Волшебные приключения Выдры и кобеля

Глава 14

Болело все.

Я лежала в кроватке и пыталась убедить себя, что все здорово, и то, что я за такой короткий срок успела добыть четыре из пяти необходимых элементов «сущностей», и при этом даже сильно не пострадать – это замечательно. Но у организма на эту тему было свое мнение, и мнение это было, мягко говоря, негативным. А нужно было вставать и идти на работу, чтобы утрясти оставшиеся дела перед двумя «отгулами» для поездки на какие-то там болота. Нужно было морально подготовиться собственно, к поездке. Нужно было обсудить с Варнавой поцелуй Мечеслава, в конце концов!

Но не хотелось ничего. Физическая нагрузка, плюс откаты от магического воздействия, и вот я – тряпочка, которой откровенно на все плевать, пока ее не трогают.

– Варнава, – убито позвала я, не найдя в себе сил даже на другой бок перевернуться.

«Что?»

– А есть какое-нибудь заклинание от усталости? Потому что идти варить зелье я не в силах.

– Хочешь, я сварю? Я достаточно профессионально этим занимаюсь, было много практики в свое время.

С кровати я скатилась в одно мгновение, едва ли не кувыркнувшись. Тут же выглянула, едва высунув голову так, чтобы над кромкой были видны только глаза, и ошарашенно уставилась на стоящего в дверях спальни Мечеслава.

Вампир был свеж, бодр, прилично одет и всячески лучился благополучием, опираясь на мой косяк. Ну, точнее косяк моей двери, но не суть.

– Итак, – милейше-клыкасто улыбнувшись, сказал он. – С Варнавой ты все-таки знакома.

– Ты и не спрашивал, знакома ли я с ней, ты спросил «знаю ли я ее», – глядя на него все такими же круглыми глазами с эхом паники, откликнулась я.

Отчего-то сейчас на него даже смотреть стыдно было, и даже не потому, что я в обрезанной футболке и коротеньких шортах… А почему, кстати говоря?

Но разбираться в себе нужно было явно не сейчас.

– А ты поймала меня на слове и соврала, не соврав, – он улыбнулся шире. – Хитро, одобряю. Потом, правда, ты выкинула меня в окно до заката, но об этом мы поговорим отдельно.

– Как он сюда попал? – страшным шепотом поинтересовалась я, своим тоном пытаясь намекнуть ведьме, что не совсем одобряю ситуации, когда узнаю о «гостях» в самый не подходящий момент.

– Влез через окно, в которое ты меня выкидывала, – Мечеслав приобрел загадочно самодовольной вид. – Ты знала, что вампиры неплохо лазают по отвесным вертикальным поверхностям, м? В цирках из нас получаются отменные трюкачи. Но, что более интересно, так это то, кто же ты все-таки такая, Милена, как именно связана с моей Варнавой и…

«Его. Ага, как же» – тут же фыркнула ведьма.

Я невольно хмыкнула, сбивая его с мысли.

– Что? – тут же нахмурился вампир.

– Имею смутные сомнения на тему последнего изречения, – я вздохнула и полезла обратно на кровать, попутно заползая под одеяло. – А вообще, пошел прочь клыкастый, я в печали.

– Я пришел за ответами, и не уйду без них. Да и… Рассвет уже отгорел, там день и мне нельзя никуда идти.

– Ты не можешь пользоваться своей смертностью под солнцем, чтобы безнаказанно припираться ко мне домой без приглашения, – накрываясь одеялом с головой, буркнула я.

– Но приперся же, – рассмеялся вампир. – Я сварю тебе бодрящее зелье, может, тогда ты будешь посговорчивее.

– Ой, удачи, – фыркнула я.

Зелье он мне сварит, ага, как же. Из макарон и майонеза? Все травки, которые я покупала, я уже сварила и сожрала, так что если под зельем он не подразумевает бульон из забытого на дне морозилки куриного бедрышка, то я даже не знаю, как ему быть, ой не знаю.

Некоторое время в квартире было тихо, потом с кухни донесся стук всякой утвари, и мне почему-то подумалось, что если он разобьет мне какую-нибудь любимую кружку, я хотя бы смогу попытаться его задушить и тем самым как-то нормализую свое психологическое состояние. Потому что он исхитрялся одновременно смущать и бесить меня, и я прямо таки не знала, что делать и как это объяснять.

«Прости».

– Конкретизируй, – я вздохнула, уматываясь в одеяло плотнее.

«Прости, что не смогла сдержать свои эмоции тогда, и ты попала под мое желание его поцеловать, – откликнулась ведьма. – Чем дольше мы с тобой связаны, тем сильнее мое влияние на тебя и твои эмоции. Тем сложнее тебе отличить, где твои желания, а где – мои. Прости, что не предупредила, что он в доме. Он очень забавно сидел у твоей кровати и смотрел, не мигая – будто пытался просто взглядом найти все ответы. Это правда смешно, но… Знаешь, я любила его тогда, при жизни. И они решили этим воспользоваться. Тонкое колдовство, я даже не почувствовала влияния до того утра, когда он стоял без защиты посреди улицы, а над горизонтом разгорался закат».

Я вздохнула, показывая все свое отношение к ее манере пояснять. Тонкое колдовство? Я что, похожа на человека с ученой степенью по колдовской науке, что ли?

«Ты спрашивала, почему я бешусь, когда вижу его, почему требую его смерти. А я не могла внятно объяснить, и ты считала это моей надменностью, а я не понимала, что все это – не мое. Что вся злость, вся ярость к нему – это вложенное в мое сознание заклинание, очень тонкое плетение, совсем незаметное даже для такой ведьмы, как я. И если бы ты тогда в клубе не остановила меня, я бы убила его. Потом, вероятно, меня отпустило бы, и я бы осознала, что наделала. Понимаешь? Я уловила чужое воздействие тем утром и попыталась его побороть, поэтому была очень тихой, а вечером… Мне это было нужно, Милена. Вот так, через тебя, через призму, которая защищает его от моего проклятия».

– Это не объясняет, почему ты не предупредила меня, что он здесь, – пытаясь уложить всю разом полученную информацию в голове, проворчала я.

Однако, как там оказывается, все сложно было, а я ни сном, ни духом, при том, что это все буквально в моей голове. Это… пугало. И то, что мои опасения на тему смешивания наших чувств, эмоций и желаний на самом деле правдивы – тоже не добавляло радужных красок в ситуацию.



Кира Оксана Валарика

Отредактировано: 27.06.2020

Добавить в библиотеку


Пожаловаться