Волшебная косынка

Размер шрифта: - +

ЧАСТЬ 48

- Подожди, Клавдия Семёновна, я тебя сейчас отвезу домой. Мог бы Василий, но он плохо Воронцовку знает, хотя впредь останется у меня кучером, тогда и ознакомится с расположением улиц. Не возражаешь, Василий, против такой вот перспективы?

- Не возражаю, но вы ж обещали Наума оставить у себя?

- Да, я и выполню обещание, но доверять Науму свою жизнь или жизнь моих близких, я рискнуть не смогу. А ты и сейчас мне поможешь. И Миша тоже.

- А чем помочь?

- Надо  помочь мне объяснить Евдокии, что я не шучу, что она отсюда благополучно не выйдет, если не скажет, как мне найти мою дочь Марьяшу. Вы с Мишей будете держать ей руки, а я надену ей волшебную косынку силой.

- Не бойся, Дуся, - вмешалась я, - цыганка Зара сама себе надела эту косынку и даже после носила её. После этого её волосы остались прежними. Тебе ничего не будет, если ты, действительно, не знаешь, как  найти Марьяну.

Дуся вся сжалась, как-то так скукожилась, что стала казаться  еще тоньше и  выше себя настоящей.

- Легко тебе, Дарья! Тебе жизнь не ломают! – упрекнула меня она.

Лыжин тем временем приказал:

- Если все всё поняли, приступайте. Давай, Миша, косынку.

Миша быстро отдал Тимофею Савельевичу волшебную косынку, но после этого медленно и неохотно подошел к Дусе, которая резко подскочила со стула, отошла от стола на свободное пространство и нахохлилась, будто приготовившийся к обороне цыпленок.

- Тут никто не шутит, я женщину с постели поднял, у неё завтра трудный день, так что, или ты говоришь, как мне найти Марьяшу, или тебе наденут косынку на голову, чтобы мы смогли убедиться, врешь ты или говоришь правду. Мы тебя уложим спать и утром узнаем это. Но, если ты останешься без волос, это не значит, что этим все закончится. Облысеешь - значит, ты знала всё, но не пожелала сказать. В этом случае я с тебя живой не слезу, как говорится. Крепостное право отменили, но мы тогда применим закон кровной мести. Наши соседи кавказцы ничего подобного не простят, и я тоже не прощу, предупреждаю.

Миша тем временем взял руку Дуси в свою, а, увидев, что она стала вырываться, подскочил с другой стороны Василий. Тут уж Дусе не было возможности  освободиться. Клавдия Семеновна смотрела на этот спектакль со спокойствием сфинкса, а я ни капельки не верила в плохой исход экзекуции, хотя теперь, после рассказанной нам Лыжиным истории, боялась волшебной косынки еще больше.

Лыжин в это время подходил к Дусе, держа косынку за концы, медленно, так медленно, что казалось, это замедленное кино.

- Не хочешь мучиться, – говори правду.

- Да я и говорю!  - в отчаянии выкрикнула Евдокия, пытаясь вырваться из крепких мужских рук. – Я ничего не знаю!

- Тогда что ты переживаешь, спрашивается? – вставила я свою лепту. – надевай и ничего не случится, они тебя отпустят. На работе тебя заждались. Будешь спокойно жить нормальной, спокойной жизнью.

- А сама говорила, что спокойной жизни нам не предвидится, горе-пророчица?!

-До 1917 года еще поживете, может быть, замуж выйти успеешь.

- Сербинов на мне не женится, - горько констатировала она.

- Значит, плюнь на него, он же на твоих глазах других девушек похищает. Ни во что тебя не ставит. Говори сейчас правду, надевай косынку и пойдем ложиться спать.

Лыжин уже дошел до своей узницы и стоял наготове с косынкой в руках почти вплотную к ней.

- Держите её!- приказал он парням и поднял косынку к голове девушки. Дуся стала из последних сил вырываться, а потом вдруг выпалила:

- Прекратите, я скажу, скажу!

- Говори! А если опять соврешь, надену косынку насильно.

- Я не знаю, где Марьяна с Алексеем сейчас, но на утро у них куплен билет на поезд, он её должен увезти в Москву раньше, чем вы туда отправите  ту партию вина, за которой он приехал сюда от купца Зубова.

- А причем здесь отправка моего вина и то, что он собирается увезти Марьяну? – не понял Лыжин.

- Алексей Ильич боится, что вы успеете вместе с вином передать сообщение Зубову, что Сербинов занимается революционной деятельностью, что он сагитировал  в Воронцовке меня и Наума, да и ещё много народа, а кроме того, соблазнил и похитил вашу единственную дочь. А еще он уезжает, потому что Воронцовка - село небольшое, здесь все друг друга знают, и он не сможет долго прятать от вас Марьяну, а в Москве легче затеряться. Она ведь богата, к тому же, единственная наследница в вашей богатой семье, а для революции нужны деньги. Он собирается  жениться на Марьяне.

- Как жениться?!!! – не удержалась я. – А ты ему ещё и помогаешь?! Это до какой же степени ты себя не уважаешь!  Да ты же тут для него готова подвергнуть опасности свое будущее, напрочь сломать свою жизнь?!

- Не такая уж я стойкая, как оказалось, - грустно констатировала Дуся. – Жидкая на расправу, по-видимому.

- Так! Прекращайте болтать языками! - строго остановил нас Лыжин, складывая косынку. – Он сунул её в карман и приказал: - Девушки, расходитесь по разным комнатам спать. Евдокию, Василий, запри на ключ, потому что Дарья – сторож ненадежный, слишком крепко спит, оказывается. Впрочем, если ты вздумаешь сбежать, Евдокия, ты потеряешь моё расположение к тебе, потеряешь работу, и ничего хорошего из этого не получится.

- Не сбегу, - пообещала Евдокия.

- Тебя, Клавдия Семёновна, я отвезу домой, отдохни пару дней, нас Настенька сможет чем-то покормить, тебе выходные положены. Захочешь, я тебя в отпуск отпущу.

- Нет-нет! Мне отпуска не надо! Я и за два  дня от безделья с ума сойду, - замахала руками женщина и пошла к выходу.

- Ты Миша, если не падаешь с ног, иди в «Заезжий двор», найми там от моего имени коляску с кучером. Приезжай с ним сюда. Коляску бери повместительней, надо, чтобы туда все поместились.



Елена Лагодзинская

Отредактировано: 20.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться