Волшебная палитра

Размер шрифта: - +

ЭВА И ДЭВИД

Глаза эти были точь-в-точь как у Эвы. Она все еще стояла у окна. С гор она перевела взгляд вниз, в сад.

Пары танцевали.

В её комнате стояла простая кровать, кресло, письменный стол, стул, висела полка с книгами. Эва взяла одну из книг и присела в кресло, но книгу так и не раскрыла.

В ее комнату заглянул Дэвид:

- Можно…?

Эва вздрогнула, словно вернувшись из другого мира:

-Входи.

-Любишь танцевать? – спросил Дэвид.

-Не знаю. Я ни разу не танцевала.

Дэвид подошел к Эве и протянул руку. Эва подала руку, и они начали двигаться в такт едва доносящейся из сада музыке.

-Почему меня никто не защитил? – с укором спросила Эва.

-Потому что ты была неправа.

-Но члены семьи должны защищать друг друга.

-Ты как дикий зверёк, - засмеялся Дэвид. – В обществе действуют другие законы – законы справедливости, тебя не учили этому в школе?

Эва слушала Дэвида.

-И если кто-то неправ, - продолжил Дэвид, - ему говорят об этом, иначе люди всё время дрались бы.

-Мне хотелось подраться, - сказала Эва.

-Я заметил, - смеётся Дэвид.

-Если бы обидели человека, которого я люблю, - сказала Эва, - я бы дралась.

Дэвид внимательно посмотрел на Эву:

-А кого ты любишь?

Эва отвела взгляд и пожала плечами:

-Никого. Я всегда была одна. Помолчав, она продолжила:

-Я не поверила, когда узнала, что кто-то хочет меня удочерить, что у меня будет семья. Но только Поль добр ко мне.

-А твои настоящие родители? Что с ними случилось?

-Не знаю, мне никто никогда не говорил о них, как будто это тайна. Лишь какие-то обрывки фраз. Но один раз я подслушала разговор сестер, притворившись спящей. Они говорили о несчастной любви. И еще сестра Александра проговорилась, что она знала мою маму. Но я все равно ничего не поняла. Поэтому… я не знаю, кто я.

- Мой отец погиб, – тихо сказал Дэвид. – Но… это странная история. Он спасал ребёнка, купавшегося в шторм, вытащил его на берег, а сам снова кинулся в волны. Как будто кто-то звал его… Мне часто снится сон: я слышу чей-то голос сквозь шум волн… и прекрасная женщина выходит из воды… Русалку, в которую влюбился мой отец, звали Мариной.

Эва и Дэвид давно уже просто стояли друг напротив друга и просто разговаривали. Послышался голос Полетт: «Дэвид! Где ты, сынок?».

Эва и Дэвид, словно очнувшись, отшатнулись друг от друга.

-Мне пора…Завтра рано утром, в беседке… В шесть. Придешь?

-Приду! – ответила Эва.

Когда Дэвид вышел, она, улыбаясь, упала на кровать.

Неожиданно Дэвид заглянул в комнату:

-А тебе кто-нибудь показывал наш городок?

-Да… Поль.

-Никто тебе его не покажет так, как я!

Дэвид решительным шагом подошел к Эве, почти сдернул ее с кровати, и они побежали, взявшись за руки.

Эва хохотала.

-Чшш, Эва, потише! Мы же сбегаем! – зашикал на нее Дэвид.

Они взбежали по лестнице, которая вела на чердак, пробрались сквозь тьму, окутывавшую все, что находилось там, к единственному круглому окошку и выбрались на крышу. Ловко, как кошки, перебрались на другую сторону крыши, затем спустились на балкон в комнате Полетт, с него Дэвид спрыгнул вниз. Эва перелезла через перила и повисла на них, боясь спрыгнуть.

-Я ловлю тебя, давай!

Эва разжала руки и упала в объятия Дэвида. Он неловко оступился и вместе они покатились по земле.

-Жива? – смеясь спросил Дэвид.

Эва кинула в него охапкой сорванной травы:

-Ничего смешного!

Но Дэвид уже сорвался с места, схватил Эву за руку и поднял ее с земли:

-Бежим!

И они побежали, как сорванцы, как школьники на каникулах, как пленники, освободившиеся из тюрьмы.



Анна Красавина

Отредактировано: 26.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться