Волшебные приключения Выдры и кобеля

Глава 5

Я пила ромашковый чай и смотрела на кружевной бюстгальтер. Бюстгальтер висел на спинке кресла и был, казалось, вполне счастлив. А может, и нет, сейчас бы понимать душевные состояния бюстгальтеров, сидя на диванчике в квартире своего начальника, о да.

На соседнем с бюстгальтером кресле сидел Кирилл Кириллович. Сейчас привычно саркастичным КириллКирилыч его даже мысленно назвать не получалось… а жаль. Это придало бы нотку психически неуравновешенного юмора в ситуацию, когда начальник пилит тебя настолько тяжелым взглядом, что его щенячий образ кажется бредом сумасшедшего и никак не хочет соотноситься с реальностью.

– Итак, я жду объяснений, – дождавшись, когда я допью так любезно предоставленный чай, сказал он.

А мне больше всего хотелось уточнить, откуда в его доме ромашковый чай в принципе.

– Объяснений чего именно? – еще сильнее забившись в угол дивана, уточнила я.

А то мало ли, может он сейчас о документах каких, а я ему за ведьм и упырей начну рассказывать.

– Как ты попала в подвалы Феникса, что ты там делала, почему представлялась дочерью вампира, и что произошло на парковке, – скрупулезно перечислил мужчина и уставился на меня еще более тяжелым взглядом. – Я хочу знать все.

– А вы уверены, что вам есть до этого дело? – на всякий случай поинтересовалась я, крепче закутываясь в плед.

– Милена.

Одно слово, а будто камнями сверху придавило. Ишь, какой. Так бы ты на работе всех гонял, а!

Я вздохнула. Есть границы, которые не стоит переходить в деловых отношениях, и в нашем случае они пролегли в достаточно неожиданном месте. И оказались настолько странными, что это самое «не стоит» оказалось очень расплывчатым. Моя жизнь вне работы откровенно говоря не его собачье дело, но ситуация как-то не располагала к выбрыкам и уходам в молчанку. Он вытащил меня из лап вампира и сам был накрепко связан с происходящим, поэтому…

– Во мне живет ведьма, – на одном дыхании выпалила я, и посмотрела на него испуганно.

«Дура» – припечатала эта самая ведьма и, кажется, отвернулась от нас обоих вместе взятых.

– Я пришла в клуб, потому что мне нужна была кровь вампира для ритуала, который освободит ее из-под заклинания, а меня – из-под ее влияния. А еще для этого заклинания нужна была шерсть оборотня и я срезала ваш волос, потому что она сказала, что вы оборотень. И это она рассказала мне про клуб, а врала я чтобы не спалиться, что код отгадала на ходу. А там настоящие вампиры, а я теперь на самом деле могу колдовать. Точнее пропускать через себя ее магию, а если не пропущу, то умру. Кирилл Кирилович, а вы теперь считаете меня сумасшедшей? Магии ведь не суще…ствовало до недавнего времени для меня и я, в общем, вот.

Я оправдывалась. Потому что неожиданно почувствовала себя очень виноватой перед ним. Хотя, по сути, в чем была моя вина? В том, что я надела это ожерелье, купившись на его красоту. А в чем была моя вина именно перед этим мужчиной?

В том, что ему пришлось вступаться за меня и, вероятно, подвергать себя этим опасности со стороны, не много не мало, вампира.

Я посмотрела на начальника затравленно.

Жалко мужика, а он-то мне одно добро в жизни делал.

Кирилл Кириллович вздохнул. Так вздыхают старые собаки, многое повидавшие на своей шкуре и получившие от хозяина ни за что. А потом встал и пошел на кухню, откуда вернулся с характерно пахнущей кружкой.

Ромашковый чай. Интересно, и часто он его пьет?

– От тебя на парковке так фонило магией, что у меня аж волосы дыбом встали, – сообщил он, снова усевшись на свое место и сделав пару глотков. – При этом ни раньше, ни сейчас ты так не фонишь. Поэтому я склонен тебе верить. Но это порождает ряд других вопросов. Как так получилось, что в тебе теперь, как ты выразилась, живет ведьма? Что именно ей нужно, чтобы оставить тебя в покое? Почему ты не защищалась в клубе, хотя могла что-нибудь сколдовать и доказать свое право нахождения там?

«Не рассказывай».

– Заткнись, – буркнула я, и уже громче добавила: – Вот это ожерелье. Она появилась во мне, когда я надела это ожерелье. Пять сотен лет назад оно принадлежало ей, и было использовано в ритуале, которым ее заколдовали на вечный сон. Ее дух поселили в это ожерелье, чтобы ее сложнее было расколдовать. Судя по всему, все эти годы кто-то хранил его, вероятно, скрывая ото всех, а мне оно досталось в наследство от знакомой бабушки. Почему именно мне? Понятия не имею. Чтобы ее расколдовать теперь нужны элементы сути пяти мистических существ и кой-какие еще ингридиенты, у меня дома есть список. А не защищалась… Потому что магия, которую я могу использовать, исходит от нее. Я могу выпустить только то, что она в меня вложила, а в клубе она в меня вложила смерть. Мне кажется, было бы не лучшим решением убивать вампира посреди помещения, наполненного вампирами и дружественными им нелюдями.

– Разумно, как всегда, – хмыкнул мужчина. – И сколько ингредиентов вы уже собрали?

– Ваш волос? – я смущенно улыбнулась. – Она во мне только несколько дней, я еще не совсем… успела что-то сделать.

– Ах вот оно что, – как-то очень глубокомысленно протянул он, и сделал еще глоточек чаю.

Я посмотрела на него искоса, прикусила губу, сомневаясь, что стоит открывать рот вообще, но все же решилась:

– Кирилл Кириллович, а вы вправду оборотень?

– Вправду, – начальник вздохнул в чашку. – Чего уж теперь скрывать.

– А… в кого вы превращаетесь? – чуть смелее уточнила я.

– Вот так уж и сразу, – ухмыльнулся мужчина. – Это все, знаешь ли, так внезапно, я еще не готов настолько раскрыться.

«А я говорила, доверять оборотню не лучшая идея».

– Кирилл Кириллович, вы бы уже определились, – я фыркнула, игнорируя «голос разума». – То ли вы уже решили, что нет смысла что-то скрывать, то ли вы еще слишком стесняетесь, чтобы признаться, что вы за зверь.

– Вот, это уже моя Милена, – взгляд шефа заблестел хитринкой.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 27.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться