Волк короны

Сомнительные плюсы придворной жизни

Кай не зря именовал себя псом короны. В этом меня вскоре убедила необъяснимая его, собачья преданность, и желание угодить хозяину, которое он ставил превыше своих интересов. Не дожидаясь окончания работы, он отбыл на Сорс, едва затихла буря, «кое-что уточнить». Я тем временем, заполнив перчатку белой глиной, за одну ночь вылепила весьма реалистичную руку, оканчивавшуюся змеевиковым браслетом. На пальцы перекочевали и дедушкины кольца. Рука держала принадлежавший ему меч, пальцы, перебивая друг друга, небрежно лежали на рукояти. Я выставила лаконичную, но не лишенную изящества  (как мне казалось) композицию в подходящего размера саркофаге на черном фоне. Надеюсь, Каю понравится.

Я уже собиралась отбывать на следующий заказ, когда в замке протрубили прибытие графа.

 

***

 

- Айк мне все рассказал – Кая трясло от нервного возбуждения. Он едва слез с лошади, еще не избавился от плотного дорожного плаща через руку и запаха лошадиного пота.

- Мне следовало взять с него слово… А ты ему?

- Нет!

- Мне повезло с мужем!

- Мира, хватит прятаться!

- Кай, это мое личное дело, а не общественное.

- Такие, как ты не рождались тысячи лет! Откройся короне!

- Что равносильно принесению себя в жертву. Мне доверят сверхсекретную миссию доставки королевских посланий? Разведки с воздуха? Я не желаю использовать свой дар ради чьей-то прихоти!

- Ты желаешь жить в страхе перед этой северянкой? Сенсея ищет встречи.

- В гробу она мне нравилась значительно больше.

- Что ты сказала? В гробу?

- Бы. Я сказала в гробу бы… Подумать только, сам страх перед ней призывает меня пойти на необдуманные поступки. Ты призываешь меня, по сути, выступить против Сенсеи на стороне короны. Хотя… Кого бы искренне ты не поддерживал, меня или корону, но тут у нас общие интересы…  Кай, лапонька, мне нужно знать о ней как можно больше. Ты можешь еще немного покрутиться во дворе? Ты же умеешь добывать информацию?

- Как ты меня назвала?

- Я правда хотела бы…  но если я выступлю против нее, мне надо быть во всеоружии…

Разумеется, он согласился. После чего гильдия, повинуясь таинственному сигналу, перестроила мой график таким образом, что ко двору мы прибыли вместе.

 

***

 

Центральная точка зимы 914 года

 

Зима в тот год выдалась безлистной, тяжелой. Дожди шли и шли, и на дорогах образовалось столько грязи, что жители замка пытались носа не показывать наружу без крайней необходимости. С грязью боролись строжайшими запретами, но не у всякого была сменная обувь чтобы переобуться на пороге и, влекомая множеством ног, она щупальцами расползалась по коридорам, липкими лужицами отстаиваясь в закутках, пропитывая ковры, подымалась на этажи.

 

 

...На самом деле очень сложно понять, чего человек хочет. Обычно наши потребности диктуют нам наши желания – еды, воды, сна, одежды, безопасности семьи и социального статуса. Закрой их все, и становится совершенно непонятно, а что дальше-то? – думала я, разглядывая превращенный в грязную лужу пол моей, когда-то чистой мастерской.

У меня, наконец,  появилась собственная мастерская, в которой я обустроилась со всем возможным комфортом. Впрочем, мне тут же стало мучительно не хватать дискомфорта переездов. Вот и пойми чего на самом деле надо человеку? Усопших приносили и уносили слуги для экономии моего, ставшего теперь очень дорогим времени.

Дело в том, что я ушла из гильдии (доступ к тайнам двора не позволял, чтобы сторонняя организация могла меня хоть как-то контролировать). Теперь я была на службе. От работы она отличалась тем, что я получала не сдельщину а содержание. Впрочем, всевозможные мотивирующие бонусы и поощрения все равно были. Наработанный круг старых заказчиков я сбросила своему мастеру, и потихоньку осваивала новые для себя склепы, приспосабливаясь к чужой руке, что хозяйничала здесь до меня. В придачу ко всему, гильдия все же делегировала мне право представлять ее при дворе по множеству крупных и мелких вопросов. Даже не подозревала, что у бедных, никому ненужных некромантов столько проблем! Основные, впрочем, проистекали из их неумения уживаться с простыми людьми.

- Ну а на какую реакцию они рассчитывали, пугая людей своим мнимым могуществом и сказками о ходячих мертвецах? – психовала я, получив это предложение, от которого невозможно было отказаться.

- Ты не справедлива к собратьям по несчастью – не согласился со мной Кай – страх перед вашей профессией действительно очень силен, и берет начало в мистических культах. Не все обладают таким даром располагать к себе людей, как у тебя. Вы едите один хлеб, так попытайся же вникнуть в их проблемы.

- Ты будешь учить меня, некроманта, общению с некромантами?

- Я буду учить тебя азам выживания при дворе. Без поддержки снизу ты – выскочка, цветок без стебля, который унесет порывом ветра. Гильдия – реальная сила, сотни людей, объединенных общими интересами. С нею ты можешь собирать нужную тебе информацию и влиять на ситуацию по местам. Но для того чтобы она работала на тебя, соблюдай ее интересы как свои собственные, какими бы абсурдными они тебе не казались.

- Выдвигать свои требования – вряд ли лучшее начало карьеры придворной дамы.

- Здесь место столкновения интересов. Все сражаются со всеми, представляя свои группы людей. Если ты не будешь прятаться и проявишь решительность в этом вопросе, ты лишь снискаешь уважение остальных.

- Угу - сказала я, вдруг осознав, что я до сих пор даже не отдавала себе отчет, когда это вдруг я сумела попасть под влияние Кая… Я многого в нем пока не понимала. Взять хотя бы то, как он ухитрился водить меня за нос целых четыре дня… – кстати, у меня вторая перчатка за неделю! Среди высших сословий прослеживается тенденция выдавать безвестных покойников за себя.



Alice Ferrow

Отредактировано: 01.02.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться