Волшебная косынка

Размер шрифта: - +

Часть 12

Я успела  войти вслед за телегой Захара во двор винодельни, когда к воротам подъехал Лыжин.

- Что, девушка, добралась? – спросил он меня.

- Добралась, - ответила я, и , в свою очередь спросила:

- Вы, что, тоже, как Захар, по имени меня не будете называть?

- А что Захар? – уточнил купец.

- А он меня называет Дарьей Патрикеевной.

- Ты на него не обижайся, я-то помню, что тебя зовут Дарья Петровна Копосова. Обещаю, что мы обязательно сосредоточимся на наших неприятностях, будем называть тебя, согласно этикету, Дарьей Петровной, только прости нас, Бога ради, но жить без шуток – это легче повеситься. Ты вот только подумай, как ты молода по сравнению со мной! А если поверить в твою сказку, что ты из будущего нашей Воронцовки, то Захар годится тебе в  прапрадеды, а я так и вовсе дремучий.

- Ладно, не колотитесь, поняла.

- Что я не должен делать?

- Не парьтесь!

- Еще хлеще!

- Как вам, так шутить можно, а мне, получается, нельзя. Возьмите лучше мою записку. Это план, по которому надо действовать, чтобы спасти ваше вино. Вы почитайте и то, чего на винодельне нет, привезите. Ладно?

- Ладно.

- А где Миша?

- Миша твой после службы отправился на работу. Обещал прийти к нам в шесть часов.  Похоже, что Миша сказал правду.

Я аж вздернулась и с возмущением  спросила:

- А вы, что, не верили? Да как вы можете?

- Но я-то вас не знаю, а с Политовым мы не один пуд соли съели. Не верилось мне, что уважаемый  купец разменяет так дешево свою честь, ведь не зря считается, что слово купеческое – кремень. Поэтому я до сих пор не верю. Пока он только собственной персоной подошел ко мне сегодня в волостном правлении и сказал, что у него ко мне очень серьезное предложение, которое, несомненно, меня должно заинтересовать. Я пообещал, что, когда сделаю все свои срочные дела, встречусь с ним в одном из наших питейных заведений. Определюсь потом, в каком именно, ведь их в Воронцовке шестнадцать.

- Поступайте, как считаете нужным, - сказала я и повернулась к стоявшему поодаль Галкину, явно не решавшемуся подойти к хозяину.

Пока он подходил к нам, я сказала:

- Я тоже вам не могу верить. Вы обещали потравить крыс и только потом меня сюда привезти. Поймите, я боюсь!

- Понимаю, но надо, - твердо сказал Лыжин. – Здесь никто не знает, как с ними справиться.

- Знаем, умеем, но боимся мышьяком вино потравить, вступил в разговор Галкин.- Эти заразы хвостами яд в бочки занесут, а потом и люди нашим вином потравятся.

- Да вот она знает способ, чтобы обойтись без мышьяка. Вы, Александр Григорьевич, помогите тут молодому специалисту все организовать, вы ведь человек опытный, - ласково предложил  виноделу Лыжин.

- Ладно уж, помогу, - нехотя согласился Галкин.

- А нет ли здесь подходящего ей для кабинета помещения? Надо бы барышню устроить, а то она крыс боится.

- Сделаем.

- Тогда лады, я поехал. Ознакомлюсь с твоей запиской, если увижу, что чего-то мало или совсем нет, дам указание – привезут.

Лыжин уехал, мне выделили кабинет со стулом и столом, но из этого закрытого пространства я ничего не видела, поэтому попросила Галкина вынести наружу стол и стул. Вот там и восседала, пока Галкину не надоело выполнять мои поручения, и он не привел некую Евдокию, на мой взгляд, такую же рабочую, как и весь толпящийся  на площадке со стеллажами из бочек народ, но, по словам Галкина, именно ей все рабочие беспрекословно подчиняются и она по поручению Галкина ими руководит.

«Ну, что ж, Евдокия, значит, Евдокия» - решила я и дала указание всем на следующий день прийти в чистой одежде.

- Проверю, и спрошу с вас, - пообещала я, но это, по моему, ее не смутило, зато  она тут же попросила называть ее Дуся и на «ты». 

Захар привез серу, тонкую жесть, кальцинированную соду, негашеную известь,  муку и глиняные плошки. Галкин ходил злобный, придирался к каждой мелочи. Вот, мол, крыс потравят, вино испортят. Туда попадет известь. Я поручила Дусе проконтролировать, чтобы после окончания рабочего дня все бочки были забиты шпунтами.

Галкин и тут подоспел:

- Как это забить шпунтами? Там же есть и то сусло, что бродит, оно любую пробку выбьет.

- Значит, отберите бродящее сусло в другую бочку или в две, тогда пробки углекислый газ не выбьет. Только следите, чтобы все это было чистым.

Галкин, недовольно бурча, удалился.

Молодого парня Мирона я послала снимать с осадка вино в подвале, другого мужчину по имени Федор направила сливать все остатки вместе. Сказала Дусе и Федору, что бочки для остатков можно пока не мыть.

Двое парней мыли содой и пропаривали бочки. Научила их, как делать  из проволоки крючочки с подвешенной на них вогнутой жестяной «ложкой», в которую класть кусочек горящей серы и вставлять в бочку для окуривания.



Елена Лагодзинская

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться