Волшебный Новый год для козлов и женщин легкого поведения

Глава3. Козьи ножки.

Дети проснулись, когда в квартире было еще темно и быстро поняли, что они уже выспались, а мама еще нет. Перед Ванькой и Анькой встала дилемма - разбудить горячо любимую мамочку или пока сами поиграть немного без присмотра. Выбрали второе, маму было жалко целых полчаса, но бой подушками близнецам уже наскучил.

  - Я есть хочу, - сдался первым Ванька.

  - Ты что маленький? Пойдем на кухню и сами приготовим завтрак. Вот мама обрадуется, когда проснется!

  - Ну, не знаю, - не поверил брат, - она же нам запретила включать без нее плиту, - спички детям не игрушки, - продекламировал он.

  - Она же у нас электрическая - безопасная, - развеяла последние сомнения брата Анька.

  Ванька тут же согласился с ее неопровержимым доказательством, и они поскакали на кухню.

  - Чем будешь кормить мужчину?

  - Что выбираешь блины или омлет? - загорелись глаза у Аньки.

  - Блины долго, давай омлет.

  Девочка достала три яйца из холодильника, но одно из них по дороге к столу шлепнулось на пол. "Потом уберу" - решила Анька, - "никуда оно не денется". Ванька уже размахивал венчиком и держал в руке миску. Яйца биться правильно не хотели, но все же у девочки получилась расколоть их и вылить содержимое в подставленную братом тару, вместе с мелкими скорлупками. Пока Ванька взбивал яйца, его сестра достала бутылку с молоком, наступив на упавшее яйцо. Анька посмотрела на пол, на свой тапок, сморщила носик и скинула обувь с ноги. Плесканув молоко в миску и еще больше на стол, девочка отобрала венчик у брата, приказав тому включить плиту, поставить на нее сковороду и налить в нее масло. Масло вылилось много, но большая его часть почему-то проигнорировала сковородку и оказалась на плите.

  Омлет у них все же получился. Ванька долго смотрел на кулинарное творение в своей тарелке, которое они вдвоем с сестрой с трудом отскребли со сковороды, аппетита оно не вызывало.

  - Давай разбудим маму, она, наверное, уже выспалась.

  Женщина действительно проснулась, в квартире пахло горелым, и стояла подозрительная тишина. Тишина и ее дети были не совместимы.

  Увидев маму в дверях, близнецы растерялись. Пока Анька запихивала сгоревший омлет в мусорное ведро вместе с тарелкой, Ванька пытался загородить сестру собой. Но все что нужно Снежана увидела.

  - Ничего не хотите мне рассказать? - строго спросила она, подчеркнув - сами, чистосердечное признание...

  - Облегчает наказание, - дружно закончили сразу погрустневшие детки.

  - Мы хотели тебе сюрприз сделать, - начала каяться Анька первой, - прижавшись к маме с одной стороны.

  - Думали, тебя порадовать, - заглянул в мамины глаза Ванька и прижался к другому боку.

  Снежана только вздохнула и обняла свое двойное беспокойное счастье.

  Сковороду пришлось выкинуть, керамическое покрытие было испорчено, но ругать своих сорванцов в это субботнее безмятежное утро женщине не хотелось. Быстро сварив овсяную кашу, она накормила, скривившихся было детишек, но при напоминании об их утренней проделке, ложки застучали активнее и завтрак был съеден полностью.

   На улице светило такое редкое в это время года солнце, и Снежана решила погулять с детьми. Снег был липким, и близнецы с удовольствием поиграли с ней вместе в снежки, втянув в игру и пару соседних ребятишек. Мокрые и довольные они поднимались в квартиру. В дверях их встретила соседка.

  - Переодевайтесь и ко мне, я блины напекла.

  - Ура!!! - крикнули Анька и Ваньке и вихрем унеслись в квартиру.

  - А потом мы с тобой идем в гости к Олимпиаде Петровне вместе с детьми. Она давно хотела их видеть.

  - Неудобно, человек пожилой и тут мы...

  - Этот пожилой человек пешком полгорода пройдет, чтобы в аптеке купить лекарство подешевле. Нам бы столько энергии в ее возрасте.

  - А сколько ей лет?

  - Ты только ее саму об этом не спрашивай - обидится до конца жизни. Я сама не знаю, все же она мне не родная бабушка, а двоюродная. Ты ее видела, прикольная бабулька, но лучше так ее не называть. Мне она разрешает обращаться к ней - Липа. Твои сорванцы ей понравились, велела мне привести их в гости, у нее как раз день сегодня свободен.

  - А разве она еще работает?

  - Нет. Но ее жизнь бьет ключом. Сегодня вечером Липа с подругами, которые младше ее лет на двадцать, идет на танцы под духовой оркестр. У нее куча друзей и увлечений. Она даже в Инстаграме зарегистрирована.

   Подруги быстро собрали детей и, запихнув их в машину Майки - Матис красного цвета с фарами, украшенными ресничками, выехали на центральную улицу города. Близнецы были заняты, угадывая марки машин, лишь в спорных вопросах обращаясь к более продвинутой в этом вопросе тете Майе, Снежана отдыхала, прикрыв глаза. Доехали они на удивление быстро. Олимпиада Петровна жила в старой части города в доме, что называли "сталинским" с высокими потолками и старым, вечно не работающим, лифтом. Вот и на этот раз им не повезло, на шестой этаж пришлось подниматься по лестнице с обшарпанными ступеньками и погнутым ограждением. Дети устали и начали капризничать, но сразу замолчали, когда дверь открыла Майкина родственница. Бабуля, хотя у Снежаны язык не повернулся бы так ее назвать, выглядела как голливудская актриса, а ля Марлен Дитрих в старости. Шикарный брючный костюм и укладка как из салона, заставили молодую женщину задуматься о своем не совсем презентабельном внешнем виде.

  - Давно уже жду вас, - проворчала элегантная старушка в ответ на приветствие, тут же потеряв всякий интерес к взрослым и направив все свое внимание на близнецов. - Молодые люди, - обратилась она к детям, - раздеваемся и проходим в комнату, будем пить чай.



Ирина Лесная

Отредактировано: 07.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться