Волколак

Размер шрифта: - +

часть 5

ПРАКТИКА

Выполнив ряд поручений следователя в городе, я вернулась в ставший уже родным кабинет и увидела Гордеича, как всегда заваленного бумагами.

Он оторвался от писанины и потер глаза:

– Давай, Сашок, перерыв сделаем. Чайку попьем, а то кофе скоро из ушей капать начнет.

Я быстро накрыла столик и сбегала за водой для чайника. Иван Гордеевич разложил бумаги по папкам и потягиваясь, встал из-за рабочего стола.

– Эх, Саша, если бы кто-нибудь хоть частично сократил эту писанину. Я бы ему памятник поставил. Как же достают бесконечные бумажки, но без них никуда. – Он присел и разлил чай. – Знаешь кто у меня сейчас был?

Я покачала головой.

– Один из родственников второй убитой. Требовал быстрее поймать убийцу, возмущался, топал ногами… Жалобу обещал написать. Ну, я ему ответил, как положено, что следствие идет, а жаловаться, пожалуйста. Кто на нас только не жалуется… Одной больше, одной меньше…

Гордеич закурил, раздраженно щурясь, а я спросила:

– Где ребята? У нас есть что-нибудь новенькое?

– Вася проверяет  молодых людей Секаевой и Иванициной . Толя тоже в городе, обещал звонить, его другой следователь нагрузил. Так что пока, увы, ничего нового. А у тебя?

– А у меня возникла идея. Не знаю, может, кто-то из ребят ее уже озвучил …

– Говори, Сашок, обмозгуем.

– Я видела, Иван Гордеевич, что вы отмечаете на карте места, где были обнаружены трупы. Давайте посмотрим…

Следователь, демонстративно кряхтя, встал и пошел к шкафу, вернулся к столу и расстелил карту.

– На вот, смотри.

Я подсела и стала внимательно изучать метки.

– Иван Гордеевич, я правильно понимаю, здесь отмечены все четыре трупа?

– Да. Вася сегодня новеньких проставил.

– А где они жили? Давайте тоже нанесем это на карту.

– Давай, только что это нам даст?

– Мы сначала сделаем, а потом посмотрим, хорошо?

Я схватила карандаш, блокнот и стала быстро искать адреса девушек. Гордеич отобрал карандаш и стал отмечать точки на карте.

Через пять минут мы закончили. Следователь выпрямился и сказал:

– Итак, мы видим, все трупы найдены в одном районе, и проживали они рядом с местами гибели. Получается два замкнутых круга.

– Николай Сергеевич, предположил, что у убийцы есть свои так называемые охотничьи угодья. И мне кажется, они расположены именно в этой части города.

Гордеич потянул ус, подумал и кивнул:

– Похоже. Но точно мы узнаем только, если появиться следующий труп. А пока можем запросить информацию обо всех убитых девушках в этом районе за три года.

– Может лучше за пять? – засомневалась я.

– Пусть сначала за три, а там видно будет. Садись, составим новый запрос.

– А про изъятые органы будем уточнять? Из тел Секаевой и Иванициной я слышала, тоже пропали органы?

Гордеич посмотрел заметки:

– Да. Вася докладывал, что изъяты селезенка и правый яичник. Знаешь, Саша, я думаю, что надо искать любые трупы с множественными ножевыми ранениями, а там будем уточнять, что у них внутри осталось. Так меньше вероятности что-либо упустить.

Я вздохнула, представив гору бумаг, устроилась поудобнее за компьютером и стала искать шаблон.

Гордеич затушил сигарету и тихо сказал:

– Саша, я уверен, что наш преступник хорошо знаком с процедурой расследования. Ведь так не бывает, чтобы никаких, практически никаких следов на месте преступления. Или это бывший мент, или … Чудеса.

– А если действительно он, связан с нашей работой?

– Тогда Саша, – следователь насупился и раздраженно дернул ус, – мы будем его долго ловить, но все равно поймаем. Это я тебе говорю! Нечего нас позорить.

ПОХИЩЕНИЕ

Я возвращалась домой вечером уставшая и раздраженная. На работе дела шли кувырком, и хотелось только одного поскорее принять душ и завалиться в кровать.

Я быстро шла по улице, поправляя сползающий рюкзак с мирно спящей Брией.  До дома оставалось пять минут, как со стороны ночного бара раздался возглас:

– Гляди, Витек, это же та шалава, что нас отшила! Помнишь ее? – Я оглянулась на мужской голос, никого не увидела и ускорила шаг. Мне только новых проблем не хватало.

Следом никто не шел, я вздохнула с облегчением. Вот он мой подъезд. Я мысленно скинула натирающие туфли, как рядом взвизгнули тормоза. Темно-синяя машина остановилась, из нее выскочил рослый мужчина, зажал мне рот и грубо втолкнул на заднее сиденье.

Я приземлилась рядом с парнем, огляделась и признала молодых людей, приставших ко мне весной. Это привело к небольшой потасовке и встрече с Тимофеем. Про пацанов я забыла, а они вот увидели и вспомнили. Оказалось, около бара меня заметил маленький торопыга, которому я вывихнула руку. Именно он подговорил дружков поймать «шалаву» и вывезти подальше для «разговора».

Пока я приходила в себя, коротышка шарил по моим карманам, а верзила развязал рюкзак. Только он сунул руку внутрь, как Брия вцепилась в него. Мужик заорал, открыл окно и вышвырнул рюкзак с кошкой на улицу.

– Что у нее там? – недоумевая, спросил напарник.

– Да хрень какая-то кусачая. Кошка или хорек, – ответил верзила, дуя на прокушенную руку.

Я мысленно поаплодировала помощнице, хотя и очень переживала за нее. Увидев мою ухмылку, торопыга доложил дружку:

– Витек, смотри девка еще и смеется над тобой!

– Что! – взревел верзила и со всей силы ткнул меня локтем в живот.

Я согнулась, постанывая от боли. А Витек все никак не мог успокоиться, схватил меня за волосы, ткнул  носом в колени. Кровь закапала. Смеяться расхотелось.



Саша Сыч

Отредактировано: 29.09.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться