Волшебные приключения Выдры и кобеля

Глава 13

Сидели мы, значит, с КириллКирилычем в кустах.

Он – в удобной куртке поверх темной футболки, не менее удобных джинсах и просто обалденно удобных кроссовках и я – в своем рабочем костюме рубашка-юбка да сандалях. Картина маслом, право слово. У меня из подходящего нынче была только утянутая с вешалки куртка, в которой я до этого к гаргулье ходила, да радовало, что юбка – не карандаш.

Кусты сосредоточенно пытались зацепиться за все, что плохо сидело – в основном за меня и мои бедные колготки. При этом я понятия не имела, где мы, но явно каком-то лесу за городом, сидеть приходилось на корточках, что не вдохновляло вот ни разу.

В траве стрекотали сверчки, где-то рядом цвело что-то приятно пахнущее, а я хотела домой.

– Романтично, а? – прошептал шеф. – Ночь, природа, погодка так и шепчет.

Ему откровенно было зашибись, ибо он самоубийственно сидел прямо на земле, не жалея ни себя, ни джинсы, ни какой-то мелкий цветок, ныне помято торчащий из-под его задницы. Теперь вот еще и на романтику пробило. Под каким-то кустом посреди леса. Превосходно, просто превосходно.

Я, не особо скрывая свою реакцию, скривилась.

– Кирилл Кириллович, у вас какое-то странное представление о романтике. И предупреждаю сразу, если заявленное вами действо было лишь предлогом, чтобы вытащить меня в лес на «свидание», я вас покусаю, - после чего вздохнула и посмотрела на него страдальчески: – Долго еще?

– Как только, так сразу, – мужчина улыбнулся, снял куртку и постелил рядом с собой. – Ради всего святого, Милена, сядь, в ногах правды нет, как говорится.

– Может, хотя бы скажете, что мы тут высиживаем? – я без зазрения совести переместила свою пятую точку на предложенное место для «посидеть» и еще более бессовестно оперлась спиной на начальский бок.

Очень хотелось вытянуть ноги ровно, но тогда колготкам точно придет конец, а их как-то… жалко. Потому ножки мои пришлось оставить полусогнутыми в коленях, что в принципе уже лучше, чем стоять или на корточках восседать, да еще стараться при этом, чтобы юбка прилично лежала. Хотя постепенно усталость настолько брала свое, что я готова была улечься и уснуть прямо под этим кустом, невзирая ни на что. Хотя взирать хотелось. На то, ради чего мы сюда приперлись. Ну, хотя бы повзирать, в идеале еще, конечно, чтобы с пользой дело было, но тут уж как сложится. Повзирать хотелось в первую очередь ради того, чтобы узнать, а что это, собственно. Потому что:

– Я же говорил, это сюрприз, – тихо хмыкнул начальник. – Но тебе понравится.

– Еще пара часов и мне не понравится, даже если вы призовете какое-нибудь божество, чтобы сиюсекундно меня освободить от ведьминого присутствия, – предупредила я. – Если он, конечно, попутно не перенесет меня в мою кровать.

Кстати насчет ведьминого присутствия. Варнава снова молчала. Даже не комментировала едко тот факт, что я тут одна-одинешенька наедине со злобным, коварным оборотнем в лесу. Не вершина ли это моей глупости, с ее точки зрения? Не паду ли я смертью идиотов под этим самым кустом, по ее мнению? Не хочет ли она объяснить мне некоторые моменты нашего совместного проживания в моем теле?

А то объяснений насчет Мечеслава я все еще не слышала. И пусть не пытается мне доказать, что я это все сама. Не сама. Не могла сама. Он мне даже не нравится, с чего бы?!

Надеюсь, он там хоть не помер. А то не то, чтобы я его выкинула сильно после заката… но с той стороны дома уже были глубокие сумерки! И Варнава разрешила! Сама магией поделилась!

Отдельно, конечно, вставал вопрос, какого (не в лесу будет сказано) лешего я вообще его выкидывала, будто любовника какого? Даже при том, что мы там по каким-то неизведанным причинам поцеловались, КириллКирилович мне не муж, чтобы я панически других мужиков из окон выкидывала. Он мне, как бы так, между прочим, даже не парень! Вот и спрашивается, почему, зачем, отчего? Что за нервный срыв был, Миленочка? Не пора ли тебе к психиатру, а?

– Так, а все-таки, – прервал мои философские размышления о бытие начальник. – Каким для тебя должно быть идеальное первое свидание?

– Домашним, – буквально застонала я. – Знаете, такое, чтобы я лежала дома, и меня никто не трогал. Ну, может там, чаю с печенюшками чтобы принесли – максимум.

– Милена, – вздохнул КириллКириллыч. – Значит, во-первых, я говорил о первом свидании. Какого ежика ты хочешь на первом же свидании притащить мужика в дом, кто так делает?! Во-вторых, как-то это все не романтично. Где в твоей картине хотя бы ароматические свечи и лепестки роз по одеялу, а?

– Вы сами потом эти лепестки будете собирать и из-под матраца вытаскивать, пока не начали вянуть и, не приведи небеса, гнить там где-то под кроватью? – я скептически фыркнула.

– А кто говорил, что я спрашиваю для себя? – в его голосе проявилась львиная такая доля лукавства.

Я прикусила губу, осознав, что именно ляпнула. Ну, блин, я, конечно, сама загнала себя сейчас в ловушку, но я устала, мне можно и простить!

– Кирилл Кириллович, – я вздохнула. – Мы оба знаем, что это все, так или иначе, свелось бы к вам. Я просто ускорила события.

– Ты меня тогда может еще и поцелуешь сама, ускоряя события? – с хитрой мордой поинтересовался мужчина, склоняясь так, чтобы я эту хитрую морду увидела.

Чуть с его плеча ему за спину не скатилась, право слово, никакой заботы!

– Сядьте ровно, Кирилл Кириллович, – с видом обиженной ни за что собаки попросила я.

– То есть не поцелуешь, – театрально расстроился шеф, но ровно сел. – А я уж было понадеялся.

– Не поцелую, – я вздохнула, бросила косой взгляд на кусты, сквозь ветки которых смутно угадывалась тропинка, и качнула головой: – Я, знаете ли, дорожу своим рабочим местом.

– Ну, знаешь ли, положение моей девушки могло бы быть более выгодным делом, чем положение моего секретаря, – хмыкнул КириллКирилыч.

– Кирилл Кириллович, у вас не бывает «девушек», у вас бывают «девушки на пару ночей», – я фыркнула. – Быть вашим секретарем – это дело более стабильное.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 27.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться