Волшебная косынка

Размер шрифта: - +

Часть 14

Наконец-то, приехал Захар, привез спирт в огромных стеклянных бутылях, которые обычно называют четвертями, такие, как  в кинофильмах о прошлом ставят на столы с самогоном. Четвертью чего они являются, я не знаю, потому что в 21 веке наяву с ними не сталкивалась. Сейчас в их высокие горлышки были вставлены обыкновенные пробки, которые сверху ещё и прикрывали бумажки, притянутые резинками.

Привез Захар и глиняный горшок с глиняной же крышкой, в котором был насыпан желатин.  Последними он показал  две килограммовые пачки   дрожжей.

- Занеси спирт ко мне в кабинет, Захар, - попросила я парня.

- А желатин? – спросил он.

- Да и желатин, и дрожжи тоже, - ответила я.

Подождала, когда Захар выполнит поручение, я попросила:

- Захар, ты можешь срочно передать хозяину, чтобы он приехал, что у нас тут ЧП?

- Могу найти его и передать, только не пойму на твоем птичьем языке, что такое ЧП.

- Это сокращенно чрезвычайное происшествие. Дело в том, что рабочие вылили в помойную яму вино. Двенадцать бочек.

- Да, не может быть!

- Представь себе! И говорят мне на голубом глазу, что это было моё приказание.

- А оно твое? Вот тогда представляю, как тебе достанется на орехи!

- Да не моё это распоряжение, как ты можешь так думать?

- А что я могу думать, если ты взялась второй день тут командовать и сразу же такое произошло!

- Ладно, думай, что хочешь, только позови сюда Лыжина. Мне надо знать, кому он поверит: мне или своим «верным» работникам?

- Поехал я тогда, - сказал мне Захар и вышел из кабинета.

Я решила, что надо спешить, чтобы успеть к приезду Лыжина сделать хоть что-нибудь существенное для очищения его вина. Если он меня прогонит  со своей винодельни прямо сейчас, то надо, чтобы он уже завтра увидел прозрачное вино, хоть в нескольких бочках.

Села за расчеты. Вместимость одинаковых на вид бочек взяла на веру, как мне её назвали, а для измерения спирта имелась в наличии единственная литровая мерная кружка.

Порезала на несколько кусков дрожжи.

Позвала к себе Евдокию, чтобы та отмерила желатин и замочила его в нужной пропорции холодной водой. После этого, как я ни боялась увидеть крыс, все же  решительно пошла с Евдокией в подвал.

С удовлетворением увидела, что половина его уже побелена. Спросила у Евдокии, где те бочки, куда вчера сливали вино с верхних слоев зараженных бочек. Та показала.

Бочки, по обычаю,  принятому на этой винодельне до моего здесь появления, были неполными, хотя мое поручение закрыть их все шпунтами, было выполнено.

- Дуся, возьми с собой пару человек, и принесите сюда две бутыли со спиртом.

- Так у вас же заперто, - напомнила мне она.

- Вот ключи, если что-нибудь случится, ты не сможешь не ответить за это.

Дуся принесла спирт. Мы отмерили его и стали наливать в бочку со снятым вином. Потом вином долили дополна, деревянным молотком забили шпунт и выкатили из подвала, чтобы установить на один из стеллажей, расположенных во дворе винодельни.  Пока рабочие катили, вино со спиртом перемешалось, и, таким образом, процесс умерщвления молочнокислых бактерий начался равномерно по всей бочке.  Ведь не было, к сожалению, здесь современных мешалок, мощных насосов и огромных  нержавеющих цистерн, как на современных нам заводах.

Так, как с первой, поступили и со второй, третьей, четвертой.  Лыжин ещё не приехал, когда мы успели закончить обработку  тридцати бочек, и все их выкатили из подвала, на территорию.

Кроме этого, в побеленную и вычищенную половину подвала закатили чистые, окуренные бочки, закрытые шпунтами. Оставили Бориса продолжать сливать необработанное вино с осадка, а сами поднялись наверх и проверили, правильно ли стоят бочки на стеллажах, не выбило ли шпунты.

Потом подошли к площадке с вымытой вчера, и, простоявшей ночь с дымящейся серой внутри, бочкотарой.  Некоторые бочки уже успели проветрить  от сернистого ангидрида. По запаху я выбрала особо чистые.

- Вчера я поручала тщательно вымыть содой и обработать паром пресс для получения сусла. Сделали? – спросила я Дусю.

- Да. С утра уже после этого его собрали и использовали, потому что пришли две подводы с виноградом. Сейчас ещё не сезон. В сезон переработки винограда здесь у нас очереди стоят из подвод и тачек.

- К сезону мы должны подготовить винодельню. Надеюсь, сусло вы перелили в чистые бочки?

- Обижаете. В чистые и окуренные, как вы вчера объясняли.

- Обижаю я их, - пробурчала я. – А то, что они меня вознамерились обидеть по полной, это не считается. Вот Лыжин приедет и обидит меня за все хорошее, потому что вас, бедных трудяг, я, видите ли, заставила вылить в канаву двенадцать бочек вполне еще пригодного вина. Это ж надо такое сотворить! И Бога не боитесь, а ещё верующие, в Храм ходите, молитесь, а врете и не краснеете.



Елена Лагодзинская

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться