Волонтер: Нарушая приказы.

Font size: - +

Глава 1 (часть 1)

  Глава 1. Комендант.

  

  I

  

    Андрес Ларсон, известный больше как Андрей Золотарев, вот уже почти три года, как был комендантом Нарвы. Эту должность он получил по воле самого государя Московского - царя Петра.

  Но сначала все складывалось по-другому.

  Когда-то, лет семь назад, Андрес был обычным бизнесменом. Прожил почти всю свою сознательную жизнь в Таллинне, имел жену да престижную работу, а потом в один момент все рухнуло. На дорогу, ведущую в Нарву, выскочила косуля. Машину занесло, и она вылетела на обочину. Когда Ларсон пришел в себя, то ощутил, что мир вокруг изменился. Во-первых, вокруг была поздняя осень, а во-вторых, он так и не увидел, как не пытался, огней большого города. Что-то случилось, но вот что? Сомнения его развеялись, когда он оказался в плену у графа Шереметева. Ну, а там, что и говорить, встреча с самим Петром Первым – государем московским, человеком прогрессивным, и как позже выяснил эстонец, наделенным не ординарным умом.

Сначала какая-то безысходность. Не уверенность, но постепенно жизнь стала налаживаться. Москва, Архангельский городок, Ладога, Нотебург, Петербург и Нарва - и везде Андрес был в гуще событий. Невольно, но стал менять историю, подстраивая ее под себя. Вот и жену, Марту, Андрес просто перехватил у Петра. (1)

  Девушка находилась в услужении у фельдмаршала Шереметева, затем должна была оказаться у Меншикова, у которого в свою очередь ее увел бы царь Петр. Вот только сие не произошло, в события вмешался царевич, увидевший, какими влюбленными глазами смотрел его учитель (а именно эту роль на тот момент выполнял Золотарев) на барышню.

  Кто знает, как бы поступила Марта, знай, она свою судьбу, но перелом в ее жизни произошел, а вот в истории России, это еще бабка надвое сказала. Как говорил, старый друг эстонца – князь Ельчанинов – «Свято место пусто не бывает». Поэтому Андрес не удивился, если бы у монарха вместо Марты не появилась другая краля, способная претендовать на Российский престол.

В Ладоге Андрея Золотарева и Марту обвенчали. Там же узнал, эстонец вскорости, что его любимая беременна. То, что будет у него наследник, о котором он еще в прошлой жизни мечтал, вселило в него уверенность, и заставило в корне изменить отношение к своей судьбе.

Андрей вдруг почувствовал, что из простого наблюдателя, коим он был на протяжении последних трех лет, стал в один миг заметной персоной. Золотарев участвовал в штурме Нарвы, да только радости от сего не приобрел. Взятие города, то ли по вине Петра Алексеевича и его фельдмаршалов, а может и коменданта Горна, превратило штурм в кровавую бойню, в которой вместе со шведскими солдатами гибли и мирные жители. Государю даже пришлось поднять оружие против своих же русских.

Тогда-то и был Андрей назначен комендантом Нарвы.

Уже на столь ответственном посту, Золотарев задумался, об отношение эстонцев к русским. У него вдруг сложилось мнение, что корень зла – это бойня, произошедшая в ходе взятия города. Вспыхнувшая тогда у солдат злость, была вызвана, отказом шведского коменданта сложить оружие и сдать цитадель. Став свидетелем разыгравшейся трагедии, Андрей поклялся, что постарается не допустить подобного в будущем. Сейчас же, для начала, он решил изменить у жителей Нарвы мнение о русских людях. 

Восстановил разрушенную крепость, наладил порядок в городе, отчего пришел из Санкт-Петербурга приказ государя о присвоении бывшему боцманмату патента на звание майор. Новым званием Петр, отметил его заслуги и благодарил за создание в Московском государстве воздушного флота, коего не было не в одном европейском государстве. Что уж говорить, когда его "Андлары" косвенно, но повлияли на два сражения. Воздушное наблюдение за передвижением шведской эскадры под Архангельском, да бомбардировка Нарвы. Андрей с ужасом вспоминал те дни, когда сам того не ведая, предложил вместо гранат бросать с борта шара бомбарды. Потом ему умные люди разъяснили, в чем была разница. Одновременно с патентом, в Нарву, из Шлиссельбурга для усиления местного гарнизона был переброшен и Белозерский полк, где в качестве юнкера

Мальчишка ведь еще, да к тому же возраст у него переходный, кабы чего по глупости не натворил. За ним глаз да глаз нужен. Как тут за голову не схватиться.

Хоть и удалось Андрею изменить отношения коренных жителей города к русским, но все равно среди лифляндцев находились те, что считали, будто при шведском владычестве они жили припеваючи. Узнай, хоть бы один из них, что в крепости находится сын Петра, то уж точно проблем не избежать.

Между тем, под чутким руководством Золотарева, Алексей овладел, наконец, науками, что еще несколько лет назад ему и неинтересны были. Ко всему прочему увлекся фехтованием, даже напарника среди белозерских солдат себе нашел. Но больше всего Андрея радовало то, что царевич стал изучать философию, что так необходимо человеку, которому в будущем предстоит управлять огромной страной. Золотарев сам наблюдал, как шестнадцатилетний паренек, устроившись в бойнице, читал то "Утопию" Томаса Мора, то "Город Солнца" - Томмазо Кампанелла. Плюс ко всему же, царевич, вдруг влюбился в дочь местного барона, что жил в Нарве. Приставленный к нему денщик, частенько докладывал коменданту, что тот встречается с ней и читает стихи. Что за стихи, Андрей так бы и не узнал, если бы Алексей как-то не уронил маленькую книжку. Шекспир.

Вот только одна вещь не понравилась Золотареву.

Случилось это когда, у царевича был день рождения. Из Санкт-Петербурга прибыл гонец с приказом от государя. Царь требовал присвоить молодому отроку звание поручика.

  - Доколе ему в юнкерах ходить, - передал на словах человек Петра.

Рановато конечно, но против воли монарха не пойдешь. Тут либо царевич - поручик, либо ты не комендант.



Александр Смирнов (он же Владимиров)

Edited: 05.10.2015

Add to Library


Complain




Books language: