Волшебная косынка

Размер шрифта: - +

Часть 8

- Что ж, тогда проследуем в мой кабинет и ты мне там, как обещала, расскажешь свою историю. Если смогу помочь, я тебе помогу, - пообещал мне Лыжин, и мы с ним поднялись вверх по лестнице.

Удобно расположившись в кресле напротив стола, я отчетливо поняла, что засыпаю.

- Держись, держись, - прошептала я сама себе, но купец услышал и спросил:

- Что это ты бормочешь?

- Просто устала, не обращайте внимания.

- Потерпи, комнату и одежду для тебя уже готовят, баню топят, сейчас все объяснишь про себя и пойдешь спать. Так, кто ты такая?

- Зовут меня Дарья Петровна Копосова. Я из города Зеленокумска Ставропольского края. Родилась в 1994 году. Поверите ли вы, но я из будущего. Городом Зеленокумском в мое время называется ваше село Воронцово-Александровское. Я из 2016 года. Только вы не начинайте опять превращать меня в сумасшедшую.

Лыжин смотрел внимательно прямо в мои глаза. Не моргая, смотрел.

- Мне продолжать? – спросила я.

- Давай, давай, - подбодрил он. И добавил с сарказмом: - Надо же послушать твою сказку.

- Для меня это не сказка, а жуткая правда. Я шла по прочному пешеходному мосту, который у нас называется «висячий», хотя, когда он был висячим, даже моя мама не помнит. Он не качался, был прочный и казался надежным. На другой стороне реки меня ждал мой парень Миша. И тут вдруг мост подо мной обломился, и я упала в реку. Дальше я ничего не помнила, пока не узнала, что из реки меня выловил уже ваш конюх Захар. Как оказалось, Миша полез в воду за мной и тоже попал в ваш 1908 год. Мы сегодня нашли друг друга, когда цыгане меня вели к вам. Миша устроился жить и работать в гостинице «Заезжий двор».

А вам  я хочу предложить свои услуги винодела, потому что нам Захар рассказал, что у вас проблемы с вином. Я хорошо училась, и, хоть у вас, наверняка, нет современного для меня оборудования, я постараюсь в этих условиях наладить ваше дело грамотно. Вы согласны? Мне бы не хотелось даром пользоваться вашим гостеприимством и отзывчивостью, а я, как выяснилось, к тяжелому труду не приспособлена.

- Ты хочешь сказать, что тебя, винодела, мне сам Бог послал на выручку?  - у Лыжина после моих слов глаза вообще полезли из орбит.

- Надеюсь, что не нечистая сила, во всяком случае, – ответила я. -Подозреваю, что у вас вино заболело молочнокислым скисанием и, хоть микроскопа у вас, наверняка, нет, да и пастеризатора, конечно, тоже, я с помощью спирта рассчитаю купаж, сернистым ангидридом остановлю болезнь, а дальше найду, как выйти из создавшегося положения, исходя из тех условий, которые вы сможете создать, и, опираясь  на мои способности дегустатора и знания специалиста. Спирт-то у вас здесь можно достать в достаточном количестве? Ведь Менделеев водку сделал из спирта еще в 19 веке, а здесь сейчас начало 20-го, так же?

-  Так-то оно так! В нашей Воронцовке можно и водки, и спирта достать, сколько надо, но все это, по меньшей мере, странно, если не сказать, невероятно. И мост висячий неподалеку от нас, вверх по течению Кумы, у нас, действительно,  на днях сломался.

- Вот видите! Мне об этом уже ваш Захар говорил, только я не знаю, что это значит? – воскликнула я.

- Удивительное дело! – подтвердил Лыжин, немного помолчал и спросил:

- А сернистый ангидрид где возьмем?

-  От сжигания серы получим.

- Ну, серой-то мы давно все окуриваем. Да и винодел у меня уже работает. Недавно знакомый купец его мне посоветовал  взять на работу. Галкин Александр Григорьевич. Не знаешь его, случайно?  Он мне ничего подобного не предлагал.

- Откуда же я этого Галкина могу знать, если он живет в другом веке? На сто лет раньше меня!

- Ой, запутала, девка, задурила голову! А что возьмешь за эту работу?

- Ничего мне не надо. Зачем об этом думать, когда дело еще не сделано? Делить шкуру неубитого медведя, как у нас говорят?

Лыжин надолго задумался. Вертел головой, застывал надолго, глядя в окно, потом решительно встал и сказал: «Поехали!»

Мы приехали на его винодельческие склады, на той улице, что сейчас зовется улицей Пушкина, и где еще стоят эти склады, только используются эти помещения службой коммунального хозяйства, а длинные, обложенные кирпичом, подвалы лыжинской винодельни просто когда-то, должно быть, засыпали за ненадобностью.

Когда мы сошли со ступеней легкой лакированной коляски, в которую была запряжена пара гнедых лошадок, то Лыжин повел меня показывать свое хозяйство.

- Вот здесь мы ведем приемку винограда от тех, кто выращивает его на своих участках. Раздельно принимаем, в зависимости от сорта винограда. Здесь стоят прессы, выдавливают сусло.

 Я сразу поняла, что уже здесь нарушается технология, слишком большой контакт сусла с воздухом. Царящая вокруг антисанитария потрясала. Рабочие в неопрятной одежде катали бочки. По моей просьбе принесли мне в стеклянном бокале вино, чтобы я могла оценить его.

- Ужасно, но я ожидала, что будет хуже, - охарактеризовала я Лыжину его продукцию после дегустации. – Думаю, справимся.



Елена Лагодзинская

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться