Волшебному народу предоставляется общежитие

Размер шрифта: - +

2

 

К утру я узнала, что голуби могут: ворковать, ворчать, рычать (!), громко хлопать крыльями несколько минут подряд (зарядку делал?), а главное ходить туда-сюда по какой-то неровно лежащей доске, которая каждый раз подскакивала с громким деревянным стуком!!!

Короче, надоел мне этот птичник под окнами. А, точнее, на лоджии.

Я встала и поплелась размуровывать дверь. Тут же на кухне раздался какой-то топот. Крыса что, возомнила себя Фредом Астером?!

Я отодвинула тумбочку и решительно бросилась устраивать разборки. И тут же споткнулась о какой-то пакет. К счастью, он был забит чем-то мягким и был всего лишь отфутболен на другой конец коридора. А могла ведь и ногу сломать! Или ноготь.

-Это еще что?

Я подошла к пакету и заглянула вовнутрь.

Хлеб. Пакет был набит пятью батонами хлеба в полиэтиленовых пакетах.

Я похлопала ресницами:

-Гости, что ли, оставили?

Похоже на то. Я отодвинула пакет в сторону и все-таки дошла до кухни. Никого. Мусоропровод закрыт.

Вот, я вроде на кухне, а делать ничего не хочется… А не спуститься ли мне в кафе? Интересно, оно уже открыто?

 

***

Кафе змеевки я нашла сразу, как и говорили, оно находилось в торце здания. Витрина очень милая, увитая хмелем. Внутри оказалось еще симпатичнее: солнечная сторона, все помещение украшали полевые цветы. Пахло свежестью, травой, росой…

-Привет! – поздоровалась Злата. – Как спалось?

-Как будто я заночевала на площади святого Марка.

-А! – оценила мою шутку девушка. – Это у нас голубятня прямо на крыше.

-Голубятня? – удивилась я. – С чего это вдруг на крыше общежития решили устроить голубятню?

-Да никто и не решал. Это один из жильцов арендовал крышу с целью устроить там голубятню. Председатель не против, деньги на благоустройство территории идут, на зарплату уборщице…

-А кто это арендатор? Если не секрет.

-Не секрет, конечно. – улыбнулась змеевка. – Ведунья. Голубятня прямо над ней.

-Интересно… – протянула я.

-Ну, что будешь есть? Сегодня мы подаем: омлет, оладьи с шоколадом, геркулес и домашние творожные сырки.

-Оладьи.

-Сейчас принесу.

Пока Злата отсутствовала, я заметила, что на краю стойки лежат свежие газеты. И взяла одну почитать.

«Очередное ограбление ювелирного салона…».

Вернулась хозяйка с подносом:

-Прошу. О, не читай советских газет перед завтраком.

-А что, часто тут эти ограбления? Я уже видела такие сообщения…

-Увы. – вздохнула змеевка. – У нас ужасная криминогенная обстановка. По всей округе происходят ограбления. В основном ювелирных магазинов, один раз отделение банка и почту… Да, еще пункт обмена валюты.

-И давно это началось?

Злата поморщилась и вполголоса произнесла:

-Около месяца назад…

-То есть, с момента заселения общежития? – уточнила я.

-Об этом тебе лучше с председателем поговорить. Ох, он тебе расскажет про все наши грехи…

-А мне-то чего? Я одна из вас.

-Ты представитель власти, а, значит, не одна… Он хорошо относится к Яромиру.

«А Яромир плохо относится ко мне».

Вслух я спросила:

-Злата, мне очень нужно узнать у тебя одну вещь: что происходило в тот день, когда убили колдуна? Говорят, утром вы все виделись в твоем кафе?

-Да. – кивнула девушка. – Тут часто с утра все собираются. Тогда произошло очередное ограбление, да еще и разбойное (на отделение банка), совсем близко от нас. Мы перепугались, казалось, что грабители сужают кольцо вокруг нашего общежития. А колдун нас успокоил, сказал, что примет меры…

-А какие не сказал?

-Нет. Вообще-то, он сказал, чуть по-другому… Что-то вроде, я занимаюсь этим… Как-то так.

-Понятно.

Я замолчала, ковыряя вилкой оладьи. Змеевка принялась протирать стаканы, выстроенные на стойке.

«Скорее всего, колдун сказал что-то лишнее или просто переполнил чашу терпения злоумышленника (возможно, Хозяина), и тот решил поскорее его убрать! Но это значит… Что сам злоумышленник либо кто-то напрямую с ним связанный находился в кафе в то утро!».

-Злата, ты не помнишь, кто тогда был здесь? В то утро.

-Да все… Тебе кофе налить?

-Да, спасибо. Значит, и полевые, и кикиморы…

-Нет, кикимор не было, они не выходят. Я им остатки приношу потом. А так: полевые, Луговичок, Яромир, сам колдун конечно… – она бросила рассеянный взгляд на окно. – Ведунья, ну и змей… Ой!

Я повернулась к окну: какой-то паренек шел по двору, широко разведя руки и запрокинув голову, солнечный свет озарял его лицо.

-Постучи по стеклу! – закричала Злата, хватая швабру. – Ну, скорее!

Я бросилась к окну и громко постучала. Паренек, который, наверное, вот-вот бы врезался в стекло, замер.

Не зная, что делать дальше, я так и застыла с поднятой рукой, сжатой в кулак.

Незнакомец оглядел меня удивленным взглядом, потом, видимо принял мой жест за приветствие и радостно замахал в ответ рукой. Я растерянно улыбнулась. Злата тем временем стала знаками показывать:

-Обойди! В дверь, в дверь! Марин, открой ему, пожалуйста!

Я послушно распахнула дверь, приведя паренька в радостное замешательство, как будто ему только что показали фокус. Он зашел внутрь.

-Степа! Ну ты опять чуть в стекло не врезался!

-А ты сказала, что оно больше не разобьется…

-Стекло-то небьющееся, а вот твоя голова нет!

-Аааа… – протянул парень, растерянно улыбаясь. – А я цветочки принес…



Ольга Гуцева

Отредактировано: 27.01.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться