого подноса. – К свадьбе совсем истощаешь. Потом еще нас обвинять будут, что голодом тебя морили.

- От ваших харчей скорее загнусь, - огрызнулся Таннари.

Он уже вторую неделю отказывался от еды, употребляя только воду. У него пропал всякий аппетит, и он не мог заставить себя съесть хотя бы кусочек.

- Если не начнешь есть, - с угрозой проговорил Харви, - будем кормить тебя насильно.

- А ты попробуй, заставь, - прорычал с вызовом Таннари.

Он напрягся и подался вперед, будто собирался прыгнуть. Шадрин смотрел на него с равнодушным видом, совершенно не видя в нем какой-либо угрозы.

- Ты щенок еще совсем, - с насмешкой проговорил Харвилинн. – Понимаю, что оторвали тебя от мамкиного бока раньше времени, но так уж сложились обстоятельства. И тебе придется с ними смириться.

- Но у щенка есть острые зубы, - прорычал Таннари в ответ. – И я готов ими грызть вас за ваш обман.

Он оскалился, молниеносно вскочил с места и швырнул в него стоявший неподалеку стул. Харвилинн ловко поймал предмет мебели и поставил на пол.

- А вот мебель ломать не надо, - зарычал он на него. – Ты еще не стал частью нашей стаи, чтобы безобразничать тут. Я бы тебя проучил, но оставлю это на потом. Когда станешь членом нашей стаи. Тогда и покажешь свои зубки, а я тебе их посчитаю.

Он потер кулаком об ладонь.

- Ты ничего мне не сделаешь, - оскалился Таннари, гордо вздернув голову, - я наследник стаи!

Они скрестились взглядами – серая сталь Харвилинна и голубой лед Таннари.

- Так же, как и я, - ухмыльнулся Харви. – Но я старше тебя и сильнее. Ты еще не дорос до моего уровня.

Харвилинн был прав, но это не останавливало Таннари. Вопреки всему, он готов вцепиться в него, чтобы выпустить гнев, переполнявший его.

- Ну, так в чем дело? – стал провоцировать его Таннари, поманив к себе рукой. – Давай, покажи, на что ты способен. Или слабо?

- Говорю же – потом, - Харви одарил его презрительным взглядом.

Он развернулся и ушел, чтобы не поддаться искушению. Таннари со злости перевернул стол, оказавший перед ним. Тут же дверь открылась, и в комнату опять заглянул Харви.

- Я же сказал, - рыкнул он, - не трогай мебель.

Но Таннари лишь еще более угрожающе зарычал на него. И тот, недовольно хмыкнув, захлопнул двери. Таннари понимал, что если ввяжется в драку, то проиграет. Из-за отказа от еды, он терял силы. От злости звериная сущность, еще не вставшая на свое место из-за нарушенного баланса, брала вверх и толкала его на безумные поступки. Он с трудом контролировал себя, а визиты Харвилинна только дразнили и вызывали приступы гнева.

Он снова вернулся в угол, в котором сидел перед этим. Он все чаще думал об Анике и времени проведенном рядом с ней, хотя поначалу пытался забыть. Но ничего не вышло. Человеческая девушка с зелеными глазами затронула его душу и сердце. Он не на шутку привязался к ней, а звериная часть все еще бунтовала из-за внезапной разлуки с ней. Но было больно еще и оттого, что она оттолкнула его. Неужели он ошибся, приняв ее влечение к нему за настоящие чувства? Но ее опасения перед ним тоже можно понять. Достаточно одного того, что он оборотень, что оттолкнуло бы любого здравомыслящего человека. А она помогала ему и сделала шаг навстречу, но испугалась дальнейшего развития их взаимоотношений. Подумала, что он с ней развлекается, что она для него игрушка.

Он согласился сдаться на милость Шадрин, лишь бы ей не навредили. Пожертвовал своей свободой ради нее и теперь никогда больше не увидит ее. А она сдала его им и просто ушла, не сделав даже попытки остаться с ним. Это причиняло такую боль, что он готов разнести стенку, чтобы освободиться. Имелись бы в комнате окна, он бы уже давно сбежал. Но Шадрин все предусмотрели и поместили его в комнату без окон, а за дверью дежурили четверо оборотней, достаточно сильных, чтобы справиться с ним. Совсем недавно жилище девушки казалось ему тюрьмой, в которой он был вынужден сидеть. Но в сравнении с этим дом Аники показался родным, где он готов был провести остальную жизнь, оставаясь добровольным узником, нежели здесь. Отныне ему уже и не увидеться с ней. В этот момент он почувствовал себя загнанной в угол крысой, а не волком. Хотелось бросаться на стены и завыть от отчаяния. Но нет, он не позволит им услышать свой плач. Не дождутся.
 

***


Прибывая в удрученном состоянии и наблюдая за тем, как ему приносят еду, Таннари посетила одна безумная мысль. Встав у двери, он подкараулил парня, приносившего еду, и захватил его. Застигнутый врасплох тот не успел оказать сопротивление. Таннари, сдавливая его шею, заставил постучал в дверь, чтобы открыли. Когда дверь открылась он, угрожая убить заложника, потребовал выпустить его.

- Мистер Дармун, - обратился к нему один из стражей, - мы таких решений не в праве принимать. Даже под угрозой смерти. Сейчас мы позовем мистера Шадрина, и вы выскажите ему свои требования.

Таннари недовольно зарычал в ответ. Упоминание о Харвилинне только разозлило еще больше. Они отправились за Харви. Через минуту тот появился у комнаты с пленником.

- Ты что это удумал? – с насмешкой спросил Харви, заглянув в двери.

- Выпусти меня, или я убью его, - прорычал Таннари, сдавливая горло своей жертвы.

Парень в его хватке захрипел. Обычный рядовой оборотень не мог противостоять в одиночку наследнику, и Таннари мог с легкостью расправиться с ним. Именно по этой причине его преследованием и поимкой занимался другой наследник, способный противостоять ему. Харви сокрушенно покачал головой, продолжая улыбаться.

- Даже если ты оторвешь ему голову, это не поможет тебе покинуть эту комнату, - холодно проговорил Харви, стоя напротив дверей и спрятав руки в карманы. – А вот кровь невиновного будет на твоих руках. Этого ты хочешь?

Таннари зло зарычал, сдавливая шею в своих руках еще больше. Парень засипел, едва способный дышать. Ему ужасно хотелось кого-нибудь растерзать от безнадежности обрести свободу. Звериная сущность, чувствуя под пальцами пульсацию в артерии, жаждала крови за ограничение своей свободы. Но все же он обуздал гнев и толкнул парня в двери так, что тот кубарем вылетел из комнаты. Харви сделал резко шаг в сторону, и парень, пролетев мимо него, врезался в стенку напротив дверей.

- Так-то лучше, - усмехнулся Харви.

Таннари, задыхаясь от злости, сам захлопнул дверь, не желая никого видеть, иначе вцепится еще в кого-нибудь. Переведя дыхание после переполнившего его возбуждения, он вернулся в свой угол и тяжело опустился на пол. Он вспомнил, как Аника спрашивала его – убивал ли он кого-нибудь. Что бы он ей сказал, если бы разорвал того парня только потому, что разозлился? Ему стало стыдно за свои действия. Девушка не зря боялась его, как зверя. Он не человек и может быть опасен для простых людей. А значит, и для нее. Он задумался над тем, что иногда она злила его своими действиями или словами. Тут же возник страх, что из-за этого он может навредить ей.

От осознания этого бездонная пропасть в душе стала еще больше. Девушка оказалась права: между ними не может быть ничего общего, и это заставляло его ослабить сопротивление уготовленной ему судьбе.



Ирен Нерри

Edited: 14.06.2018

Add to Library


Complain




Books language: